ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Арейла. Месть некроманта
Тело, еда, секс и тревога: Что беспокоит современную женщину. Исследование клинического психолога
Метро 2033: Логово
Я знаю, когда ты лжешь! Методы ЦРУ для выявления лжи
Беглец/Бродяга
Юная леди Гот и роковая симфония
Блокчейн: Как это работает и что ждет нас завтра
Спящие гиганты
«Смерть» на языке цветов

Из горла Тесс вырвался стон наслаждения, и она широко раздвинула ноги. Гриф продолжал ласкать се грудь, жадно посасывая, отчего Тесс начала извиваться под ним. Он весь дрожал от предвкушения, готовый войти в нее, но в последнее мгновение отступил перед соблазном. Ее тихие страстные стоны усилились, а руки сжимали его тело так, что он едва сдерживался в напряженном ожидании. Затем Тесс согнула колени и, обхватив ногами, прижала его к себе.

Тело Грифа немедленно среагировало, и он погрузился в нее. Она вздрогнула, а потом выгнулась под ним, со стоном и мольбой произнося его имя.

Грифа охватила дикая радость, когда он почувствовал ее неопытное стремление испытать высшее наслаждение. Теперь он мог дать ей возможность удовлетворить потребность ее жаждущего тела. Она со стоном отвечала на его поцелуи и с неистовой страстью приподнималась, встречая его толчки. Гриф старался продлить их, глубоко проникая в нее, а она поощряла его руками, задавая желаемый ритм. Он не смог больше выдержать и, вскрикнув в безумном экстазе, с силой прижал ее к себе, а затем они вместе вознеслись к вершинам блаженства.

Все произошло гораздо быстрее, чем он хотел. Когда же Гриф попытался отодвинуться, чтобы освободить ее, она удержала его, заставив остаться на месте, а потом прильнула к нему, словно боясь, что он может исчезнуть.

Гриф уткнулся носом в нежное местечко пониже ее уха и с удовольствием услышал ее чувственный вздох, свидетельствующий о полном удовлетворении. Он еще долго оставался над Тесс, пока ее дыхание не сделалось спокойным и равномерным, затем медленно высвободился и перекатился на бок.

Тесс что-то пробормотала во сне и нащупала его руку, потом повернулась к нему спиной и уютно пристроилась, повторяя изгиб его тела. Такой жест доверия вызвал у Грифа желание крепко прижать ее к себе, но вместо этого он осторожно убрал руку, скользнув по мягкой выпуклости груди, и поцеловал ее в плечо. Тесс опять вздохнула и на мгновение прижалась к нему, прежде чем расслабиться.

Она уже давно уснула, а Гриф все никак не мог заснуть. Он смотрел в темноту и чувствовал, как недолгое счастье покидает его. Даже обладая таким сокровищем, которое ему предоставила жизнь, он не мог не думать о реальном положении вещей. Тесс являлась женой Стивена Элиота, и этим было все сказано.

Гриф вспомнил сон и слова отца относительно чести. Неужели это действительно было? Прошло слишком много времени, и теперь лицо отца представлялось ему весьма смутно, но, несмотря на это, в памяти Грифа отец остался непоколебимым, никогда не изменяющим своим принципам.

Гриф закрыл глаза и ощутил знакомые боль и тоску, которые мучили его много месяцев. Он подумал, что не сможет выдержать новых мучений. В своей жизни он уже пережил потерю семьи, Грейди, Тесс. Из-за того, что он не позволял себе любить близких людей, не давал волю чувствам, ему приходилось страдать и терпеть боль, от которой потом невозможно было избавиться.

Вот и теперь он не мог любить Тесс, зная, что она принадлежит другому. Но даже если бы она была свободной, он не мог рисковать и навлекать на себя новые страдания. Что касается страсти, он знал теперь, что Тесс готова делить ее с ним, однако внушенные отцом понятия о чести не давали ему покоя. Во имя того, кем он был когда-то, он найдет в себе силы уйти, как сделал это в недавнем прошлом, и никогда больше не приблизится к ней, поскольку не доверяет своей выдержке.

Он постарается восстановить свою честь и завтра же покинет Тесс навсегда.

Постепенно ночная тьма начала рассеиваться, и первые проблески зари коснулись Тесс, сделав видимыми ее очертания.

Веки Тесс дрогнули, и она, проснувшись от незнакомого ощущения холода, не сразу осознала, что лежит обнаженной, что уже наступило утро и она одна в палатке. Мгновение спустя Тесс вспомнила, что было ночью, и, быстро сев, стала искать глазами Грифа.

