ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Книга воды
Особенности кошачьей рыбалки
Хаос. Как беспорядок меняет нашу жизнь к лучшему
Нежданное счастье
Мой дикий ухажер из ФСБ и другие истории (сборник)
Менеджмент. Стратегии. HR: Лучшее за 2017 год
Как раскрутить блог в Instagram: лайфхаки, тренды, жизнь
Да будет воля моя
Убийство в переулке Альфонса Фосса

Глава 12

«Арканум» вернулся в бухту Папеэте пять дней спустя после шторма. Он мог бы возвратиться раньше, поскольку шторм длился не более двух дней, но Гриф провел еще три дня, бесцельно курсируя среди Подветренных островов, придумывая различные причины, по которым он не хотел возвращаться, и спрашивая себя, какого черта его все-таки тянуло назад. Решение наконец было принято, когда наблюдатель сообщил, что видит на горизонте Таити. Гриф притворился, что продолжает дремать в тени рубки, а когда в конце концов открыл глаза, они уже подошли так близко к острову, что было бы нелепо поворачивать в открытое море.

Едва они встали на якорь, как Гриф услышал пронзительный голос, окликнувший его, и, повернувшись, увидел подругу Тесс Майну Фрейзер, взбирающуюся на борт из каноэ.

– Капитан! – приветствовала она его по-французски. – Вы так долго отсутствовали, что я уже не надеялась когда-либо увидеть вас!

Гриф посмотрел мимо нее, ожидая увидеть Тесс, но, как оказалось, островитянка приплыла одна.

– Вы должны поскорее сойти на берег, – продолжила Майна, не давая ему времени на ответ, – и помочь мне. Тете исчезла!

Гриф, сдвинув брови, посмотрел на нее.

– Тете...

– Ну да, леди Тесс, – сказала Майна нетерпеливо. – Мы называем ее Тете. Капитан, она не вернулась домой после шторма.

Грифу потребовалось некоторое время, чтобы осознать, о чем говорит таитянка, затем он почувствовал, как от страха за Тесс кровь застыла в его жилах.

– Вы искали ее? – спросил он и сразу понял глупость своего вопроса. – Я имею в виду – вы знаете, где она может быть?

– Где угодно! – воскликнула Майна, неопределенно махнув рукой. – Она отправила мистера Сидни в горы, и он тоже пока не вернулся, но с ним два проводника. А Тете ушла одна. О, капитан, вы должны помочь мне найти ее. Я пыталась обратиться в полицию, но они французы и плохо знают остров.

Гриф представил Тесс, одинокую и страдающую, в какой-нибудь забытой Богом долине или хуже того... Подавив волнение, он попытался мыслить здраво.

– Куда предположительно она могла пойти? – настойчиво спросил он. – Кто-нибудь видел ее?

Прошло трое суток, а он продолжал повсюду задавать этот вопрос и получал один и тот же ответ: молчание или красноречивое пожимание плечами. Как и предсказывала Майна, местные власти проявили к поискам полное равнодушие. Французы считали, что отсутствие Тесс связано с семейной ссорой, и несколько раз спрашивали у Грифа, почему он так бил свою жену, что она сбежала от него. Узнав, что Тесс не является его женой, они вообще потеряли интерес к этому делу и посоветовали ему найти другую любовницу, поскольку на острове есть много девушек, которые с удовольствием составят ему компанию.

В конце концов Гриф отказался от услуг полиции. Они с Майной организовали собственные поиски и, задействовав его немногочисленных людей, разбрелись по острову.

После трех бесплодных дней и ночей Гриф сидел на шершавом пне старой пальмы в деревушке, название которой он не мог выговорить. Напротив него среди буйной зелени белел остроконечный шпиль церкви, а в кустах шуршал и тихо похрюкивал поросенок. Майна находилась рядом, ведя длинную беседу со стариком, чинившим рыболовные сети. Гриф не понимал ни слова из их разговора, однако знал, что все напрасно: члены его команды возвращались один за другим, так ничего и не обнаружив. Нигде не было даже каких-нибудь намеков на присутствие Тесс, а ведь прошло уже восемь дней после ее исчезновения.

Восемь дней.

Гриф мысленно перебирал все возможные варианты того, что могло с ней случиться. В этом тихом раю он повсюду видел опасности. Тесс могла упасть с утеса, утонуть в прибое, подвернуть ногу в каком-нибудь отдаленном месте и теперь медленно умирать от голода. В прибрежных водах рыскали акулы, а на берегу могли встретиться сбежавшие с проходящего корабля люди, которые были не в ладах с законом и не отличались порядочностью: бунтовщики, беглые рабы, убийцы...

