ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Маркетинг от потребителя
Теория когнитивного диссонанса
Проблема с вечностью
Как заполучить принцессу
Уникальный экземпляр: Истории о том о сём
Изумрудный атлас. Книга расплаты
Клинок Богини, гость и раб
Век живи – век учись
Карпатская тайна
A
A

Эстель насупил брови, отложил сигарету, посмотрел, как расплывается голубоватый дымок, потом снова взял в пальцы окурок и придавил его в пепельнице.

– Если ты собираешься обеспечить ему охрану, мне бы пришлось тоже кое-что отваливать тебе каждый месяц, правда? Человек с моими заботами не может сам всем заниматься. А молодой Джетер достаточно взрослый и имеет право знакомиться с кем пожелает. Например, с какой-нибудь дамочкой. И почему бы милой леди не получить немножко от его миллионов? Правда, на этот счет могут быть и иные мнения... Что думаешь на этот счет?

– Думаю, что это блестящая идея, – сказал я. – Тебе известно что-нибудь обо мне? Эстель слегка усмехнулся.

– Что это за событие, ради которого ты явился сюда? Если без уверток?

Я молча пожал плечами – на этот вопрос я уже отвечал.

Эстель снова ухмыльнулся.

– Послушай, Марлоу. Ты меня все-таки в чем-то подозреваешь? Конечно, каждое дело можно разыграть с помощью разных комбинаций. Мне пока хватает процентов, которые я получаю с выигрышей в моем клубе. Зачем мне прибегать к насилию и вступать в открытый конфликт с законом?

Я вынул сигарету и повертел ее немного в пальцах.

– Кто говорит, что ты прибегаешь к насилию? Я слышал о тебе только самые положительные отзывы.

Марти Эстель кивнул, похоже, мои слова его несколько развеселили.

? Ладно, не будем ходить вокруг да около. У меня есть свои источники информации. Если мне кто-то задолжал пятьдесят тысяч, я должен о нем кое-что знать. Поэтому я знаю, что Джетер поручил «мое дело» спецу по имени Арбогест. Этого Арбогеста застрелили сегодня в его бюро из револьвера калибра 22. Допускаю, что это могло и не иметь связи с поручением старого Джетера. Но кто-то следил за тобой, когда ты туда направился. И тут возникает интересная ситуация: ты там все видел и... не поставил в известность полицию. Что из этого следует? Может быть, что мы с тобой в одной упряжке?

Я провел губами по краю пустого стакана и сказал:

– Возможно...

– Поэтому, приятель, я и смотрю на все твои фокусы сквозь пальцы. Ясно?

Мне от тебя нужно только одно: перестань морочить голову, Харри. Понимаешь?

– Ясно.

– Надеюсь, ты меня хорошо понял?

– Еще бы!

– Мы с тобой еще повидаемся и кое-что обговорим. А сейчас мне некогда.

Это тоже мне было понятно.

– Что ж, мы уходим. Биф, отдай ему пистолет. Мужчина в котелке подошел и положил пистолет на мою ладонь так энергично, что едва не сломал мне руку.

– Ты идешь? – бросил мне Эстель, направляясь к двери.

– Нет, останусь на пару минут. Подожду, пока придет Хокинс, чтобы подстрелить у меня еще десятку.

Эстель скривил лицо в ухмылке. Биф с каменной физиономией подошел к двери первым и открыл ее. Щелкнул замок, и в номере воцарила тишина.

Собственно говоря, делать мне здесь было нечего. Но с Марти Эстелем мне было не по пути.

Я задумался. Что же все-таки происходит?..

Кто-то сошел с ума. Или это я сошел с ума?.. Черт его знает! Все происшедшее не имеет между собой никакой логической связи, один факт никак не припасовывается к другому, а другой к третьему. Марти Эстель, как он сам сказал – ив его словах есть резон, – совершенно не заинтересован в устранении молодого Джетера. Ясно это, как дважды два – четыре. Почему? Да, потому, что таким образом он похоронил бы свои надежды заполучить долг. Еще мотивы?

Харри? Чушь, из-за этого в наши дни не убивают. Но даже если бы это «мероприятие» организовал Эстель, он ни в коем случае не стал бы нанимать таких шутов, как Фриско и «Белоносый». Кому еще мешает молодой Джетер?..

Может быть... Нет, чепуха какая-то получается. Так... Каково же резюме? А оно таково. Я уже сумел восстановить против себя полицию, отдал десять долларов из двадцати, полученных на служебные расходы, и не имею на руках абсолютно ничего, что могло бы пролить свет на порученное мне дело.

