ЛитМир - Электронная Библиотека

Карл закончил уборку холла и сейчас находился в своей комнатушке рядом с лифтом. Один лифт, как всегда, был открыт и работал. Огни в холле были приглушены. Короче, обычное ночное дежурство.

Квиллан был низеньким, довольно плотным мужчиной с яркими жабьими глазами, которые, казалось, имеют дружеское выражение, не имея никакого выражения вообще. На голове совсем немного бледно-желтых волос. Квиллан сцепил бледные руки на мраморной плите стойки. Он дремал, хотя глаза были широко раскрыты и невидяще смотрели на стену.

Отделанные медью двустворчатые двери распахнулись, и в холл вошел Стив Грейс в плаще с поднятым воротником и низко надвинутой шляпе. Из угла рта свисала сигарета, от которой вилась тоненькая струйка дыма. Стив был настороже, но выглядел непринужденно. Грейс подошел к стойке и постучал по мрамору.

– Проснись! – фыркнул он.

Квиллан чуть приподнял глаза и объявил:

– Все номера с окнами на улицу имеют ванны. Но на восьмом этаже никаких вечеринок. Привет, Стив. Значит, в конце концов попал под топор. Да, оступился. Такова жизнь.

– О'кей, – согласился Стив. – Ну как, нашли нового ночного служащего?

– Он нам не нужен, Стив. По-моему, мы и раньше не нуждались в услугах детектива.

– Ошибаешься. Он вам понадобится, когда какой-нибудь старик, вроде тебя, поселит каких-нибудь шлюх рядом с ребятами, вроде Леопарди.

Квиллан, закрывший наполовину глаза, тут же открыл их.

– Только не я, дружище, – безразлично возразил он. – Хотя ошибку может совершить каждый. Миллар больше бухгалтер, чем портье.

Стив откинулся назад. На кончике его сигареты повисла тонкая струя дыма. С невозмутимого лица смотрели невыразительные, как черные стекляшки, глаза. Детектив слегка улыбнулся.

– Почему Леопарди поместили в четырехдолларовый номер на восьмом этаже, а не в двадцативосьмидолларовые апартаменты в башне?

– Я не регистрировал его, старина, – улыбнулся Квиллан. – Имелись свободные комнаты. Наверное, он как раз хотел четырехдолларовый номер.

Встречаются люди, которые не очень любят тратить монеты. Еще вопросы, мистер Грейс?

– Угу. Вчера ночью 813-й был свободен?

– Там что-то случилось с водопроводом. Так что можно считать, что свободен. Дальше.

– Кто заявил о неполадках?

Бездонные глаза Квиллана принялись буравить Стива Грейса. Портье не ответил.

– Вот почему, – пояснил Стив, – Леопарди остановился в 815-м, а девки – в 811-м. Между ними один свободный 813-й. Парень с отмычкой мог забраться в 813-й и открыть замки на сквозных дверях со своей стороны. Если ребята из 815-го и 811-го тоже захотят, они могут открыть сквозные двери у себя, и у них появится трехкомнатный номер.

– Ну и что? – поинтересовался Квиллан. – Нас раскрутили на восемь баков, да? Ничего страшного, такое происходит и в более приличных отелях, чем этот, – его глаза опять полузакрылись.

– Это мог сделать Миллар, – предложил Грейс. – Но черт побери, я не вижу смысла. Миллар не из тех парней, что станут рисковать местом из-за нескольких баков.

– Ладно, сыщик, – проворчал портье. – Выкладывай, что у тебя на уме.

– У одной из шлюх из 811-го был пистолет. Вчера Леопарди получил письмо с угрозами. Оно его не очень-то напугало, и парень порвал его. Я подобрал обрывки в мусорной корзине. Музыканты Короля уже съехали?

– Конечно. Они переехали в «Нормандию».

– Позвони туда и попроси Леопарди. Если он в гостинице, то, наверняка, обнимается с бутылкой и не один.

– Зачем звонить? – поинтересовался Квиллан.

– Затем, что ты прекрасный парень. Если Леопарди подойдет к телефону, просто положишь трубку, – детектив замолчал и сильно ущипнул себя за подбородок. – Если его нет, постарайся выяснить, где он.

Квиллан выпрямился, одарил Грейса еще одним долгим спокойным взглядом и зашел за экран из матового стекла. Прислушиваясь к разговору, Стив одной рукой бесшумно тарабанил по мраморному верху стойки.

