ЛитМир - Электронная Библиотека

Столь непредвиденное обстоятельство наконец вывело Грифа из состояния прострации. В тот момент, когда Старк сделал свое нелепое заявление о присутствии на корабле женщины, Гриф уже догадался, о ком идет речь, однако, пока не увидел ее, съежившуюся от страха, с бледными щеками и заплаканными глазами, он не мог до конца поверить в возможность чего-либо подобного.

Теперь ему трудно было представить, как он мог сразу не догадаться об этом. Уловка оказалась такой простой, такой очевидной, что даже Старк сумел раскрыть ее. Теперь Гриф ненавидел Тесс за то, что она выглядела такой хрупкой, испуганной, и за то, что она вновь пробудила в нем чувства, которые он спрятал за железными дверьми. Он не хотел, чтобы она плакала, чтобы начала объяснять, почему находится здесь. Он не хотел знать, что сделал Стивен Элиот и по какой причине она сбежала от него. Она сама выбрала его постель, а если не смогла далее оставаться в ней, то и искала бы утешения где-нибудь в другом месте. Она могла отправиться куда угодно, чтобы избавиться от мерзавца-мужа... куда угодно, но только не к нему.

Гриф попытался сосредоточиться на платье, лежащем на койке рядом с ней, потому что не мог смотреть на мягкий изгиб ее шеи, на белые изящные пальцы, которые она прижимала ко рту.

– На вашем месте я не стал бы распаковывать вещи, – угрюмо сказал он. – Завтра мы прибудем на остров Тенерифе. Полагаю, там вы сможете найти другой корабль.

Тесс едва слышно произнесла что-то, и Гриф невольно посмотрел на нее. Казалось, она стала меньше ростом и теперь выглядела более кроткой и уязвимой. Почему она плачет, черт бы ее побрал? Почему сидит здесь с чертовски зелеными глазами, обнаженными плечами и мягкими распушенными волосами? И вообще, что делает на его корабле жена Стивена Элиота?

Гриф отступил назад, захлопнул за собой дверь и долго стоял, тупо глядя на деревянную обшивку.

Он не сразу заметил, что рядом с ним стоит Сидни.

– Кажется, вы чем-то расстроены, дорогой мой?

Гриф повернулся и пристально посмотрел на ботаника.

– А вы чего ожидали? Что я буду радоваться, как юнец?

– О нет, ничего подобного. Однако все же мы надеялись, что вы будете приятно удивлены.

– Буду удивлен... – пробормотал Гриф.

Раздражение в его голосе было. хорошо слышно через закрытую дверь, и Тесс замерла, прервав поспешное одевание, затем вытерла глаза тыльной стороной ладони.

Облачившись наконец в синее платье и собрав волосы в плотный пучок, она сделала глубокий вдох и открыла дверь.

Мужчины сразу повернулись к ней: один с безмятежным выражением лица, другой – с весьма мрачным видом. Затем мистер Сидни приятно улыбнулся:

– Насколько я понял, капитан, вы намереваетесь высадить ее светлость на острове Тенерифе?

– Вас обоих, – холодно ответил капитан. – Это решено.

Тесс не могла заставить себя взглянуть на Грифа и повернулась к мистеру Сидни, который невозмутимо сидел на столе, где были разложены его блокноты.

Маленький человек нахмурился и потер нос.

– Видите ли, дорогой, при этом могут возникнуть проблемы, – задумчиво произнес он.

– Меня не интересуют ваши проблемы. У меня достаточно своих.

– Боюсь, это одна из ваших главных проблем, капитан, – мягко сказал мистер Сидни. – Видите ли, если мы должны будем искать другой корабль для нашей экспедиции, то возникает вопрос относительно десяти тысяч фунтов ее светлости.

Тесс из-под ресниц взглянула на Грифа. Выражение его лица оставалось неизменным, но она заметила, как кровь прилила к его шекам и шее. .

Круто повернувшись. Гриф вошел в капитанскую каюту и через минуту вернулся с двумя парусиновыми мешочками, в которых глухо звенели монеты, когда он бросал мешочки на стол.

– Здесь две тысячи. На остальные деньги вы получите расписку.

На мгновение наступила тишина.

– Не думаю, что расписка даст нам возможность обогнуть мыс Горн, – тихо заметил мистер Сидни.

– Но двух тысяч наличными вполне хватит.