– Я походил пару минут по комнате, выкурил третью сигарету, посмотрел на часы и пожал плечами. Все события этого необычно длинного дня оставили у меня неприятный осадок, даже со скидкой на специфику моей профессии. Что же дальше?..

Я осмотрелся. Двери в остальные комнаты номера были закрыты. Подошел к той, откуда в полдень так тихо вышел молодой Джетер. Толкнул ее – оказалась незапертой. Это была спальня, вся в стильном цвете – розовое и слоновая кость. Прежде всего бросилась в глаза роскошная кровать, покрытая узорчатой парчей. На полированной крышке встроенного в стену туалетного столика, над которым горел скрытый светильничек, была разложена различная косметика. В комнате, горела еще одна лампа – на тумбочке у двери. Через находящуюся у туалетного столика полуоткрытую дверь виднелся зеленоватый кафель ванной.

Я прошел по спальне и заглянул в ванную. Много хромированной арматуры, душ за стеклянной перегородкой, на вешалке полотенца с монограмами. Полочки заставлены баночками, флакончиками, тюбиками. Сплошная изысканность – мисс Хантрисс бесспорно заботилась о себе и своей внешности. Вот только кто платит за ее апартаменты? Для дела эта подробность значения не имела, но мне лично больше было бы по душе, если бы она делала это сама. Что, впрочем, маловероятно...

Возвращаясь в гостиную, я задержался в дверях, чтобы еще раз окинуть взглядом уютную спальню, и вдруг почувствовал что-то, что должен был почувствовать сразу, когда вошел сюда. В воздухе помимо ароматов парфюрмерии носился еле уловимый запах пороха. В этот самый момент я заметил еще одно обстоятельство, которое насторожило меня.

Кто-то сдвинул кровать так, что она подпирала неплотно закрытую дверцу стенного шкафа. Для этого пришлось подвинуть кровать всего на несколько дюймов, и все же...

Мог ли я отказать себе в удовольствии взглянуть, зачем понадобился этот трюк? Подходил к шкафу медленно, заметив вдруг, что совершенно машинально держу за рукоятку свой «люгер».

Потрогал дверцу шкафа. Не поддалась. Нажал сильнее – тот же результат.

Не отпуская ее в сторону, сдвинул кровать и тут же почувствовал, как из шкафа на меня наваливается какая-то тяжесть. Я стал постепенно отступать, открывая дверцу. В образовавшуюся щель тут же просунулась повисшая плетью рука человека.

Это был тот самый блондин в спортивном костюме и в рубашке с распахнутым воротом. Только лицо его уже не было красным...

Я отступил еще немного, он съехал по внутренней стороне дверцы и повалился на пол. Лежал неподвижно, уставив взгляд безжизненных глаз прямо на меня. На твидовом пиджаке, примерно на уровне сердца, виднелось темное пятно. Почему-то пришла мысль: никогда он уже не получит свои миллионы.

Никто не получит ни гроша. В том числе и Марти Эстель. Именно так, потому что Джеральд Джетер мертв. Мертвым он был и тогда, когда мы в соседней комнате обсуждали с Эстелем разные интересные вопросы...

Я взглянул в шкаф. На вешалках висели платья, блузки и прочие предметы дамского туалета. Видимо, убийца приложил своей жертве пистолет к груди и приказал втиснуться в гардероб с поднятыми за голову руками. Он, Джеральд Джетер, должен был хорошо знать, чем все это закончится, но, скорее всего, даже не пытался сопротивляться. Иначе все эти платья не висели бы тут на своих вешалках... Позволил спокойно застрелить себя.

Почему он так спасовал? Убийца ведь не был силачом – дверцу шкафа ему, например, не удалось прижать так, чтобы защелкнуть замок. Пришлось сдвигать кровать. Наверное, молодой Джетер до самой последней секунды не верил, что в него выстрелят из приставленного к груди револьвера.

Я отошел на несколько шагов и увидел на полу у кровати какой-то поблескивающий предмет. Раньше его, наверное, прикрывала свисающая с постели парча. Нагнулся и взял в руки. Это был миниатюрный браунинг 25-го калибра, который может легко поместиться в дамской сумочке. Вещица была изящной.

Особенно рукоятка, инкрустированная слоновой костью и серебром. Спрятал его в карман, хотя это и было явной нелепостью. Особенно с точки зрения моих нынешних отношений с полицией.

11
{"b":"5705","o":1}