1
2
3
...
33
34
35
...
71

– Эй, пиявка! – насмешливо обратился он, перегнувшись через поручень. – Сначала я хочу видеть нового моряка.

– Думаешь, я обману тебя, капитан? Да я просто мечтаю, чтобы между нами была долгая и счастливая дружба. Мы первыми передадим тебе товар в знак моей доброй воли.

Последовала команда, и баркас подошел к борту корабля. Мазу держал пистолет наготове, когда матрос неловко забирался на палубу, подталкиваемый руками гребцов снизу. Судя по тому, как вновь прибывший неуверенно пошатывался на палубе, Гриф заподозрил, что тот никогда прежде не ступал на корабль. Он мысленно чертыхнулся.

– Что ты думаешь о нем, приятель? – раздался голос из баркаса. – Он стоит сотню франков?

– Он стоит столько, сколько я плачу, – сказал Гриф и бросил вниз мешочек. В тот же момент Мазу принялся энергично отдавать приказы, и в темное небо с глухим треском взмыли белые паруса. Возмущенные вопли агента утонули в их хлопках и трепете, в то время как команда ловко управлялась со шкотами и стакселями.

Агенту потребовалось гораздо больше времени, чем предполагал Гриф, чтобы принять решение, и первый выстрел прозвучал, когда нос корабля уже начал разворачиваться под действием ветра, надувшего кливера. В итоге пули застряли в деревянном корпусе.

– Так держать! – скомандовал Гриф.

Паруса распустились, и «Арканум», подобно огромной птице, приготовившейся к полету, плавно заскользил по глади вод. Под порывом ветра он слегка нырнул и как бы сделал реверанс. Гриф вообразил даже, что послышался смех корабля, когда тот удалялся от баркаса, подгоняемый свежим восточным ветром.

Глава 10

Через неделю после отплытия из Гавра Гриф стоял возле нактоуза, в очередной раз убеждаясь, что новый человек по имени Старк игнорировал его приказ распустить носовой бом-брамсель. Новичок был силен как бык и достаточно сообразителен, но прикидывался глухим и глупым, когда надо было выполнять команды. Когда шкоты бом-брамселя были наконец выбраны и парус поднят, ему пришло в голову резко отпустить парус, так что тот мгновенно поймал ветер, отчего корабль неуклюже зашатался. И в этой, и в других ситуациях Старк действовал как нельзя хуже.

Гриф мог бы вытерпеть все это, если бы Старк не проявлял откровенного нежелания сотрудничать. К тому же этот человек был слишком стар, чтобы начинать учиться морскому делу: в свои сорок с лишним лет он обладал бородой с проседью и, казалось, воспринимал приказы как оскорбления. Он не мог смириться с тем, что агент обещал ему должность стюарда, а на самом деле ему приходилось выполнять функции матроса, поскольку Гриф не нуждался в стюарде, но ему крайне нужен был человек на фор-марсе. Оснастка «Арканума» неоднократно изменялась в течение нескольких лет с целью облегчить управление кораблем, и теперь Гриф сократил команду до минимума. В хорошую погоду достаточно было шестерых матросов, чтобы посменно нести вахту, однако во время шторма, например, такого, как в Гибралтарском проливе, на борту требовался полный штат. Старка надо было учить ради него самого. Гриф не сомневался, что тот по достоинству оценил бы преподанную ему науку, если бы оказался на верхушке раскачивающейся мачты во время шторма, когда они огибали мыс Горн в одну из ужасных ноябрьских ночей.

Передав командование Мазу, Гриф уже был готов спуститься вниз, когда в открытом люке появилась голова мистера Сидни.

– А-а, капитан! – Ботаник сунул руку во внутренний карман своего сюртука. – Рад, что встретил вас. Меня просили передать вам письмо.

Гриф удивленно посмотрел на него:

– Письмо?

– Да-да, именно... – Сидни взглянул на конверт. – Капитану Грифону Фросту. Это вы, не так ли?

Как всегда, лицо маленького человека выражало лишь простодушную озабоченность, но Гриф отлично знал, когда тот насмехался над ним.

Он протянул руку и взял пакет.

– Интересно, кто передал вам это письмо?

– Ах, так вы все еще не догадываетесь... – Ботаник сделал паузу, безуспешно пытаясь пригладить редкие волосы на облысевшей голове. – Леди Тесс, конечно.

