ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но, леди Тесс... – запротестовала миссис Тейлор.

Испытывая невольное чувство стыда, Тесс резко сказала:

– Оставьте меня одну. Мне известно, что в Англии модно падать в обморок из-за всяких пустяков. Сожалею, что вы нашли это смешным в моем случае.

В комнате возникла неловкая тишина. Чувствуя, что из ее глаз текут слезы, Тесс перевернулась на бок и встала на ноги.

Миссис Тейлор выглядела крайне расстроенной, и Тесс стало не по себе. Она повернулась к капитану, готовясь обвинить его во всем, включая собственное упрямство.

– Я знаю, что выгляжу смешной, и вы, конечно, считаете меня невоспитанной глупой женщиной. Да, я не знаю, какие прически следует носить, не умею вести умные разговоры и уверена, что ужасно наскучила вам, но я не боюсь змей и не падаю в обморок!

– Но послушай, дорогая... – Тесс уловила укоризненные нотки в голосе миссис Тейлор. – Капитан Фрост только что спас твою жизнь!

– Ему не следовало так беспокоиться обо мне! Я уверена, что благородное английское общество может вполне обойтись без меня.

– Ну зачем вы так говорите! – Казалось, миссис Тейлор сама была готова расплакаться.

– Спросите капитана, что он думает о леди, которая способна сдирать кожу со змей! – Тесс закусила дрожащую губу. Внезапно ей захотелось снова броситься в его объятия и просить не презирать ее за глупую вспышку гнева, за неблагодарность, за бестактные манеры и неподобающее поведение.

– Я надеюсь, – медленно произнес Фрост, – что леди снимет кожу также и с убитой мной змеи. Я хотел бы повесить этот прекрасный экземпляр в своей каюте.

Спокойный тон капитана поразил Тесс, глаза ее удивленно раскрылись.

– Видите ли, до сих пор мне не доводилось стрелять в змей, – небрежно добавил он.

У Тесс возникло странное желание рассмеяться сквозь слезы.

– Полагаю, для вас это не является чем-то особенным. – Капитан словно оправдывался. – Говорят, вы за свою жизнь поймали около тысячи подобных экземпляров.

Тесс слегка улыбнулась и тут же заметила, что капитан старательно сдерживает ответную улыбку. Казалось, он насмехался не над ней, а над собой.

– Ну уж и тысячи!.. – Она попыталась придать лицу независимое выражение.

– Значит, сотни? – с надеждой спросил он.

– Штук пятьдесят, не более.

Казалось, капитан был доволен тем, что к ней вернулось чувство юмора.

– Так вы обработаете мой экземпляр?

– Почему нет? Я неплохо умею делать это.

Улыбка Фроста согрела ее.

– Поверьте, – произнес он так тихо, что она едва расслышала его, – я ничуть в этом не сомневаюсь.

Когда гладкий темный корпус «Арканума-Арктура» закрыл от глаз Грифа ночное небо, он умело причалил шлюпку к кораблю и поднялся по приставной лестнице на борт, затем перебросил сюртук и шляпу через поручень и легко шагнул на палубу.

Ночь была спокойной; глухую тишину нарушали только редкие всплески волн. Отпустив новую команду на берег, Гриф полагал, что несколько самых плохих моряков не вернутся на корабль. На борту оставались только четверо членов его старого, проверенного экипажа, которые играли в карты на полубаке, где окна рубки светились манящим золотистым светом. Однако Гриф свернул к темной носовой части корабля – он не желал сейчас общаться с командой.

На полуюте, неподалеку от штурвала, сидел Грейди. Гриф, опустившись на скамью, вытянул ноги.

Его охватило уныние, на сердце ощущалась тяжесть. Такое же состояние возникло у него на веранде Тейлоров при звуке голоса Тесс. Он хотел сдвинуться с места, но не мог; хотел заговорить, но язык не поворачивался. Он просто сидел с закрытыми глазами и слушал легкое поскрипывание корабля.

– Прекрасный вечер, – наконец сказал Грейди.

Гриф глубоко вздохнул, открыл глаза и посмотрел на звезды.

– А может быть, и нет, – рискнул продолжить Грейди через некоторое время.

– Может быть, нет.

– Я говорил тебе, не стоит идти туда.

– Говорил.

