ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Русский Жребий
Стеклянная ловушка
Ничего личного, кроме боли
Непобежденный
Супермен по привычке. Как внедрять и закреплять полезные навыки
Окаянная сила
Лавка забытых иллюзий (сборник)
Какие наши роды
Просто была зима…

– Добрый вечер, шеф, – поздоровался Кинкейд. – Чем могу служить?

Шеф молча, без особого удовольствия разглядывал меня глазами цвета морской волны. У него были упрямый рот, нос, как у хорька, и нездоровая кожа. Начальник полиции Бэй-Сити не дотянул до необходимого для фараонов роста. Коротышка слегка кивнул и спросил:

– Кто твой друг?

– Это знакомый моего шурина, частный детектив из Лос-Анджелеса. Его зовут... – парень сунул руку в карман за моей визиткой. Он даже не запомнил моего имени.

– Что случилось? – резко произнес начальник полиции. – Частный детектив? Какое у вас здесь дело?

– Я не сказал, что я у вас по делу, – ответил я.

– Очень рад это слышать. Доброй ночи.

Он быстро вышел, захлопнув за собой дверь.

– Шеф Андерс – замечательный парень, – громко проговорил Куколка Кинкейд. – Лучше не бывает.

Он смотрел на меня, как испуганный кролик.

– Да, лучше не бывает, особенно в Бэй-Сити, – так же громко согласился я.

Несколько секунд я думал, что мальчишка вот-вот грохнется в обморок. Мы вышли из здания муниципалитета и сели в мою машину.

Я остановился на Алтар-стрит, как раз напротив дома доктора Остриэна. Ветер стих, и луна спряталась за легким туманом. С океана доносился слабый приятный запах солоноватой воды и бурых водорослей. В бухте светились огоньки яхт и дрожащие огоньки трех пирсов. Далеко в море, на большой барже, судя по обилию света, что-то отмечали.

В этом месте улица заканчивалась высоким железным забором, ограждавшим большой участок. Дома стояли только на одной стороне улицы. Со стороны океана – узкий тротуар с низкой стенкой, за которой начинался крутой спуск к пляжу.

Куколка Кинкейд забился в угол. В тишине только светилась красная точка его сигареты. В доме Остриэна над одной дверью горела маленькая лампочка. Короткая бетонная дорожка вела к гаражу. На стене, рядом с воротами висела бронзовая табличка с именем владельца: «Леланд М. Остриэн, доктор медицины».

– Ладно, прервал я молчание. – Что необычного в деле Остриэна?

– Ничего, – медленно ответил Кинкейд. – Разве что, благодаря вам, я попал в переплет.

– Почему?

– Должно быть, кто-то слышал по микрофону, как вы упомянули адрес Остриэна. Поэтому шеф Андерс и примчался посмотреть на вас.

– Может, Диспейн признал во мне коллегу и доложил шефу?

– Черта с два! Диспейн ненавидит Андерса. Еще на прошлой неделе Ал служил лейтенантом-детективом, а сейчас он простой патрульный. Андерс не хочет, чтобы кто-нибудь совался в дело Остриэна. Он, кстати, и нам не позволил написать о нем ни строчки.

– Отличная у вас здесь пресса.

– У нас здесь отличный только климат, а пресса – всего лишь стая шавок.

– О'кей. Твой шурин работает детективом у шерифа. Все лос-анджелесские газеты, за исключением всего лишь одной, поддерживают его. Однако шериф живет в вашем городке и, как большинство людей, не может содержать свой двор в чистоте. Значит, ты испугался?

Куколка Кинкейд выбросил сигарету в окно. Я наблюдал, как она падает по небольшой дуге и слабо краснеет на узком тротуаре. Я нажал на педаль стартера.

– Извини, – произнес я. – Больше не буду тебя беспокоить.

– Я не трус! – резко произнес Кинкейд. – Что вас интересует?

Я выключил мотор, но не снял руки с руля.

– Во-первых, почему Мэтсон лишился лицензии. Он мой клиент.

– А... Мэтсон. Болтали, что он пытался шантажировать доктора Остриэна. Они не только отобрали у него лицензию, но и выставили из города. Однажды пара костоломов с пушками затолкала его в машину и велела держаться подальше от Бэй-Сити. Мэтсон обратился в полицию, но там над ним так смеялись, что хохот можно было слышать в другом конце Бэй-Сити. Лично я не думаю, что ему угрожали фараоны.

– Знаешь, кто такой Большой Подбородок?

