ЛитМир - Электронная Библиотека

– Надеюсь, никто не болен?

Не желая усложнять свою легенду так, что в дальнейшем ее трудно будет поддерживать, Гриф покачал головой, он решил не слишком отдаляться от правды.

– Видите ли, я нахожусь под определенным... давлением и поэтому вынужден остаться в Англии на некоторое время.

– О!.. – Тесс быстро подняла ресницы и тут же опустила.

Итак, он предоставил ей возможность самой домысливать сюжет его истории. Что ж, если капитан скрывается от преследований янки, то это вполне правдоподобно.

– Похоже, мы оба находимся в затруднительном положении, – сочувственно сказала она.

– В затруднительном положении? – В голосе Фроста прозвучало сомнение, и он снова улыбнулся. – Разве к вам это относится?

– Кажется, да. Я не представляю, как мне выбирать мужа, поскольку едва ли смогу переговорить со всеми этими джентльменами в отдельности. Желаю, чтобы вам больше повезло с дамами. – Тесс замолчала и с явным огорчением посмотрела на капитана.

Гриф сочувственно покачал головой. Для него существовала только одна женщина, но она была вне его досягаемости, как луна, хотя и стояла совсем рядом. Если Тесс считает, что он остался в Англии лишь для того, чтобы найти здесь невесту, пусть будет так. Может быть, сосредоточив внимание на других женщинах, он сумеет не утонуть в пучине ее зеленых глаз. Может быть.

– Я уверен, вы сможете распознать того, кто в самом деле достоин вашей руки.

Эти слова заставили Тесс засмеяться, чему Гриф откровенно обрадовался.

– Надеюсь, смогу, однако... Однако здесь моя тетя, и, боюсь, она прогонит вас, потому что я обменялась с вами более чем тремя словами.

Гриф бросил взгляд на хмурую матрону, все это время не спускавшую с них глаз, и понял, что опасение Тесс было не напрасным: он задержался возле леди Коллир гораздо дольше, чем того требовали правила приличия. Тем не менее он не мог не оценить ловкость Тейлора, связавшего его с этим заслуживающим особого уважения семейством Грант-Гастингсов. Из писем, которые Гриф получал из Бразилии, следовало, что Гастингсы испытывали финансовые затруднения, и Тейлор взял на себя заботу освободить их от обременительных обязательств по выплате долгов. К тому же существенные поступления на их счет повышали шансы Луизы успешно выйти замуж.

После таких вливаний семья Грант-Гастингсов приняла новоявленного кузена с распростертыми объятиями, и Грифу не составило труда найти с ними общий язык. Они жили на пределе своих средств, и им приходилось прикладывать немало усилий, чтобы оставаться на должном уровне в обществе.

Получив деньги, они с готовностью начали сотрудничать. Особенно усердствовала Луиза. Гриф и раньше встречал женщин, подобных Луизе Грант-Гастингс. Эти особы отирались в борделях, барах, игорных домах и смотрели на мужчин только с точки зрения ценности, которую они могли представлять для них.

Леди Уинтроп сообщили, что мистера Эверетта следует пригласить в Морроу-Хаус, после чего Гриф доверил Луизе вместо него определять степень приемлемости претендентов на брак с леди Коллир; однако необходимость поддерживать близкие отношения с членами семьи Грант-Гастингсов заставляла его страдать и подвергать сомнению возможность выполнения этой миссии. В тысячный раз Гриф спрашивал себя, что, черт возьми, он здесь делает. Мотивы принять предложение Тейлора были очень шаткими. Разумеется, это был неожиданный случай заработать деньги, но он и раньше обходился без них. Полноценная команда, хороший корабль, коттедж с экономкой для Грейди и шанс совершать рейсы в Китай – все это были мечты, без осуществления которых он жил так долго, что едва ли теперь они имели для него существенное значение.

Глубоко в душе Гриф сознавал, что находится здесь по какой-то иной причине, и это вызывало у него наибольшие опасения. Взглянув наледи Коллир, на ее глаза, на волосы, которые были темнее ночи, он почувствовал, как в его душу закрадывается холодное отчаяние.

В этот момент к гостям присоединился еще один джентльмен с благородными манерами; всем своим видом он показывал, что имеет титул и очень богат. Впечатление было такое, будто деньги проступают сквозь все его поры.

