1
2
3
...
67
68
69
...
71

Подойдя к окну, Тесс могла свободно обозревать то, что находилось как внутри, так и снаружи, и ее взгляд сосредоточился на небольшом отрезке извилистой дорожки, который легко просматривался среди деревьев.

В это утро Тесс поднялась с рассветом и, занявшись своим туалетом, довела до отчаяния не только себя, но и няньку, горничных и личную служанку. Сначала она выбрала розовое платье, потом потребовала серое и наконец остановилась на светло-зеленом, украшенном кисеей с ткаными горошинами, буфами на рукавах и перламутрово-белой лентой на поясе. По ее мнению, этот наряд выглядел особенно женственным, изящным и деликатным. Никто теперь не смог бы узнать в ней ту неухоженную девицу, которая когда-то пробиралась по грязи в дебрях Амазонки или, стоя по пояс в воде, ловила угрей на Таити. По крайней мере она надеялась на это. Усевшись на подоконник, Тесс инстинктивно сжимала и разжимала руки в ожидании. Прошло уже три недели с тех пор, как мистер Тейлор вернулся из Ашленда с обескураживающим сообщением, и две недели с момента получения официального письма от Грифа, в котором выражалось желание обсудить вопросы, касающиеся опекунства и других вещей.

«И других вещей». Эта фраза пугала ее. Тесс была уверена, что Гриф собирается начать бракоразводный процесс, хотя, по словам мистера Тейлора, у него не было для этого никаких законных оснований. Брак на Таити подтвердила церковь в Англии, а попытка Стивена аннулировать его путем подкупа и убеждения нескольких священнослужителей потерпела крах.

К тому же Тесс была образцовой женой: она постоянно находилась дома, не посещала вечеринки, заботилась о своем ребенке. Она даже перечитала все имеющиеся в доме книги и в конце концов сосредоточилась на «Журнале для английских домохозяек». От ее внимания не ускользала ни одна из заметок, где излагались требования, выполнение которых способствовало ее становлению в качестве добропорядочной жены и матери семейства. Теперь это занимало все ее время.

Когда Тесс впервые обнаружила связь между Грифом, кольцом с печаткой и историей «Арктура», это показалось ей нереальным, однако она решила использовать эти факты как возможный путь спасения Грифа и добилась-таки того, что палата лордов приняла апелляцию. Только когда лорды признали в Грифе равного по положению и вынесли оправдательный приговор, она начала понимать всю значимость происшедшего. В один момент статус Грифа изменился от бродяги-капитана до маркиза Ашленда, и теперь между ними не осталось барьеров ни в общественном положении, ни в богатстве. По титулу и состоянию Гриф даже превосходил ее. Газеты с ликованием печатали удивительные сообщения, не упуская ни одной подробности, касающейся унаследованного им богатства. Сюда входил доход от железных дорог, угольных шахт в Уэльсе, от земельных участков в Мейфэре и Вестминстере, от богатых поместий в Гэмпшире и Дорсете. О таком достатке любой мог только мечтать, и ежедневные издания постоянно подогревали интерес читателей частыми публикациями на эту тему.

Тесс была очень довольна. Каждый фунт ежегодного дохода Грифа, о котором писали газеты, казался ей кирпичиком, извлекаемым из стены гордыни, разделявшей их. Тесс надеялась, что Гриф сам придет к ней, как только осознает устойчивость своего положения.

Но он не приходил, и Тесс расценила это как своеобразный ответ. Видимо, в ней самой был какой-то изъян, заставлявший его отворачиваться от нее.

Когда в полуоткрытую дверь детской постучал мистер Тейлор, Тесс, вздрогнув, подняла голову и, устало улыбнувшись, пригласила его войти.

– Я пришел пожелать доброго утра своему крестнику, – приветливо сказал гость и, наклонившись над колыбелью, пошевелил пальцами, не отрывая при этом глаз от Тесс. – А вы превосходно выглядите, мадам.

– Неужели? – Тесс встала и начала беспокойно ходить по комнате.

– Единственно, вашим щечкам не хватает немного румянца.

Тесс тотчас подошла к зеркалу, и мистер Тейлор с улыбкой покачал головой:

– Нет, нет, не так буквально, дорогая.