Резко поднявшись, Гриф пересек небольшую лужайку и, взбежав по ступенькам крыльца, вошел в церковь. Внутри было прохладно и пахло цветами, оставленными с прошлого воскресенья на алтаре. Он сел на скамью, бесцельно глядя на побеленные стены. В церкви было тихо, если не считать легкого шума ветра и слабого эха от звонкого голоса Майны снаружи.

Через минуту Гриф сполз со скамьи и опустился на колени на грубый дощатый пол. Он уткнулся лицом в ладони и начал делать то, чего не делал пятнадцать лет. Он стал молиться.

Это была необычная молитва. Она не была даже обращена непосредственно к Богу. Гриф возлагал свои надежды на того, кто мог услышать его, кто мог ответить, кто мог взамен его обещаниям вернуть ему Тесс живой. «Я сделаю все, что угодно, – молился он. – Только пусть она вернется. Не дай ей умереть, испытать страдания или мучиться от страха».

Он молился очень долго и страстно и даже не заметил, как Майна вошла в церковь.

– Рифон, – тихо сказала она, дотрагиваясь до его плеча и произнося его имя на свой манер. – Не беспокойся. Ты найдешь ее. – Когда он наконец поднял голову и встал с колен, Майна улыбнулась ему немного странной улыбкой и добавила: – По-моему, Тете должна быть очень счастлива, оттого что ты так заботишься о ней.

Гриф не знал, что ответить на это.

– Ты узнала что-нибудь? – спросил он.

– Да. – Ее карие глаза неотрывно смотрели на него.

– Ну так говори. – Он не мог понять по выражению ее лица, хорошая это новость или плохая, однако в том, как Майна смотрела на него, было что-то необычное.

– Старик одолжил ей каноэ неделю назад. Он сказал, что она до сих пор не вернула его.

– Неделю назад... – Гриф сжал сиденье скамьи. – После шторма?

Майна немного поколебалась, затем сказала приглушенным голосом:

– Нет, до шторма.

Гриф почувствовал, как кровь отхлынула от его лица.

– Он знает, куда она отправилась?

Майна уставилась в пол, и ее нежелание говорить отозвалось острой болью в сердце Грифа, словно его полоснули ножом.

– Пожалуйста, – произнес он дрожащим голосом, – скажи мне.

Она вздохнула и, откинув назад темные волосы, посмотрела ему в глаза.

– Старик говорит, что она отправилась на Мити-Попоа, это атолл к югу от острова. Он находится не очень далеко, примерно миль двадцать.

– Значит, кто-то поехал туда с ней?

– Нет.

– Нет? Ты хочешь сказать, что она отправилась в двадцатимильное путешествие на весельном каноэ одна перед штормом? Не могу поверить. Вряд ли она смогла бы на такой лодке пересечь даже бухту, не то что двадцать миль в открытом океане.

– Почему нет? – сказала Майна, словно защищаясь. – Например, я могу. А она ведь не знала, что надвигается шторм.

– Не знала? Боже милостивый! – Гриф наконец дал волю своему гневу. – Она может быть безрассудной, но не глупой. Ты уверена, что старик говорит правду?

– Конечно! – воскликнула Майна. – Зачем ему придумывать что-то? Ты не знаешь, Рифон, но Мити-Попоа считается проклятым местом, и если она захотела поехать туда, то могла сделать это только в одиночку. Никто не стал бы сопровождать ее. Должно быть, сейчас она все еще там, без еды и воды!

– Но почему, черт возьми, она отправилась в такое место?

– Наверное, просто хотела собрать редкие образцы растений. Ну да, теперь я вспомнила! Она говорила, что хочет найти там какой-то особый цветок, о котором рассказывал ее отец и который расцветает только после дождей. Вот почему она поехала туда перед штормом. Я уверена, что она все еще там, Рифон!

В энтузиазме Маины было что-то не совсем естественное, и Гриф подумал, что, возможно, она старается поднять его настроение. Это была весьма добросердечная девушка.

– Ты должен поехать туда и забрать ее. – Взяв Грифа за руку, Майна вывела его из церкви. – Старик сказал, что Тете взяла с собой воды и еды всего на несколько дней. Наверное, у нее какие-то проблемы, иначе она давно бы вернулась назад.

41
{"b":"570","o":1}