– Да, это верно. Я всегда считал, что мы платим вам слишком много, капитан.

– Чего вы хотите? – В голосе Грифа чувствовалось волнение. – Благодарности? – Он внезапно посмотрел на Тесс и скривил губы. – Примите мою покорную благодарность, ваша светлость. Вы получите сполна ваши деньги.

– Получит ли? – Сидни нахмурился. – Боюсь, я должен напомнить ее светлости, что вы не имеете должной репутации для предоставления кредита, капитан. Думаю, ей следует считать эти деньги ссудой, выданной под определенное обеспечение. У вас есть чем покрыть такую огромную сумму?

Тесс очень хотелось остановить мистера Сидни. Восемь тысяч фунтов уже пошли на ремонт корабля, но ей не было жалко этих денег; она без колебаний отдала бы и сотню тысяч; если бы Гриф нуждался в них. Однако он собирался высадить ее на берег и покинуть навсегда. Тогда она не увидит его до конца своей несчастной жизни.

Гриф продолжал напряженно смотреть на Тесс.

– У меня нет необходимого залога, – медленно произнес он.

Кроме корабля. Но эти слова Гриф оставил при себе.

– Миледи, – обратился мистер Сидни к Тесс, – вам достаточно будет слова этого джентльмена?

Тесс попыталась представить их расставание... и почувствовала, что у нее не хватит на это духа.

– Нет, – прошептала она, – не достаточно.

Лицо Грифа побледнело, и он с презрением взглянул на нее. Его губы шевелились, и, казалось, он не находил слов, чтобы выразить свою ненависть к ней. В следующее мгновение он молча повернулся и начал подниматься вверх по трапу.

Плечи Тесс безвольно опустились. Она сделала все возможное для сближения с Грифом, но потерпела неудачу. Он никогда не простит ей то, что она пытается удержать его насильно.

Никогда.

Они миновали Канарские острова, Тенерифе и продолжали движение, но никто больше не заикался о высадке. Теперь Тесс свободно выходила из своей каюты, поскольку ей больше не было смысла скрываться, но при этом старалась не сталкиваться с Грифом и не испытывать его холодного равнодушия. Тем не менее видеть его стало для нее ежедневной потребностью, как еда и питье. Она ничего не могла поделать с собой. Ей доставляло горестное удовольствие наблюдать за ним на палубе; там он был в своей стихии и чувствовал себя непринужденно, отдавая приказы или занимаясь ремонтом оснастки, как обычный матрос.

Нынешний «Арканум» отличался от того корабля, который помнила Тесс. Сокращение команды не прошло бесследно, и Гриф был вынужден принимать участие в повседневных работах. Повсюду были видны также следы износа: краска выцвела, на ранее блестящих медных деталях появился зеленый налет. Все это являлось следствием эксплуатации корабля с неукомплектованной командой, многие члены которой были знакомы Тесс по прошлому путешествию как опытные моряки, но они не могли полностью выполнять все необходимые обязанности.

Одни Лишь сны нарушали монотонный образ жизни Тесс, который стал привычным для нее за прошедшие недели, в то время как корабль, подгоняемый попутным ветром, продвигался вдоль побережья Африки. Со временем первое потрясение, связанное с отказом Грифа, переросло в тупую боль. Несмотря на это, Тесс находила удовольствие в путешествии. Хотя Гриф не разговаривал с ней и даже не смотрел на нее, он по крайней мере находился рядом, и это давало ей некоторое утешение. Теперь она могла наблюдать за ним сколько угодно.

Утром на исходе шестой недели Тесс последовала за ничего не подозревающим мистером Сидни на палубу. В юбках она припрятала кусочек мыла, готовясь принять участие во всеобщем веселье по поводу пересечения экватора. Готовая ко всяким неожиданностям, Тесс все же не удержалась от удивленного возгласа при виде ожидающего их громадного Нептуна, покрытого водорослями и с самодельным трезубцем в руках.

Мистер Мазу издал впечатляющий рык из-под бороды, сделанной из пакли, показывая белые острые зубы. Он сделал знак своим помощникам, которые схватили беспомощного мистера Сидни и начали действовать. Корабль замер на месте, слегка покачиваясь на волнах, словно в предвкушении традиционного обряда. С мистера Сидни сняли сюртук и рубашку, но, учитывая присутствие Тесс, оставили штаны, после чего толстяка тщательно намылили.

36
{"b":"570","o":1}