ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я живу в сорок второй. Решайтесь. Повторяю – я к вам не пристаю.

Она пригладила волосы быстрым птичьим движением. Десять тысяч лет практики стоят за этим жестом.

– Ко мне, – сказала она, подхватила сумку под мышку и почти побежала по коридору. Лифт остановился этажом ниже. Она тотчас остановилась тоже и обернулась ко мне.

– Лестница сзади, за шахтой лифта, – мягко напомнил я.

– Я здесь не живу, – произнесла она.

– Я так и думал.

– Меня ищут?

– Да, но переворачивать здесь каждый камень они начнут только завтра. И то если не опознают Уолдо. Она уставилась на меня.

– Уолдо?

– Ах, вы не знакомы с Уолдо?

Она медленно покачала головой. Лифт снова пошел вниз. В ее синих глазах мелькнул ужас.

– Нет, – еле выдохнула она. – Уведите меня отсюда.

Мы уже стояли возле моей двери. Я вынул ключ, повертел им в замке и распахнул дверь. Дотянулся до выключателя и зажег свет. Она скользнула мимо меня, словно волна. В воздухе поплыл слабый аромат сандалового дерева.

Я захлопнул дверь, бросил свою шляпу на кресло, а девушка подошла к столику, на котором я оставил нерешенную шахматную задачу. Теперь, в квартире, за запертой дверью, ее страх испарился.

– Значит, вы играете в шахматы, – сказала она настороженно.

Тут мы оба застыли и стали прислушиваться: хлопнула дверь лифта, послышались шаги. Потом они стали затихать – кто-то протопал в другую сторону.

Я усмехнулся, чтобы скрыть напряжение, пошел в кухоньку, стал возиться со стаканами и тут обнаружил, что все еще держу под мышкой ее шляпу и жакет.

Я вошел в гардеробную и сунул вещи в ящик шкафа. Потом вернулся в кухню и извлек из тайника бутылку хорошего шотландского виски.

Когда я вошел обратно, в руке у нее был пистолет Небольшой, с перламутровой рукояткой. Она навела его на меня, и во взгляде ее был панический страх.

Я остановился – руки у меня были заняты стаканами – и сказал:

– Может, и вы сошли с ума от этого горячего ветра. Я частный сыщик.

Могу доказать, если позволите.

Она слегка кивнула, лицо у нее было белое как мел. Я медленно приблизился, поставил стакан рядом с нею, отошел, поставил свой и достал визитную карточку. Девушка сидела, разглаживая платье на колене левой рукой и все еще держа пистолет в правой. Я положил карточку возле ее стакана и сел.

– Никогда не позволяйте мужчинам подходить к вам так близко, – сказал я. – Если настроены серьезно. И еще – у вас пистолет на предохранителе.

Она вздрогнула и сунула пистолет в сумку. Отпила полстакана одним духом, решительно поставила его и взяла карточку.

– Я не всех угощаю этим виски, – заметил я. – Дорогое удовольствие.

Девушка скривила губы.

– Так и думала, что вы заговорите о деньгах.

– Чего-чего?

Она не ответила. Рука ее снова подползла к сумке.

– Не забудьте про предохранитель, – напомнил я. Рука застыла. Я продолжал:

– Парень, которого я назвал Уолдо, – довольно высокий, примерно шесть футов, худой, смуглый, глаза карие, блестящие. Нос узкий, губы слишком тонкие. Темный костюм, в нагрудном кармане белый платочек. Искал вас, очень спешил. Напоминает вам кого-нибудь?

Она снова взяла стакан.

– Так вот кто такой Уолдо, – сказала она. – Ну, и что с ним такое?

Мне почудилось, что язык у нее уже слегка заплетается от выпитого.

– Вот какая штука. Здесь у нас напротив бар... Слушайте, а где вы были весь вечер?

– Почти все время, – сообщила она холодно, – сидела У себя в машине.

– И не заметили на той стороне никакой суматохи?

– Я поняла – что-то случилось. Видела полицейских, машины с мигалкой.

Решила, что с кем-то несчастье, – Верно решили. А перед этим Уолдо вас искал. В баре. Подробно рассказал, как вы выглядите и как одеты.

Глаза у нее застыли и потеряли всякое выражение, губы задрожали, и она не могла унять дрожь.

– Я был в баре, – объяснил я, – болтал с хозяином, молодым парнишкой.