Снова наступила тишина. Гриф слегка приподнялся и переместил взгляд с неба на мерцающие огни на берегу.

– Они хорошо обошлись с тобой, капитан?

В этом вопросе прозвучала скрытая угроза обидчикам друга, и если бы Гриф захотел обнажить перед Грейди свою душевную рану, он нашел бы средство смягчить боль. Грейди был верным товарищем и стремился вернуть Грифу бодрость духа, убеждая, что его место среди изгнанников общества, которые должны держаться вместе.

– Они были очень любезны со мной. – Гриф с досадой услышал усталость в своем голосе.

Грейди фыркнул:

– Тебя задел их образ жизни, не так ли?

Внезапно встав, Гриф подошел к поручню и провел руками по отполированному и заново покрашенному дереву. Теперь корабль стал очень красивым, подумал он, и тут же в его памяти возникло воспоминание о шелковистой гладкости женской щеки под темными как ночь волосами.

Гриф ухватился за грубые пеньковые ванты и ощутил пальцами их напряженную вибрацию, словно это был живой пульс корабля, передающийся от палубы до самого кончика бизань-мачты на высоту сотни футов. Корабль принадлежал ему, и в этот момент он подумал, что готов продать душу дьяволу, лишь бы сохранить его.

– Не стоит завидовать, – предупредил его Грейди с грубым добродушием, смягчающим остроту слов.

– Завидовать? – Гриф угрюмо усмехнулся. – Разве в этом дело?

– Еще хуже, если ты вообразил, что влюблен.

«Неужели я действительно вообразил это?» Ответом на этот вопрос было ощущение страдания, которое, казалось, заполнило его всего и легло тяжелым грузом на сердце. Гриф вспомнил зеленовато-голубые глаза Тесс, наполненные слезами. Его сердце замерло от страха, когда змея возникла из темноты поблизости от нее.

К счастью, его выстрел оказался удачным. Он использовал единственный шанс и выстрелил в темноте. Пуля пролетела в четырех дюймах от ее красивого испуганного лица и поразила змею. А потом она повернулась к нему и позволила обнять ее. Некоторое время он стоял, потрясенный, ощущая ее нежное тело и шелковистые волосы на своей щеке. Мысли покинули его; осталось только желание держать ее в своих объятиях бесконечно долго.

И тут Грейди не выдержал молчания.

– Кто она, капитан?

Гриф посмотрел на темную воду внизу, завороженный неугомонным движением серебристых волн.

– Леди Коллир, – тихо сказал он и понял, что признание похоже на смертный приговор.

Грейди тяжело вздохнул:

– Этого я и боялся. – Послышался щелчок огнива, и Грейди зажег свою трубку. – Ты прекрасно знаешь, что она не предназначена для таких, как ты.

Гриф стиснул челюсти.

– Это не так. – Пеньковый канат обжег его ладонь. – Ты же знаешь, что это неправда.

– Ты все еще продолжаешь мечтать, что принадлежишь к благородным джентльменам и тебе должно принадлежать богатство, но тебя никто, кроме меня, не слышит на этом корабле.

«И все же я действительно являюсь таковым, – в отчаянии подумал Гриф. – Его светлостью Грифоном Артуром Меридоном, шестым маркизом Ашлендом. На самом деле я имею более высокий титул, чем она».

Судьба сыграла с ним злую шутку много лет назад. Если бы его жизнь сложилась так, как было предначертано с рождения, он мог бы стать сейчас одним из перспективных женихов, вполне подходящих леди Коллир по богатству и происхождению, вместо того чтобы терзаться сомнениями при одной мысли о ней.

Мрачный юмор немного восстановил его самообладание и заставил осознать разницу между реальностью и мечтой. Гриф повернулся к Грейди.

– Ты никогда не догадаешься, что мне предложили.

– Продать им корабль? – предположил Грейди. – Или продать первого родившегося сына?

Гриф мрачно улыбнулся и, отойдя от поручня, снова сел на скамью.

– Тейлор хочет, чтобы я остался в Англии охранять порог леди Коллир от воображаемого нашествия подонков, пока она не найдет подходящего мужа.

– Не понимаю я этого, – пробормотал Грейди. – Неужели кто-то думает, что ты согласишься на роль дворецкого?

9
{"b":"570","o":1}