Гриф замер.

– Дочь покойного графа, – добавил Сидни с улыбкой, глядя на Грифа. – Надеюсь, вы помните ее. Она спонсировала эту экспедицию, благослови ее Господь.

– Спонсировала экспедицию... – Гриф посмотрел на письмо, словно это была ядовитая змея. – То есть она оплатила все это?

– Да, конечно, и при этом проявила незаурядную щедрость, вы согласны? Именно она предложила мне отправиться в путешествие с вами. – Сидни довольно посмотрел на Грифа и похлопал его по руке. – Я только выполнил свой долг. А теперь позвольте откланяться. До обеда я буду внизу.

От волнения Гриф чуть не лишился голоса. Он молча проследил за тем, как Сидни исчезает в люке, потом подошел к поручню на корме и слепо устремил взгляд на горизонт.

Тесс.

Значит, деньги, которые спасли его, позволили выкупить корабль и сохранить чувство собственного достоинства, деньги, которые сейчас лежат в сейфе внизу, – все это ее.

Осознание этого было подобно тяжелому удару. Гриф чувствовал себя опустошенным, поверженным. Глядя на голубую воду за кормой, он внезапно ощутил страшную усталость.

Она и гак владела его гордостью, его душой, его снами – разве этого недостаточно? Он ненавидел ее и старался выкинуть из головы с безжалостной решимостью, однако миссис Элиот не оставила его в покое и на этот раз, спасая от разорения. К тому же она написала письмо.

Гриф смял бумагу в кулаке. Что она могла сообщить? Что счастлива? Что Стивен Элиот прекрасный муж? Прошел уже целый год, и, возможно, у нее родился ребенок. Гриф посмеялся бы над всем этим, если бы вдруг у него не перехватило дыхание. Прочитав послание, он, вероятно, обнаружит, что появился новый наследник Ашленда.

Впрочем, что это может изменить? Он согласился принять деньги и теперь расплачивается за это. Его купили за десять тысяч фунтов, а потом прислали письмо.

Грифа охватили стыд и мучительный гнев. Он даже подумал, что ему следовало принять предложение француза. Лучше быть пиратом или погибнуть под упавшей мачтой, чем объектом благотворительности. Лучше умереть.

Письмо жгло его пальцы, жгло его сердце, ос – тавляя только пепел, и он, с яростью бросив его за борт, некоторое время наблюдал, как оно, описав дугу, исчезает в пенящемся следе «Арканума».

– Капитан!

Гриф повернулся к Мазу. Помощник стоял внизу, а рядом с ним возвышалась плотная фигура Старка.

– В чем дело? – резко спросил Гриф, не имея настроения выслушивать жалобы нового матроса.

– Это Старк, сэр. Он хочет поговорить с вами.

– О чем?

Мазу выглядел немного смущенным.

– О его обязанностях, сэр.

– Я подумал, вам следует знать, – быстро начал Старк, – что мои способности пропадают зря...

– Твои способности... – прервал его Гриф. – И что же это за способности, Старк? Скоблить якорную цепь? Собирать пеньковые очески? Или, может быть, ты заметил, что требуется просмолить канаты оснастки?

Однако Старк, казалось, не слышал капитана.

– Я не умею делать ничего из этого, – раздраженно сказал он, – но у меня есть опыт в обслуживании, сэр.

– А-а! – Гриф холодно улыбнулся и наконец дал волю гневу, который мучил его. – Подавать блюда, наливать вино – это ты имеешь в виду?

– Да, сэр. Именно это, сэр. Я ожидал, что вы используете меня в обслуживании команды и пассажиров.

– Ты метишь на должность стюарда?

– Именно так, сэр! – Старк кивнул.

– И ты хотел бы получать за это больше, чем обычный матрос?

– Конечно, сэр.

Гриф посмотрел на Мазу.

– Он несет вахту по правому борту?

– Да, сэр, – ответил Мазу.

– Хорошо, Старк. Как только стемнеет, заступай на должность стюарда и оставайся до следующей вахты.

– На весь вечер, сэр?

– Конечно.

– Но, сэр... – Старк выглядел слегка смущенным. – Я работал с самого утра, сэр.

– Полагаю, ты должен привыкнуть к тому, что это будет твоей дополнительной обязанностью.

34
{"b":"570","o":1}