– О! – Тесс посмотрела на него и закусила губу. – Вы хотите сказать, что я выгляжу слишком подавленной?

– Скорее, немного взволнованной.

Тесс вздохнула:

– Так и есть. Сейчас я волнуюсь даже больше, чем перед первым балом. – Она выглянула в окно. – Прошло уже пять минут после назначенного времени, а Грифа все нет. Возможно, он просто опаздывает?

Мистер Тейлор развел руками:

– Этого я не могу знать.

– Но... вдруг он вообще не приедет?

– В таком случае я пригоню его сюда палкой.

Тесс неловко улыбнулась:

– Мне кажется, вы уже пытались сделать это...

– О нет. Он еще не видел меня в гневе, но я предоставлю ему такой шанс, если он не исправится.

Опустив глаза, Тесс тихо произнесла:

– Судя по тому, что вы рассказали мне о нем, я не думаю, что Гриф изменит свою точку зрения.

Мистер Тейлор выпрямился.

– Он не сможет развестись с вами, Тесс, и вы не должны сомневаться в этом.

– Какая разница, сможет или нет? Главное, он хочет сделать это.

– Ну, пока нет никаких признаков этого.

– А мне кажется, – голос Тесс задрожал, – что сейчас он особенно сожалеет о своей женитьбе, поскольку перед ним открылся неограниченный выбор.

– Мне так не показалось.

– А что же вам показалось?

Мистер Тейлор слегка сдвинул брови и посмотрел на ребенка, который спокойно лежал в колыбели, широко раскрыв глаза.

– Я бы сказал, – он задумчиво прищурился, – маркиз Ашленд сейчас похож на человека, который долго спал, и вдруг его неожиданно разбудили.

– Я не понимаю.

– Это называется нервным срывом. Если слишком долго держать человека под обстрелом, не продвигаясь ни вперед, ни назад, без всякой надежды на спасение, а потом, когда он уже готов умереть, вывести его из-под огня... – Тейлор покачал головой. – Нечто подобное испытал и ваш муж. Я подозреваю, что он еще не до конца пришел в себя.

– Да, это моя вина. Из-за меня он подвергся таким страданиям.

– Возможно. – Тейлор чуть приподнял брови. – Но сейчас, когда все благополучно закончилось, Гриф выглядел бы неблагодарным ничтожеством, если бы винил вас за то, что вы вернули ему наследство.

– О, если бы я была настоящей леди! – простонала Тесс. – Вероятно, он стыдится иметь такую легкомысленную, склонную бродить по свету женщину в качестве маркизы. Вы знаете, что печатают в газетах?

Тейлор фыркнул:

– Кажется, о том, что вы не носите корсетов, и тому подобное, не так ли? Я готов поклясться, что маркиз не читает этих газет. Он даже не знает, что существует «Женское христианское общество», и, разумеется, его не волнует то, что они отказываются принять вас в свои ряды, потому что вы знакомы с такими книгами, как «Основы геологии».

– А еще труды Дарвина, – напомнила Тесс. – Это им особенно не нравится. – Она поджала губы. – По их мнению, непристойно считать, что наши предки произошли от обезьян.

Разговор прервал стук в дверь, и дворецкий доложил, что прибыл лорд Ашленд.

Тесс ощутила невероятную слабость. Она надеялась окончательно приготовиться к встрече, когда увидит в окно подъехавшую карету.

Мистер Тейлор взглянул на нее и затем, не сказав ни слова, вежливо удалился.

– Проводите гостя в розовую гостиную, – сказала Тесс слуге. Это была часть апартаментов ее матери: довольно милая, солнечная комната, примыкающая непосредственно к детской. Тесс подсознательно руководствовалась мыслью, что если Гриф увидит или хотя бы услышит своего ребенка, то, возможно, захочет остаться с ней.

Она поцеловала дремлющего малыша и, войдя в гостиную, закрыла за собой дверь детской. Вряд ли ее сын заплачет. Правда, порой он устраивал рев, который долго помнился всем, но это бывало крайне редко. К тому же няньке было приказано проверять состояние младенца каждые пять минут.

Усевшись на диван, Тесс терпеливо ждала, машинально водя пальцем по контуру одной из больших роз на ситцевой обивке.

Наконец раздался стук в дверь, и она сжала пальцы.

68
{"b":"570","o":1}