ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это мы скоро узнаем; лишь бы она действительно оказалась там, – мрачно заметил Гриф.

С каждой новой подробностью относительно Тесс у него возникало все больше опасений, что она могла погибнуть, а тут еще ужасные мысли об акулах, о жутких волнах во время шторма, которые могли достигать высоты в двадцать футов и более.

– Я соберу команду, и завтра мы отправимся туда на корабле, – решительно сказал он.

– О нет! – воскликнула Майна. – Туда нельзя подойти на корабле. Там нет места для стоянки, и даже на баркасе невозможно проникнуть к атоллу. Говорят, что и на каноэ очень трудно пробраться сквозь рифы. Правда, никто из островитян не захочет поехать туда, но... У этого старика дед был священником на Мити-Попоа. Думаю, если ему предложить немного денег, он сможет доставить тебя туда.

Гриф взглянул на морщинистого таитянина, который продолжал спокойно чинить сети.

– Хорошо, сколько будет достаточно?

– Пять франков.

– Полагаю, ты это уже обсудила с ним?

– О да. Я знала, что ты захочешь поехать.

Гриф заколебался. Он вовсе не хотел появиться на этом чертовом атолле и обнаружить, что Тесс там нет. Однако, так или иначе, выбора у него не было.

Он повернулся к Майне.

– Скажи, что он получит свои пять франков. Скажи также, что я хочу отправиться к этому атоллу немедленно.

Мити-Попоа был хорошо знаком Тесс. Белый песок, тенистые кокосовые рощи, тихие чистые воды лагуны – все это служило своеобразным укрытием для нее и Майны в юные годы. Лагуна казалась достаточно большой, но сам по себе островок был крошечным, так что мало кто из таитян посещал его, предпочитая для отдыха и развлечений более обширную группу атоллов к северу от Таити.

Тесс устроила свое убежище в центре островка, где густой кустарник обеспечивал ей защиту от постоянно дующих ветров. После шторма часто шли дожди, и она дополнительно укрыла свою небольшую парусиновую палатку слоем пальмовых листьев, так что внутри было совершенно сухо. Дождевую воду она собирала в оловянную посудину и имела достаточный запас сушеной рыбы, бананов, плодов хлебного дерева, чтобы благополучно существовать в течение определенного времени. Сначала Тесс вволю ела, ничего не делала и только ждала, бродя по искристому побережью, однако через неделю она уже иначе взглянула на сложившуюся ситуацию и начала более рационально расходовать сушеную рыбу, а также пользоваться сетью и крючками, которые захватила с собой, чтобы пополнить запасы, бродя по мелководью лагуны. Ей помогали навыки, которые она приобрела много лет назад. После значительных усилий Тесс поймала в сети угря и еще всякую мелочь.

Эта деятельность отвлекала ее от мысли, что, возможно, никто так и не приедет за ней. После полудня она, устав от хождения по воде с поднятой до пояса юбкой, укрывалась от солнца в тени кокосовой рощи и тогда начинала осознавать, что эта ее выходка была глупейшей из всего того, что она вытворяла когда-либо. Ей оставалось надеяться только на то, что Майна приедет за ней, прежде чем она действительно будет вынуждена утолять жажду кокосовым молочком и питаться мелкой рыбешкой.

Надев чулки и ботинки, Тесс целый час занималась чисткой и разделыванием угря, чтобы замариновать его в винном уксусе, а потом уныло сидела в тени на берегу, чувствуя себя Робинзоном Крузо и размышляя, вернется ли она когда-нибудь опять к цивилизации. Все же Тесс, как могла, старалась сохранять бдительность, но усталость, равномерный шум прибоя в рифах и шелест пальмовых листьев убаюкали ее, и она уснула.

Когда Тесс проснулась, она, испуганно вскочив на ноги, сразу принялась осматривать горизонт и тут же в пятидесяти ярдах от берега заметила парус одинокого каноэ. Двое обнаженных по пояс мужчин спрыгнули в воду и быстро вытащили лодку на песок. Одного из мужчин Тесс не могла распознать, однако другой, с блестящими золотистыми волосами, несомненно, был Грифом.

Тесс замерла. Отчего-то вместо радости ее вдруг охватила паника, и первой ее мыслью было убежать, спрятаться. Но капитан уже заметил ее; он выпрыгнул из каноэ и побежал к ней по пляжу, с трудом вытаскивая ноги из глубокого песка.

Тесс стояла, словно окаменев, не в силах сдвинуться с места.

Приблизившись, Гриф остановился, тяжело дыша и глядя на нее, словно на ожившее привидение.

