ЛитМир - Электронная Библиотека

В остальном Старк ссылался на приказы капитана. По приказу Натаниела Элиота он не изменил курс корабля, когда был замечен дым на неизвестном судне и капитан Элиот отказался выйти на палубу, затем, также по его приказу, прибыв на терпящее бедствие судно, поджег две банки лака в трюме «Арктура» и, прихватив с собой лейтенанта, поспешил назад на «Мистраль».

– Скажите суду, на что вы рассчитывали, поджигая банки с лаком? – спросил адвокат Вуд.

– Я полагал, что это вызовет пожар на корабле. Так я понял отданный мне приказ.

– И это сработало?

Старк пожал плечами.

– Означает это «да» или «нет», мистер Старк?

– Как сказать... – неуверенно пробормотал Старк и вдруг замолчал.

– Так вы видели дым?

– Нет. Было уже довольно темно.

– В таком случае был ли виден свет от пожара?

– Нет, – снова сказал Старк. – Мы очень быстро удалились от этого места.

– Как далеко вы ушли?

– О, не меньше чем на десять лиг.

– То есть около тридцати миль?

– Да, около того.

– Вы видели когда-нибудь ночной пожар, мистер Старк?

Старк откашлялся.

– Нет.

– А знаете ли вы, что, когда вышедший из Блэкпула фрегат загорелся несколько лет назад, зарево заметили даже с острова Мэн на расстоянии около шестидесяти миль?

– Нет, сэр, – произнес Старк и закашлялся.

– Возможно, корабль не загорелся?

– Я не знаю. Но можно предположить, что не загорелся, если банки не упали.

– Могло ли быть такое, учитывая волнение моря, о котором вы упомянули?

– В этой жизни все возможно.

– То есть вы допускаете, что ни одна из банок с горящим лаком не перевернулась на неуправляемом корабле во время волнения на море?

– Нет, это невероятно.

– Что еще, по-вашему, могло послужить причиной тому, что на корабле не вспыхнул пожар от банок с горящим лаком?

Старк надолго задумался, потом тихо произнес:

– He могу ничего предположить.

– Ничего, мистер Старк? У вас нет ни единой версии?

Старк был явно обескуражен. Он огляделся вокруг, затем снова посмотрел на Вуда.

– Возможно, кто-то погасил огонь.

Присутствующие начали перешептываться.

«Это сделал Грейди», – с болью подумал Гриф.

– Считаете ли вы, что существует другая причина, почему качающийся корабль не подвергся пожару из-за открытых банок с горящим лаком?

Этот вопрос снова заставил Старка глубоко задуматься..

– Нет, – сказал он наконец почти шепотом.

– Громче, мистер Старк. Члены палаты, возможно, заинтересуются вашим ответом.

– Нет, – повторил Старк. – Я так не думаю.

– Значит, если корабль, который вы пытались поджечь семнадцать лет назад, все-таки уцелел и сейчас находится в хорошем состоянии, то, должно быть, кто-то на нем остался в живых?

– Да, вероятно, так все и было, – согласился Старк.

Допрос свидетелей продолжился. В ходе его «Арканум» был безусловно опознан как «Арктур» по первоначальным чертежам, и сделали это люди, которые строили его. Следователи обнаружили также первоначальное носовое украшение и доски с названием корабля, спрятанные в фальшперегородке. Написанное от руки завещание с подписью Александра Меридона, в котором Гриф объявлялся наследником, было признано подлинным не менее чем пятью уважаемыми графологами. Даже Мазу, щеголяя кошачьей походкой и татуировками, пришел дать показания. Он рассказал, как присоединился к команде «Арктура», состоящей в двух человек – мужчины и двенадцатилетнего мальчика, на западном побережье Африки в начале 1851 года.

Наконец в зал суда в сопровождении чиновника вошел шаркающей походкой старик Бадгер. Принеся присягу, Бадгер, сдвинув подрагивающие брови, решительно посмотрел на Грифа, и тот отвернулся, понимая, что на этот раз когда-то верный ему слуга будет говорить правду.

Казалось, лорд-канцлер был немало удивлен, услышав, что старик, который на первом допросе выглядел крайне подавленным и бормотал нечто непонятное, сейчас твердо заявил, что сам пригласил обвиняемого в дом.

– Мистер Бриджуотср, ваши показания существенно отличаются от тех, которые вы давали ранее.

Губы Бадгера дрогнули, но он так ничего и не сказал.