Движение вызвало у нее приступ боли, и она посмотрела вниз. На ее ногах и на одеяле под ней виднелись темные пятна засохшей крови. Она покраснела, а потом откинула назад волосы и рассмеялась. Значит, все, что случилось, было правдой, а не сном. Гриф лежал с ней и обладал ею. Ее план сработал гораздо лучше, чем она могла представить. Теперь она безвозвратно принадлежит ему.

Тесс робко выглянула из палатки, но Грифа нигде не было. Тогда она потихоньку вышла, наполнила небольшой таз свежей дождевой водой, затем вернулась назад и тщательно вымылась. Начав одеваться, она заметила мокрые штаны Грифа, лежавшие в углу, и снова покраснела, а затем, немного поколебавшись, отбросила блузку в сторону. Они были одни – кто еще увидит ее?

Забыв о правилах приличия, Тесс с радостным смехом выскользнула из палатки. Удивительно приятно было ощущать обнаженным телом легкий утренний ветерок. Она зашагала по протоптанной дорожке к пляжу, где яркое солнце и белый песок заставили ее прищуриться, осматривая лагуну.

Через несколько мгновений она заметила Грифа: он плавал вдалеке на глубокой воде, где возле рифов вздымались большие буруны. В какой-то момент он скрылся под пенистой волной, и Тесс инстинктивно напряглась, зная, какая опасность может подстерегать его. Сама она никогда не отваживалась заплывать туда.

Гриф на мгновение появился и снова исчез. Время шло, а Тесс все не видела его. Ноги ее ослабели, и она резко опустилась на теплый песок. Ее охватил гнев. Почему он заплыл так. далеко? Она закусила губу и попыталась объяснить себе это обыкновенной глупостью. Уткнувшись лицом в колени, Тесс прошептала молитву, после чего наградила Грифа несколькими нелестными эпитетами. Она ждала столько, сколько могла выдержать, а потом откинула назад волосы и снова попыталась отыскать его взглядом.

Если бы не крутой разворот летящего альбатроса, который привлек ее внимание, она так и не увидела бы Грифа – он плыл вдалеке с подветренной стороны в спокойных водах ближе к острову. С криком облегчения Тесс вскочила и побежала по песку, затем зашлепала по воде и, наконец, нырнула.

Если Гриф и заметил ее, то не подал виду. Тесс плыла плавными, мощными гребками, как научила ее Майна еще в юные годы. Вода была теплой и чистой. Сначала Тесс ощутила болезненное раздражение в интимном месте, но потом все исчезло. Тесс старалась избегать коралловых выступов и не обращала внимания на плещущихся рыб, которые устремлялись прочь от нее.

Она встретилась с Грифом на песчаном мелководье между кораллами. Он встал на дно, где глубина была по пояс, и наблюдал за ее приближением. Тесс вновь охватила робость. Она замедлила движение и, погрузив обнаженные плечи в воду, затаила дыхание.

– Ты ужасно напугал меня, – сказала она с оттенком беспокойства в голосе. – Ты мог утонуть около этих рифов.

– Это было бы счастливым избавлением, – ответил он неожиданно холодно.

Бесстрастное выражение лица Грифа лишило Тесс надежды на приятное утро, и она, нахмурившись, опустила голову и уныло посмотрела на кристально чистую водную гладь.

– Я не понимаю тебя.

– Почему ты не сказала мне сразу?

Она подняла голову.

– Не сказала о чем?

– Что ты была девственницей, черт возьми!

Тесс закусила губу.

– Я говорила, – робко возразила она.

– Нет. Боже, неужели ты думаешь, что я стал бы... – Гриф осекся. – За кого ты меня принимаешь?

Тесс постаралась вспомнить, в каких словах выразила. свое признание в письме. Невозможно, чтобы Гриф неправильно интерпретировал смысл сказанного там.

– Я написала тебе письмо, в котором сообщала о Стивене и... о прочих вещах.

Он посмотрел на нее так, будто она говорила нечто странное и на непонятном языке.

– Так ты что, не читал его?

Ответа не последовало, и Тесс вдруг поняла, что если он не читал ее письмо, то еще многого не знает. Теперь она растерянно думала, как рассказать ему обо всем, что с ней случилось.

Пока она колебалась, его взгляд опустился ниже, где прозрачная вода плескалась около ее грудей. Хотя хмурое выражение не покидало его лица, Тесс заметила, как на его щеке пульсирует жилка. Потом Гриф быстро отвернулся. Было ясно, . что в нем снова проснулось желание, которое он немедленно подавил.

45
{"b":"570","o":1}