ЛитМир - Электронная Библиотека

Семья фермеров жила в полном достатке. Время от времени Джейни и ее мать вдвоем уезжали на телеге и возвращались с мукой, сыром и медом, а во дворе у них паслись три поросенка и дойная коза. Жена фермера заботилась о Тесс и даже предлагала ей материал и помощь в изготовлении одежды для будущего ребенка. В общем, ее положение под стражей было вполне благоприятным, поскольку фермеры считали, что Тесс приносит им удачу и ее надо лелеять, а не пренебрегать ею. Единственным признаком того, что она находится в заключении, являлись решетки на двери и окнах ее спальни.

Пока Тесс раздумывала над всем этим, девочка успела добежать до дверей, и через некоторое время снаружи раздался вежливый стук. Едва войдя, Джейни, забыв на время правила приличия, с гордостью замахала газетой:

– Посмотри, что бакалейщик дал нам. Давай почитаем!

– Непременно! – Тесс, так же как Джейни, желала поскорее узнать новости из внешнего мира. – Пойдем вниз, чтобы твои родители тоже могли послушать.

Джейни доверчиво подала руку Тесс и прижалась щекой к ее плечу.

– Я люблю тебя, мисси.

Тесс осторожно сжала маленькую ручку. Как хорошо будет ей, когда у нее появится своя маленькая девочка!

Теперь вся семья собралась на кухне вокруг Тесс. Мать Джейни поспешно закончила убирать товары, привезенные из города, и настояла, чтобы Тесс сначала выпила чашку чая с медом.

Тесс согласилась и, пригубив чай, развернула газету. Почему-то се внимание первым делом привлекли выделенные черные буквы внизу.

Прочитав несколько строк, она едва не поперхнулась.

– Боже милостивый! – Тесс поставила чашку на стол, боясь выронить ее из дрожащих пальцев.

«Дело Элиота закрыто, – гласил заголовок. – Таинственный убийца приговорен к повешению». Тесс поднесла газету ближе к глазам и стала взволнованно вглядываться в мелкий шрифт.

«Суд присяжных города Винчестера на выездной летней сессии рассмотрел дело о трагическом убийстве мистера Стивена Элиота из Ашленд-Корта, графство Гэмпшир, и вынес вердикт: обвиняемый виновен по всем пунктам. Несмотря на отказ преступника назвать свое имя и сотрудничать с полицией, адвокатом и судом, на основании представленных улик и свидетельских показаний суд присяжных установил, что обвиняемый проник в дом мистера Элиота в отсутствие обслуживающего персонала и, будучи настигнутым при попытке совершить кражу, убил мистера Элиота в ночь на 25 июня».

Взгляд Тесс опустился ниже. «... Жертва и нападавший были обнаружены в подвале... Преступник оставался без сознания в течение четырех дней... Переданный заботам... Значительный опыт позволил ему успешно залечить ранения, несмотря на большую потерю крови... В процессе лечения и судебного разбирательства преступник не пытался оправдываться, отказывался назвать свое настоящее имя и постоянно молчал... Он сообщил лишь вымышленное имя – Джон Доу...»

Тесс тут же перевела глаза на другую заметку. «Преступник – молодой человек хорошей наружности, его рост шесть футов и два дюйма, с благородными чертами лица, бронзовыми, выгоревшими на солнце волосами, орлиным носом И красивыми серыми глазами. Атлетическая фигура и сильный загар привели полицию к заключению, что профессия убийцы связана с физическим трудом, хотя, с другой стороны, его внешность говорит о том, что он когда-то был джентльменом».

Из горла Тесс вырвался стон, и все же она продолжила читать. «Арестованный оживился только однажды, когда мистер Бриджуотер, дворецкий, был вызван в качестве свидетеля. Его взгляд явно смутил мистера Бриджуотера, и тот начал путаться в показаниях и времени обнаружения трупа. Поскольку его показания не являлись существенными и он в свои девяносто лет был явно утомлен, его больше ни о чем не спрашивали.

Наиболее странным в этом трагическом деле явился и тот факт, что до сих пор неизвестно местопребывание жены мистера Элиота. Местные источники указывают, что миссис Элиот помещена в психиатрическую больницу во Франции, но ее родственники отрицают это, так что полиция пока не может точно определить, где она находится.