– Черт возьми, какая же ты ужасная глупышка! – Он грубовато обнял ее.

Гриф так крепко сжимал Тесс, что у нее заныли ребра; тем не менее она смущенно прильнула к нему с чувством радости и вины. Разумеется, ужасно, что она обманула его, и все же...

Она прижалась щекой к его груди, слишком счастливая, чтобы о чем-нибудь думать.

Наконец Гриф ослабил объятия, но не отпустил ее.

– Ты в порядке? – спросил он.

Тесс робко кивнула, не отрывая глаз от его горла, где под загорелой кожей пульсировала жилка. Ей ужасно захотелось коснуться языком прилипших к ней песчинок.

Внезапно Гриф, повернувшись в сторону оставленного каноэ, громко крикнул:

– Эй! Подожди! Какого черта...

Именно таким голосом он часто отдавал команды на борту своего судна. Звук оказался настолько громким, что Тесс непроизвольно попятилась.

Тем временем каноэ направилось к кромке рифов. Легкое суденышко находилось уже почти вне досягаемости, когда сидевший в нем старик махнул рукой и ответил что-то по-таитянски.

– Чертов ублюдок! – с досадой произнес Гриф. – Он таки уплыл!

Тесс негромко кашлянула.

– Он сказал, что вернется.

– Вернется? Тогда куда он поехал?

– Думаю, назад на Таити.

– Что?

– Он сказал, что вернется завтра, – быстро ответила Тесс, стараясь, чтобы волнение не выдало ее.

– Завтра? – Гриф схватил ее за руку. – Но почему, черт возьми, он не забрал нас сегодня?

– М-м... – История о суеверном проклятии, которую придумала Майна, теперь казалась Тесс нелепой. – Может быть, он неправильно понял то, что от него требуется?

– Я не говорил ни слова этому старому колдуну. Твоя подруга Майна разговаривала с ним... – Возбуждение Грифа постепенно улеглось, и он взглянул на Тесс пытливым взглядом. – Как ты добралась сюда?

Тесс вздохнула:

– Разумеется, на каноэ.

– И где оно?

Она махнула рукой вдаль.

– Шторм. Он смыл каноэ и унес в океан. – Тесс явно не умела лгать, ее объяснение показалось неубедительным даже ей самой.

Гриф, очевидно, почувствовал подвох и подозрительно сузил глаза.

– Почему же ты не оттащила его подальше на берег?

– Оно было слишком тяжелым.

Подходящее объяснение, решила Тесс, но, к сожалению, оно прозвучало так же неубедительно, как и предыдущее.

Гриф задумчиво устремил взгляд на горизонт, а затем, после недолгой паузы, небрежно произнес:

– Полагаю, после дождей, редкие цветы наконец распустились.

Тесс сдвинула брови.

– Цветы?

– И много ты их собрала? – Он пристально посмотрел на нее. – Хотелось бы взглянуть.

– Но я не собирала... – Чувствуя, что попалась, Тесс внезапно замолкла.

– Значит, не собирала?

– Дело в том... – поспешно пояснила она, – понимаешь, для сбора цветов не было подходящих условий.

– Странно, но отчего-то я не верю тебе. – Гриф прищурился.

Тесс съежилась.

– Ты и твоя подруга затеяли дурацкую интрижку, – продолжал он, и в его голосе ей почудилась угроза. – Вы все спланировали заранее, не так ли? Майна с самого начала знала, где ты, и заставила меня... Ты представляешь, что я мог подумать? – В его голосе звучал металл. – Ты знаешь, что это такое – провести три дня, точнее, семьдесят два часа, на ногах, занимаясь поисками по всему острову? Боже, Тесс, ты даже не представляешь, что я чувствовал, не найдя тебя!

Тесс, не поднимая глаз, молчала.

– Черт тебя возьми! – наконец крикнул Гриф. – Это что, еще один способ надавить на меня? Думаешь, это принесет тебе дополнительную выгоду? Сколько процентов? – Его голос дрожал от гнева. – Видимо, путешествия, устроенного мистером Сидни, оказалось недостаточно и Майна Фрейзер с твоего согласия решила окончательно добить меня? Что ж, у меня есть новость для тебя, Тесс. Ты получишь все сполна. Ты получишь мой корабль, получишь меня, погрязшего в долгах, из которых мне никогда не выбраться. Боже, я едва не сошел с ума, думая, что тебя сожрали акулы. Сидя на корабле, я думал о тебе день и ночь... – Он осекся и посмотрел на Тесс взглядом, от которого у нее закружилась голова.

42
{"b":"570","o":1}