Квиллан вернулся через три минуты.

– Его нет. В его номере – ему дали очень большой номер – дым коромыслом. Я разговаривал с парнем, который еще ворочает языком. Он сказал, что около десяти Леопарди позвонила какая-то девчонка. Король надулся, как петух, и ушел, что-то намекнув о многообещающем свидании.

– Ты настоящий друг, – поблагодарил Стив, – Извини, что я тебе ничего не рассказываю. Мне нравилось работать в «Карлтоне». Работы было немного.

Стив Грейс направился к выходу. Когда он взялся за медную ручку, Квиллан окликнул его. Стив медленно вернулся.

– Я слышал, что Леопарди стрелял в тебя. По-моему, об этом нет никаких записей в журнале. Думаю, что Петере не верил тебе, пока не увидел разбитое зеркало, в 815-м: Если хочешь вернуться, Стив...

– Спасибо, – Грейс покачал головой.

– Когда я услышал о вчерашнем выстреле, я вспомнил еще кое-что. Два года назад в 815-м застрелилась какая-то девица.

Стив так резко выпрямился, что почти подпрыгнул.

– Какая девица?

– Не знаю, – удивленно ответил Квиллан. – Не помню ее настоящее имя.

Помню только, что ее жизнь потрепала так, что она только хотела умереть в чистой постели.

– В архиве остались журналы, газетные вырезки, – Стив схватил портье за руку. – Я хочу посмотреть их. Квиллан долго смотрел на него.

– Не знаю, в какую игру, парень, ты играешь. Знаю только, что это опасная игра. Ну да ладно. Все равно я умираю со скуки.

Он нажал кнопку звонка. Из своей комнатушки вышел Карл, ночной швейцар, и улыбнулся детективу.

– Посиди за стойкой, Карл, – попросил Квиллан. – Мне нужно сходить в кабинет мистера Петерса. Квиллан подошел к сейфу и взял в нем ключи.

* * *

Домик находился высоко на склоне горы на опушке густого леса. В жутком свете октябрьской луны он выделялся во всех деталях, окна были темны.

Брат Джорджа Миллара жил в четверти мили от последнего дома. Стив подъехал в пять часов утра. У него возникла уверенность, что это тот самый дом. Грейс выключил фары и бесшумно пошел по ковру дикого ириса, растущего на обочине гравийной дороги.

На уровне дороги находился гараж, сделанный из грубых сосновых досок.

Гараж был не заперт. Стив осторожно открыл дверь и, увидев темную машину, пощупал еще теплый радиатор. Грейс осветил маленьким фонариком серый, покрытый пылью автомобиль, стрелка датчика на приборном щитке показывала, что бензобак был почти пуст. Выключил фонарик, осторожно закрыл дверь и поставил на место полено, служившее запором.

Затем Стив Грейс поднялся по узкой тропинке, ведущей от гаража к дому.

Около высокого крыльца лежали нестру-ганые стволы можжевельника. На входной двери висела ржавая ручка.

Не скрывая шагов, детектив подошел к двери, глубоко вздохнул и постучал. Его рука лишь коснулась рукоятки револьвера, лежащего во внутреннем кармане плаща.

Заскрипел стул, раздались шаги, и тихий голос Джорджа Миллара поинтересовался:

– Кто?

Стив приблизил губы к двери и негромко ответил:

– Это Стив, Джордж. Ты уже встал?

В замке повернулся ключ, и дверь открылась.

* * *

Джордж Миллар, элегантный ночной портье отеля «Карлтон», сейчас был одет в старые брюки и толстый голубой свитер с отложным воротником. На ногах – полосатые шерстяные носки и отделанные по краям пухом тапочки. На бледном лице темнели тонкие усики. На низкой балке под потолком висели две лампочки.

На столе стояла лампа с абажуром, которая освещала большое мориссовское кресло с кожаным сиденьем. В большом открытом очаге тлела гора золы.

– Черт побери, Стив! – воскликнул Миллар низким хриплым голосом. – Как ты нашел нас? Заходи, приятель. Миллар запер дверь.

– Городская привычка, – улыбнулся он. – Здесь, в горах, никто никогда ничего не запирает. Садись к огню, погрей ноги. В горах утром холодно.

– Угу, – согласился Стив. Он уселся в кресло и положил шляпу и плащ на крепкий деревянный стол, стоящий за креслом. Наклонившись вперед, протянул к огню руки.

10
{"b":"5702","o":1}