Еще более странным является то, что, будучи раненным, преступник в бреду называл миссис Элиот именем, данным ей при крещении, а из его дальнейшего бессвязного бормотания стало ясно, что речь идет о каком-то кольце, возможно, с изумрудом, имеющем значительную денежную ценность. Вероятно, найдутся читатели, которые могут заподозрить, исходя из описанных обстоятельств, что мотив убийства мог быть иным, нежели неожиданная встреча с хозяином дома при попытке кражи, однако забота о добром имени миссис Элиот препятствует всяким измышлениям на эту тему в газете».

В самом низу в черной рамке было напечатано: «Осужденный мужчина будет казнен в восемь часов утра в понедельник, 17 сентября, в тюрьме города Винчестера».

Тесс в отчаянии взглянула на жену фермера.

– Какой сегодня день? – дрожащим голосом спросила она.

– Сегодня базарный день, мисс...

– Я хочу знать число! – Не дождавшись ответа, Тесс взглянула на дату, обозначенную в газете. Базарный день – среда, но если газета действительно недельной давности... Сколько дней она находилась здесь? И что, если сегодня уже девятнадцатое число? Нет, не может быть!

Тесс вскочила на ноги. Встревоженный фермер поднял стул, который она сбила, и с удивлением взглянул на нес, а Джейни взяла ее за руку.

– Плохие новости? – с опаской спросила она.

Тесс облизнула пересохшие губы.

– Стивен умер.

Фермер всплеснул руками:

– Мистер Элиот!

– Произошел несчастный случай. Смотри, Джейни, здесь напечатано его имя. Ты можешь прочитать это?

Джейни повторила буквы и соединила их вместе, как ее шла Тесс.

– Да, мисси, здесь написано «Элиот».

– Не может быть! – Похоже, фермер никак не мог прийти в себя. – Это не о нем, а о ком-то другом.

Тесс молчала. Она отлично понимала, что для приютившей ее семьи новость о смерти Стивена означала крушение их надежд. Однако они должны поверить в то, что случилось, иначе она не обретет свободу, – пока не будут израсходованы все деньги, полученные от Стивена.

Тесс охватила паника, и она указала на газету.

– Джейни, какая здесь дата?

– Двадцать пятый июнь, мисси, – быстро сказала Джейни, гордая тем, как хорошо она выучила все месяцы года.

– Значит, со дня, когда мистер Элиот был убит, прошло уже три месяца. – Тесс посмотрела на хозяина дома. – Вы о нем слышали что-нибудь с тех пор?

Фермер подвинул к себе газету и беспомощно уставился на напечатанный текст, потом поднял голову, и Тесс увидела тревогу в его глазах.

– Нет, я не слышал о нем ни слова, мисс, однако у нас еще достаточно денег...

– Разве он не говорил, что вернется?

Фермер опустил глаза.

– Да, говорил.

– Его светлость был нашим благодетелем, и нам будет тяжело без него, – тихо прибавила мать Джейни.

Тесс быстро повернулась к ней.

– Я знаю. – Она сцепила руки за спиной. – Вы были очень добры ко мне, но теперь для вас нет смысла держать меня здесь, к тому же меня ищет полиция. Пожалуйста, отвезите меня в город, и я сделаю так, что о вас позаботятся, обещаю.

– Не уезжайте от нас, мисси, – захныкала Джейни.

– Детка, я должна! – возбужденно воскликнула Тесс. – Скоро вы потратите имеющиеся у вас деньги и захотите получить еще, но мистер Элиот больше не приедет сюда. Я могу помочь вам, если вы отвезете меня в город. – Она взяла жену фермера за руки. – К тому же у вас нет оснований держать меня здесь против моей воли, и вы отлично знаете это.

Женщина опустила голову, потом подняла глаза и взглянула на мужа:

– Дункан...

– Ничего нехорошего в этом нет, – упрямо сказал хозяин дома. – А что касается денег, мы не будем голодать даже зимой, дорогая.

Однако фермерша неожиданно встала на сторону Тесс.

– Как ты будешь держать ответ перед Богом за то, что насильно удерживаешь эту милую женщину здесь? Неужели это тебя не беспокоит? Думаю, тебе нечего будет сказать в свое оправдание.

59
{"b":"570","o":1}