– Нет, – после некоторого раздумья ответил Кинкейд. – У мэра есть шофер, тупица по имени Мосс Лоренц. Он имеет подбородок, на котором можно разместить пианино, но я никогда не слышал, чтобы его называли Большим Подбородком. Лоренц раньше работал на Вэнса Конрида. Слышали о Конриде?

– Конечно, – ответил я. – Если бы этот Конрид вдруг захотел избавиться от какого-либо надоедливого человека, особенно здесь, в Бэй-Сити, лучше Лоренца исполнителя не найти. Ведь мэр всегда будет защищать его, до определенной степени, конечно.

– Избавиться от кого? – переполошился Куколка.

– Они не только выперли Мэтсона из Бэй-Сити. Они еще и выследили его в меблированных комнатах в Лос-Анджелесе, и над ним поработал некий Большой Подбородок. Наверное, Мэтсон до последней минуты ковырялся в деле Остриэна.

– О господи, – прошептал Кинкейд. – Я об этом ничего не слышал.

– Когда я уезжал из Лос-Анджелеса, местные фараоны тоже ничего не знали о смерти Гарри Мэтсона. Ты знал его?

– Чуть-чуть.

– Как, по-твоему, он был честным парнем?

– Ну, честным, как... да, по-моему, он был в порядке. Господи, неужели от него избавились?

– Честный, как обычно бывают частные детективы? – пошутил я.

От неожиданного известия и шока Куколка Кинкейд захихикал, но в его смехе не слышалось веселья. В квартале от нас остановилась машина, из которой никто не вышел.

– Как насчет доктора Остриэна? Где он находился в ночь, когда убили его жену?

– О господи! Кто вам сказал, что ее убили? – подпрыгнул парень.

– Думаю, что это пытался сказать Мэтсон. Но еще сильнее, вероятно, он пытался получить деньги за молчание. В любом случае бедняга Гарри не снискал любви населения Бэй-Сити. Выбранный путь закончился для него знакомством с куском свинцовой трубы. Скорее всего, это дело рук Конрида. Он, конечно, не любит оплачивать счета. С другой стороны, убийство миссис Остриэн мужем было бы для клуба Конрида чуть лучше, чем ее самоубийство из-за того, что она спустила все в рулетку. Да, если бы убийцей оказался доктор, для Конрида это было бы чуть лучше. Поэтому непонятно, почему Вэнс Конрид отделался от Мэтсона, если тот считал убийцей доктора. Наверное, Гарри болтал еще кое о чем.

– Ну и куда привели вас эти рассуждения? – вежливо поинтересовался Куколка.

– Никуда. Просто я люблю размышлять вечерами, делая перед сном маску. А теперь расскажите о человеке из лаборатории, который сделал анализ крови. Кто он?

Кинкейд закурил и уставился на машину, которая медленно двинулась в нашу сторону с потушенными фарами.

– Его зовут Греб, – ответил юноша. – У него маленькая комнатушка в городской поликлинике.

– Он числится в штате полиции?

– Нет, у них вообще нет лаборатории. Чему тут удивляться, если в Бэй-Сити нет даже постоянного коронера, и его обязанности по очереди выполняют владельцы похоронных бюро. Начальник полиции делает тут все, что хочет.

– Зачем ему это нужно?

– Ну, он, например, мог получить приказ от мэра, которому намекнули члены игорного синдиката, на них работает Вэнс Конрид, или это был сам Вэнс. Может, Конрид просто не хочет, чтобы боссы узнали о его связи с покойной миссис Остриэн. Ведь такая популярность может сослужить незавидную службу клубу.

– Верно, – согласился я. – Этот водитель, наверное, заблудился.

Машина продолжала ползти к нам навстречу с черепашьей скоростью.

– Пока я еще здоров и при памяти, – добавил Куколка Кинкейд, – вам, может, будет интересно также узнать, что медсестра доктора Остриэна когда-то состояла в законном браке с Мэтсоном. Эта рыжая бабенка не пропускает ни одного мужика. Она не красавица, но фигура что надо!

– Ну-ка, перебирайся побыстрее на заднее сиденье. Лежи тихо, как мышь, – приказал я.

– Что...

– Делай, что я сказал! – рявкнул я. – Быстрее!

Малыш выскользнул из машины и нырнул в заднюю дверь. Я оглянулся и увидел темную массу на полу. Затем я скользнул вправо, опять открыл дверцу и вывел на узкий тротуар.

Машина подъехала уже близко. Неожиданно ее фары вспыхнули, и я мгновенно пригнулся. Фары вспыхнули и тут же погасли. Машина остановилась.

4
{"b":"5692","o":1}