ЛитМир - Электронная Библиотека

Здоровяк спрятал в карман связку ключей и несколько раз тихо повторил: «О, боже». Затем он медленно и неуклюже опустился на колени. Незваный гость потрогал огромными пальцами шею бедного Гарри, покачал головой и неторопливо обвел глазами комнату. После осмотра в его глазах ничего не изменилось.

– Мертвее не бывает, – чуть громче сказал он.

Верзила медленно поднялся. Люстра ему нравилась не больше, чем мне, и он выключил ее, включив торшер. Незнакомец достал спички и аккуратно раскурил потухший окурок, поворачивая его в пламени. Затем задул спичку и спрятал ее в карман. Все это было проделано медленно. При этом он не сводил глаз с трупа.

Здоровяк подошел бочком к дивану и опустился на краешек. Раздался ужасный скрип пружин. Он протянул, не глядя, руку к телефону. В этот миг телефон зазвонил. Мужчина испуганно вздрогнул, затем улыбнулся, снял трубку и сказал низким, мелодичным голосом:

– Алло... Да, это Пэт.

С другого конца провода до меня донеслось неразборчивое ворчание, и я увидел, как лицо Пэта Рида медленно наливается кровью. Скоро оно приняло цвет коровьей печенки. Большая рука яростно тряхнула телефон.

– А, так это вы, мистер Большой Подбородок! – заорал он. – Знаешь что, олух царя небесного? Труп лежит передо мной на полу... Как он сюда попал? Откуда мне, черт побери, знать! Значит, ты решил грохнуть его здесь? Это будет тебе дорого стоить, понятно? У меня никогда не было никаких убийств. Я выдал тебе парня, а ты укокошил его прямо у меня под носом, черт бы тебя побрал! Я возьму штуку и ни центом меньше. Ты сейчас же приедешь и заберешь его, ясно?

Большой Подбородок стал что-то ворчать. Пэт Рид слушал, не перебивая. Его глаза приняли почти сонное выражение, физиономия побледнела. Он произнес извиняющимся тоном:

– О'кей. Я просто пошутил... Позвони мне вниз через полчаса.

Он опустил трубку и встал. Рид не смотрел в сторону ванной, он вообще никуда не смотрел. Управляющий начал что-то насвистывать. Он почесал подбородок и сделал шаг к двери, остановился и опять почесал затылок. Большой Подбородок велел ему что-то делать, и он собирался исчезнуть. Управляющий «Теннисон Армс» неожиданно передумал у самой двери.

– А, черт! – громко воскликнул он. – Этот ненормальный кретин собирается провести меня.

Он быстро обвел глазами комнату. Пэт Рид опустился на колени рядом с мертвым Гарри Мэтсоном, перекатил тело и низко нагнулся над головой трупа. Рид недовольно покачал головой, встал и схватил Мэтсона под мышки. Он бросил взгляд в сторону ванной комнаты и медленно поволок тело, тяжело при этом дыша.

Управляющий «Теннисон Армс Эпартментс» все еще находился в полусогнутом положении, когда я неслышно вышел из ванной. Может, в последний момент Рид и услышал меня. Я переложил револьвер в левую руку, а в правой держал маленькую карманную дубинку, которой нежно приложился к черепу здоровяка, за правым ухом.

Пэт Рид рухнул прямо на труп, головой между ног мертвеца. С его котелка медленно скатилась шляпа. Рид не шевелился. Я переступил через тело незадачливого управляющего и вышел из комнаты.

3

Я знакомлюсь с прессой

На Вестерн авеню я нашел телефонную будку и позвонил в контору шерифа. Фиалка Макги уже собирался домой.

– Как зовут брата твоей жены, который работает в горчичнике Бэй-Сити?

– Малыш Кинкейд. Они называют его Куколка Кинкейд.

– Где его можно найти?

– Он обычно слоняется около городского муниципалитета. Надеется первым раскопать какую-нибудь сенсацию у фараонов. А что?

– Я видел Мэтсона, – ответил я. – Знаешь, где он остановился?

– Нет. Он мне звонил.

– Сделаю для него все, что смогу. Ты вечером будешь дома?

– Почему бы и нет? Послушай, в чем дело?

Я промолчал об убийстве Мэтсона. Сел в машину и отправился в Бэй-Сити, куда добрался около девяти. Полицейское управление занимало с полдюжины комнат в городском муниципалитете. Я протолкался в комнату дежурного через кучку неотразимых суперменов, затянутых в форму. В углу за столом с АКС[4]сидел здоровенный полицейский.