Никого там не было, кроме какого-то пьяного у стойки, хозяина и меня. Потом вошел Уолдо, спросил про вас. Мы ответили, что никого похожего не видели, и он собрался уходить.

Я пригубил стакан. Как всякий рассказчик, люблю драматические эффекты.

Она впилась в меня взглядом.

– Собрался, значит, уходить. Тут этот пьяный, который ни на что не реагировал, назвал его по имени и выхватил пистолет. Выстрелил в него дважды... – Я прищелкнул пальцами. – Вот так. И наповал.

Она засмеялась мне в лицо.

– Значит, мой муж нанял вас за мной шпионить, – сказала она. – Могла бы догадаться, что все это подстроено. Вы и ваш Уолдо.

Я смотрел на нее, разинув рот.

– Никогда бы не подумала, что он ревнует, – бросила она. – И к кому – к нашему бывшему шоферу! Ну, пускай, к Стэну – это естественно. Но к Джозефу Котсу...

Я пожал плечами.

– Мадам, кто-то из нас тычет пальцем в небо, – буркнул я. – Не знаю никакого Стэна или Джозефа Котса. Ей-богу, не знал даже, что у вас был шофер. У нас здесь они не водятся. Что касается мужей – эти иногда попадаются. И то не часто.

Она медленно покачала головой, держа руку поближе к сумке, а в синих глазах вспыхнули огоньки.

– Плохо играете, мистер Марлоу. Совсем неубедительно. Знаю я вас, частных сыщиков. Все вы гнусные типы. Заманили меня обманом к себе в квартиру – если это ваша квартира. Вернее всего, это квартира какого-нибудь мерзавца, который за несколько долларов покажет на кого угодно. Теперь пытаетесь меня запугать. Шантажируете меня, да еще и с мужа деньги возьмете.

Хорошо, – закончила она, задыхаясь, – сколько с меня?

Я отставил пустой стакан и откинулся в кресле.

– Позвольте, я закурю, – сказал я. – Нервишки расшалились.

Я закурил, а девушка наблюдала за мной, и в ней не чувствовалось страха, за которым обычно скрывается серьезная вина.

– Значит, его зовут Джозеф Котс, – сказал я. – Парень, который убил его в баре, назвал его Уолдо.

Она улыбнулась – с презрением, но почти снисходительно.

– Не тяните. Сколько вы просите?

– Зачем вы пытались встретиться с этим Джозефом Котсом?

– Хотела выкупить одну вещь, которую он у меня украл. Это вещь ценная и в обычном смысле. Стоит около пятнадцати тысяч долларов. Мне подарил ее человек, которого я любила. Он умер. Вот! Погиб в горящем самолете. А теперь бегите с доносом к моему мужу, грязная мерзкая крыса!

– Не грязная и не крыса, – заметил я.

– Все равно мерзкая. И можете не трудиться, я все скажу мужу сама.

Впрочем, он, наверное, и так знает. Я усмехнулся.

– Ловко. Так для чего же, по-вашему, он меня нанял? Она схватила стакан и одним глотком осушила его.

– Значит, он считает, что я встречаюсь с Джозефом. Что ж, может, так оно и было. Но не для любви же. С шофером! С подонком, которого я подобрала на улице, которому дала работу. Если бы мне захотелось поразвлечься, я не стала бы так опускаться.

– Уж это точно, – подтвердил я.

– А теперь я ухожу, – заявила она. – Попробуйте только меня удержать.

Она выхватила из сумки пистолет с перламутровой рукояткой. Я не шелохнулся.

– Ах вы, мерзкое ничтожество! – набросилась на меня она. – Откуда я вообще знаю, что вы частный сыщик? Может быть, вы жулик. Эта ваша карточка ничего не значит. Их кто угодно может заказать.

– Конечно, – согласился я. – И, наверно, я до того хитер, что нарочно прожил здесь целых два года – все дожидался, когда в один прекрасный день вы появитесь и я смогу вас шантажировать, поскольку вы не встретились с человеком по имени Джозеф Котс, которого пристукнули сегодня в баре под именем Уолдо. У вас есть деньги на выкуп этой вещи, которая стоит пятнадцать кусков?

– Ara! Вы, значит, собираетесь меня ограбить!

– Ara! – передразнил я ее, – Теперь, значит, я уже и грабитель? Мадам, да спрячьте вы, пожалуйста, свой пистолет или уж снимите его с предохранителя. Я же сыщик, и у меня душа болит при виде такого издевательства над приличным оружием.

3
{"b":"5697","o":1}