1
2
3
...
43
44
45
...
71

Наконец Гриф оторвался от ее губ, и Тесс, жадно глотнув воздуха, облизнула припухшую нижнюю губу. Его теплое дыхание коснулось чувствительной кожи на ее шее, затем переместилось ниже. Она не сопротивлялась.

Когда его ищущие губы отыскали сосок на ее груди, Тесс шумно втянула воздух, потрясенная этим неожиданным и пугающе интимным прикосновением. В ее плане не был предусмотрен такой внезапный поворот событий, и она уже не могла контролировать дальнейшее. Гриф посасывал ее сосок сквозь грубый материал блузки, нежно оттягивая его, а затем впился поцелуем в нижнюю часть груди, которую тут же сжал рукой.

Тесс уперлась ладонью в его грудь, ощутив влажные завитки волос и горячую кожу, так и не решив, намерена она остановить или поощрить его. Руки Грифа скользнули вниз, лаская ее бедра сквозь плотную юбку, а потом поднялись выше и нащупали нижнюю пуговку блузки.

Охваченная страстным желанием, Тесс вдруг почувствовала слабость. Сейчас, когда его пальцы продвигались вверх, расстегивая блузку, слишком трудно было прислушиваться к предупреждающему внутреннему голосу и слишком легко поддаться искушению. Его губы прижались к обнаженной коже, и Тесс почувствовала влажные прикосновения его языка. При этом его руки начали расстегивать ее юбку.

Внезапно Гриф сел на колени, и Тесс содрогнулась от прикосновения холодного ночного воздуха к ее грудям. Она хотела соединить края расстегнутой блузки, но он остановил ее, сомкнув пальцы на ее запястьях. Шум дождя заполнил все вокруг, и им приходилось обходиться без слов.

Тесс расслабила руки, и Гриф медленно отпустил ее. На лице его не было ни улыбки, ни выражения любви. В слабом свете лампы в пахнущей дождем палатке он внезапно показался Тесс мрачным видением.

Взяв за руки, Гриф приподнял ее, как будто у нее уже не осталось сил. Он не ошибся: силы действительно оставили Тесс, когда она осознала, что дело не обойдется простым флиртом. Он прикасался теперь к ней так, словно она принадлежала ему.

Когда Гриф приложил руки к ее талии под блузкой, а потом Переместил их вверх, Тесс откинула голову назад. Его ладони обхватили ее округлости, и Гриф, склонившись к ним, начал ласкать языком возбужденные соски. Тесс застонала, но ее стон заглушил шум дождя, а блузка, соскользнув с ее плеч, повисла на руках. Все это было похоже на сон, на языческий ритуал. Гриф молча ласкал ее медленными движениями. Тесс чувствовала его мужскую твердость, его напряжение, его желание, которое явно проявлялось в оттопырившихся штанах. Ее собственная страсть ощущалась по тому, как горячо и влажно стало у нее между бедер.

Сжав голову Грифа, Тесс притянула ее к себе, целуя с ответным неистовым желанием. Она охотно приняла его язык, лаская своим языком, пока он вдруг с диким рычанием не опрокинул ее навзничь.

Сам Гриф при этом повалился рядом на спину и начал поспешно стягивать штаны. Тесс с удивлением наблюдала за ним.

Загорелый, с золотистой, как у льва, гривой, Гриф вытянулся рядом с ней во весь рост, упершись своим напряженным древком в ее бедро. Он поцеловал груди Тесс, затем высвободил ее руки из блузки, окончательно расстегнул юбку и встал на колени, чтобы приподнять Тесс и избавить ее от мешающей одежды. Его движения были очень нежными. Тесс ощущала себя юной, доверчивой и смиренной, желающей, чтобы ею руководили. Ее охватило радостное чувство, когда Гриф продолжил ласки; она поняла, что должна принадлежать ему сейчас и навсегда.

О, как невыносимо долго она ждала этого момента! Закрыв глаза, она сдерживала слезы, чтобы Гриф не увидел их. Обхватив ладонями ее ягодицы, Гриф привлек ее к себе, соединив их тела. Когда же он навис над ней, ноги Тесс легко раздвинулись и она выгнулась навстречу ему.

Ощутив боль, Тесс закусила губу и закрыла глаза, стойко держась при первом болезненном толчке. Гриф без колебаний преодолел преграду, и Тесс была рада, ощутив, помимо боли, что он заполнил ее и слился с ней, глубоко проникая при каждом толчке. Гриф тяжело дышал возле ее уха, и его дыхание заглушало даже шум дождя. Слегка приподнявшись над ней, , он оперся на локти, и Тесс захотелось поцеловать его. Она приподняла голову и коснулась губами его горла – единственное, до чего смогла дотянуться.