Когда я облокотился на стойку, мужчина в штатском, но с кобурой размером с деревянную ногу, едва оторвал глаза от газеты, спросил: «Ну?» и сплюнул в плевательницу, почти не повернув головы.

– Я ищу Куколку Кинкейда.

– Ужинает, – равнодушно ответил он.

– Благодарю. У вас есть комната для прессы?

– Ага. Еще у нас имеется туалет. Не желаете взглянуть?

– Не стоит так горячиться. Я не собираюсь осматривать достопримечательности вашего славного городка.

– Комната прессы рядом с холлом, – брюнет опять плюнул в плевательницу. – В ней никого нет. Куколка вот-вот вернется, если, конечно, не захлебнется в чашке кофе.

В комнату вошел небольшого роста юноша с нежным лицом розового цвета и невинными глазами. В левой руке он держал недоеденный сэндвич. Шляпа, словно снятая с пройдохи-репортера из боевика, была сдвинута на затылок маленькой белокурой головы, воротник рубашки – расстегнут, а галстук – сдвинут в сторону. Парень отличался от киношного журналиста лишь тем, что не был пьян.

– Что-нибудь стряслось, ребята? – с деланным равнодушием поинтересовался он.

Рослый черноволосый полицейский в штатском еще раз сплюнул и заявил:

– Говорят, что мэр поменял кальсоны, но это только слухи.

Юноша механически улыбнулся и отвернулся.

– Этот парень разыскивает тебя, Куколка.

Кинкейд начал жевать бутерброд и с надеждой посмотрел на меня.

– Я друг Фиалки. Где мы можем поговорить?

– Пошли в комнату прессы, – предложил родственник Макги.

Когда мы выходили из дежурки, черноволосый фараон продолжал изучать меня глазами человека, который хочет с кем-нибудь подраться и думает, что нашел подходящую кандидатуру.

Мы вошли в комнату с длинным голым столом, покрытым шрамами от сигарет. В комнате находились четыре стула, на полу лежала куча газет. На краю стола стояли два телефона. Прямо в центре каждой стены висели засиженные мухами портреты Вашингтона, Линкольна, Горация Грили[5]и какого-то незнакомца. Кинкейд закрыл дверь и уселся на угол стола. Он стал болтать ногой и сунул в рот остатки сэндвича.

– Я Джон Далмас, частный детектив из Лос-Анджелеса. Как насчет того, чтобы съездить со мной на Алтар-стрит, номер 726 и рассказать, что вам известно о деле Остриэна? Если хотите, позвоните Макги, чтобы он представил меня. – Я протянул свою визитную карточку.

Юноша с невинными глазами соскочил со стола, спрятал визитку в карман, даже не взглянув на нее, и прошептал мне на ухо:

– Подождите.

Он подкрался к картине Грили, слегка отодвинул ее и показал на микрофон, спрятанный за полотном. Кинкейд оглянулся и подмигнул. Я кивнул в ответ. Он вернул картину на место и отошел к столу.

– Микрофон, – прошептал парень. – Конечно, я не знаю, кто и когда слушает, и вообще, работает ли эта чертова штука.

– Горацию Грили понравился бы такой фокус, – заметил я.

– Еще бы. Сегодня что-то тихо. Здесь, похоже, делать нечего. В случае чего. Ал Диспейн потом сообщит, – уже громко произнес Куколка Кинкейд.

– Здоровый черноволосый коп[6]?

– Он самый.

– Чем он недоволен?

– Его понизили до обычного патрульного. Сегодня Ал выходной и околачивается в управлении от нечего делать. Он такой заводной парень, что потребовался бы весь личный состав городской полиции, чтобы вышвырнуть его из дежурки.

Я взглянул на портрет Грили и предостерегающе поднял брови.

– Ничего страшного, – тихо пояснил Куколка Кинкейд. – Надо же время от времени подбрасывать им что-нибудь.

Он подошел к грязному умывальнику, вымыл руки и вытер платком. Когда юноша прятал носовой платок, в комнату быстро вошел маленький седой мужчина среднего возраста и равнодушно посмотрел на нас.

вернуться

4

АКС – аппарат коммутативной станции, имеющий соединение с центральной телефонной сетью полиции.

вернуться

5

Гораций Грили – американский политик и журналист (1811 – 1872).

вернуться

6

Коп – жаргонное прозвище полицейского.

3
{"b":"5692","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Время-судья
Разведенная жена или, Жили долго и счастливо! vol.2
Изумрудный атлас. Огненная летопись
Метро 2033: Пифия
Диверсант
Одиноким предоставляется папа Карло
Ледяная земля
Мустанкеры
Битва за воздух свободы