Гриф поклонился и поспешил уйти, всей душой желая поскорее оказаться на свободе и вдохнуть свежий воздух, однако по дороге его перехватила Луиза Грант-Гастингс и тут же увлекла назад явно с каким-то намерением, которое прояснилось, когда она привела его к двум молодым мужчинам, сидевшим в креслах в комнате для игры в карты. Одного из них Гриф узнал сразу – это был Фолкен, ухажер Луизы. По-видимому, ему надлежало составить компанию другому мужчине и увести его, с тем чтобы Луиза и Фолкен могли остаться наедине.

Гриф решил не возражать, сочтя, что пусть лучше Луиза будет в долгу перед ним, чем наоборот, поэтому улыбнулся, когда она начала представление.

Однако уже в следующее мгновение его улыбка растаяла. Его разум едва не помутился, и рука, протянутая для приветствия, опустилась, так что ему потребовалась вся сила воли, чтобы снова поднять ее. Стивен Элиот. Остальное Гриф едва расслышал сквозь шум в ушах. Стивен Элиот из Ашленд-Корта.

Тонкая рука, пожимавшая его руку, была гладкой и белой, что особенно бросалось в глаза рядом с его загорелыми натруженными пальцами.

Гриф был настолько потрясен, что не мог испытывать ни гнева, ни ненависти; его сердце бешено колотилось, грудь словно сжали удушливые тиски.

Стивен Элиот, сын Натаниела Элиота.

Гриф бросил осторожный взгляд на молодого человека. Стивен был не слишком высок; бакенбарды и усы аккуратно подстрижены, голубые проницательные глаза обрамляли темные брови. Гриф почувствовал, как его кровь начинает закипать при воспоминании о старой неприязни. Конечно, не Стивен погубил его семью, но сейчас именно он пользовался всеми благами, которые по праву должны были принадлежать другому.

Грифа охватило непреодолимое желание влепить пощечину этому холеному самоуверенному типу, однако он высвободил свою руку с намеренной мягкостью.

– Мой кузен, – заученно пробубнила Луиза. – Только что прибыл из Вест-Индии.

– Вот как? – Элиот бросил оценивающий взгляд на Грифа. – И как вы оцениваете поведение докучливых рабов на плантациях? Они все такие же беспокойные?

– Кузен Грифон был приближенным губернатора Тринидада, – объяснила Луиза.

Взгляд голубых глаз внезапно сделался острее.

– Какое необычное имя. Как оно пишется по буквам?

– Как у мифического животного, – не задумываясь солгал Гриф. – С двумя «ф» и с двумя «и».

– А-а... У меня тоже был кузен с похожим именем, мисс Грант-Гастингс, но оно отличается по написанию.

Луиза невозмутимо улыбнулась:

– Да, необычное имя. А я не могла быть знакома с вашим кузеном?

– Маловероятно. Уверен, что вы знаете о случившемся тогда. Боюсь, этот парень погиб.

Лицо Луизы приняло скорбное выражение.

– Прошу прощения, я совсем забыла. Должно быть, вам неприятно говорить об этом, мистер Элиот. Какая ужасная трагедия.

Элиот откинулся на спинку кресла и улыбнулся:

– Не стоит так переживать, моя девочка. Как известно, для меня эта трагедия обернулась большой удачей. Меня никогда не трогала участь Меридонов. Учитывая, как сложились обстоятельства после их гибели, я не могу сказать, что слишком горевал по ним.

«Я тоже не стану горевать по тебе, ублюдок, когда представится возможность прикончить тебя!» Гриф крепко стиснул зубы.

– Ну хватит, Элиот, – тихо сказал Фолкен. – Ты расстраиваешь Луизу.

Вместо ответа Стивен Элиот громко рассмеялся.

– Ах вот как? Кажется, дела зашли гораздо дальше, чем я предполагал. Простите, я не думал, что вы так чувствительны, мисс Грант-Гастингс. Что ж, пойдемте, Эверетт, похоже, мы здесь лишние.

Грифу ничего не оставалось, как только последовать за Элиотом. Стараясь подавить подступившую к горлу неприязнь, он кивнул Луизе и Фолкену, рассчитывая как можно скорее расстаться со своим спутником; однако за порогом карточной комнаты Элиот не проявил намерения отправиться по своим делам.

15
{"b":"570","o":1}