Сжав ее плечи, Гриф начал проникать в нее судорожными толчками все сильнее и глубже., грубо впиваясь пальцами в кожу. Внезапно его тело напряглось, содрогнулось... один раз, второй... Затем из груди вырвался вздох облегчения.

Тесс долго лежала под ним, не шевелясь и прислушиваясь к тому, как его дыхание приходит в норму. Свет лампы почти погас, и их окружила тьма. Сердце Тесс продолжало учащенно биться, наполняя радостью тело.

Она подняла руку, коснулась его волос и улыбнулась, почувствовав, что Гриф повернул голову, открывая ей доступ к теплой влажной коже за ухом. Тесс испытывала необычайное удовлетворение, и даже болезненное ощущение между ног не могло умалить ее радости. Гриф давил на нее своим весом, но ей это было приятно. Она могла держать его на себе сколь угодно долго, если бы он захотел...

Как бы в ответ на ее мысли Гриф пошевелился, соскользнул на бок и перевернулся на спину, продолжая обнимать ее, а Тесс положила голову ему на плечо. Шум дождя делал бессмысленной попытку заговорить – да и о чем можно было говорить сейчас? Она принадлежала ему, любила его, и это главное. Для Тесс сейчас не существовало ничего, кроме этого дождя и теплого тела Грифа, прижимающегося к ней во влажной темноте.

Глава 13

Впервые за долгое время Грифу снились хорошие сны, а не ночные кошмары. Он снова был окружен теплом и заботой. Мать бранила его за детские проделки, потом прощала и целовала в лоб, младшая сестра плакала, ободрав колено на грязной улице, а затем, широко улыбаясь сквозь слезы, убегала со смехом, держа в руке дикий цветок, который Гриф сорвал для нее в утешение. А еще он видел во сне отца с серьезным лицом. Отец говорил о чести. «Никогда не забывай о ней. Если лишишься чести, все остальное теряет смысл...»

Внезапно Гриф проснулся. Вокруг было темно, но ощущение тепла не покидало его; при этом он чувствовал прикосновение гладкой кожи к своей коже. Дождь прекратился, и в тишине он мог слышать ровное дыхание Тесс, ощущать ее груди, прижимающиеся к его боку. Все это казалось ему даже более удивительным, чем сны.

Когда Гриф осторожно погладил Тесс по волосам, стараясь не разбудить ее, она вздохнула и прижалась к нему. Внезапно он вспомнил об Элиоте и о том, кем была Тесс, но тут же попытался изгнать эти мысли. Не сейчас... Со всем этим он разберется потом.

Гриф повернулся, притянул Тесс к себе, и она подалась к нему с тихим сонным вздохом. В темноте он ничего не видел, но его тело чувствовало ее. Он провел ладонью по ее округлому бедру, затем его пальцы переместились ниже, нежно касаясь мягкой кожи внутренней стороны бедра, где остались следы их любовного общения. Желание вспыхнуло в нем с новой силой. Пятна засохшей крови убедительно свидетельствовали о потере невинности. Тесс явно хотела отдаться ему, а он в пылу страсти не смог себя остановить.

Опираясь на локоть, Гриф приподнялся, пытаясь найти ее губы, а затем нежно поцеловал Тесс, словно стремясь загладить прежнюю неосторожность. Тесс проснулась, и ее руки потянулись ему навстречу. Он просунул ногу между ее ног и прижался возбужденным древком к восхитительной шелковистости ее кожи.

На этот раз Гриф хотел продлить сладостную пытку и начал медленное изучение ее тела губами, задержавшись в ложбинке между грудями, в то время как его руки скользили вверх. Он прошептал имя Тесс и почувствовал слабое содрогание ее тела, когда она вздохнула в ответ.

Тело Тесс напряглось, ноги переплелись с его ногами. Складки ее кожи, в которые он уперся возбужденной плотью, едва не сломили его выдержку. Гриф замер, стараясь удержаться от того, чтобы не войти в нее немедленно.

Тесс не дала ему времени на то, чтобы восстановить самообладание. Ее руки скользнули по его спине и обхватили крепкие ягодицы. Гриф со стоном опустился на нее, не в силах далее сопротивляться. Медленно, словно помимо воли, его мужская твердость скользнула в теплую соблазнительную нишу. Он задрожал, едва сдерживаясь от дальнейшего проникновения. Дыхание его участилось, а губы жадно прильнули к напряженному соску ее груди, и он начал ласкать его языком, совершая круговые движения.

44
{"b":"570","o":1}