– Соответственно я должен напомнить вам, что вы находитесь под присягой.

– Да, ваша светлость, – наконец отозвался Бадгер. – Сейчас я говорю правду, а тогда... лгал.

– Мистер Бриджуотер, – немедленно обратился к нему Вуд, – вы говорите, что ранее лгали, давая свидетельские показания. Что именно из ваших прежних показаний не соответствует действительности?

– Раньше я говорил, что впервые обнаружил его светлость в погребе утром. Это была ложь. Накануне вечером, когда он позвонил у входа, я открыл дверь и впустил его в дом.

– Вы не сказали об этом полиции?

– Нет, сэр.

– А почему вы скрыли от полиции этот факт?

– Потому что... Видите ли, войдя в дом, его светлость попросил меня поклясться, что я никому не скажу о его появлении.

– Обвиняемый просил вас поклясться в этом?

– Да, сэр. – Бадгер посмотрел на своего господина с мольбой в глазах, и Гриф слегка качнул головой, прощая его. Теперь любое лжесвидетельство Бадгера уже не имело смысла.

– Мистер Бриджуотер, – продолжил Вуд, – когда вы открыли дверь и увидели обвиняемого, вы узнали его?

– Сперва я подумал, что да, сэр.

– И кто, по-вашему, это был?

– Лорд Александр, сэр.

В зале загудели.

– Но ведь лорд Александр умер семнадцать лет назад, разве не так?

– Именно так, сэр.

– Как долго вы оставались в этом заблуждении?

– Пока его светлость не сказал мне, что не является лордом Александром.

– Там, где вы встретились, было достаточно света, чтобы разглядеть его?

– Да, сэр.

– Пока он не сказал вам, что не является лордом Александром, как вы могли принять его за человека, который, как вам было известно, умер семнадцать лет назад?

Бадгер поджал губы.

– Вы сочтете меня старым дураком, сэр...

Лицо адвоката смягчилось.

– Конечно, нет, мистер Бриджуотер. Я только хочу, чтобы вы рассказали, что подумали тогда. Никто здесь не будет смеяться над вами, если вы скажете правду.

– Ну, я подумал, что это привидение, сэр.

– Почему вы пришли к такому заключению?

– Он выглядел, как лорд Александр, сэр, и его галстук был в крови. В свое время говорили, что пираты перерезали лорду Александру горло, сэр.

– По вашим словам, обвиняемый сказал вам, что не является лордом Александром. И кем же он представился?

– Сказал, что его зовут Грифон и он – сын Артура.

– Вы поверили ему?

– О да, сэр.

– Значит, все это время, когда никто не мог определить, кем является обвиняемый, вы знали, кто он на самом деле, но не сообщали полиции?

– Нет, я никому не говорил, сэр. Я ведь дал клятву. – Неожиданно Бадгер разразился слезами. – Я не думал, что его приговорят к повешению.

Выждав несколько минут и дав Бадгеру немного успокоиться, Вуд спросил:

– Вы и сейчас верите, что обвиняемый действительно является Грифоном Меридоном, внуком покойного маркиза?

– О да, сэр, разумеется!

– Мистер Бриджуотер, я правильно полагаю, что в Ашленд-Корте имеется портрет лорда Александра?

– Да, сэр, это так.

– И где он висит?

– В гобеленовой комнате, сэр, на северной стене, около двери. Обычно он висел в галерее, но мистер Элиот перенес его наверх после смерти отца.

– Ваша светлость, – обратился Вуд к лорд-канцлеру, – я прошу позволения представить здесь упомянутый свидетелем портрет. Это работа сэра Джорджа Ричмонда. Лорд Александр позировал художнику в декабре 1849 года, когда ему было тридцать лет.

Когда портрет внесли, Вуд дал указание расположить его рядом с Грифом так, чтобы лорд-канцлер мог одновременно видеть и картину, и обвиняемого.

Гриф хорошо видел, как изменилось лицо канцлера. Его седые брови взметнулись вверх, и он медленно кивнул:

– Ваш аргумент весьма убедителен, адвокат. Поверните портрет так, чтобы его могли видеть лорды.

64
{"b":"570","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Игра престолов
Корпорация «Русская Америка». Форпост на Миссисипи
Йога между делом
Без компромиссов
Острые предметы
Айн Рэнд. Сто голосов
Поступай как женщина, думай как мужчина. Почему мужчины любят, но не женятся, и другие секреты сильного пола
Бертран и Лола
Двенадцать