ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Его лицо застыло. Пропала и мертвая ухмылка. Я подумал, что теперь все оно – от лба до подбородка – похоже на стеариновый слепок.

– Я никого не убивал, – сказал присмиревший «Белоносый». – Никого! Если хочешь знать, я вообще не наемный убийца, как ты считаешь. Пока Фриско не был застрелен, такие мысли мне вообще не приходили в голову. У меня другое занятие... Могу поклясться в этом!

В глубине его глаз блеснула какая-то искра, маленькая, невыразительная, такой затуманенный проблеск. «Белоносый» вперил взгляд в пол под ногами. Я же лихорадочно обдумывал следующий шаг: как все же наладить с ним контакт?

В этот момент «Белоносый» снова поднял взгляд и начал очень медленно откручивать глушитель. Подержал его немного в руке, потом спрятал в карман.

Встал, держа в каждой руке по пистолету. Вот тогда я и подумал... Тогда меня вдруг озарило!

Между тем, «Белоносый» снова сел, быстро вынул и «люгера» обойму и бросил пистолет на пол.

Лениво пересек комнату и приблизился ко мне.

– Сегодня, наверное, твой самый счастливый день, – проговорил он, разглядывая меня. – Я должен уехать и повидаться с одним типом. А там посмотрим...

– Я с самого начала знал, что мне будет сегодня сопуствовать удача.

Поэтому и был весь день в таком хорошем настроении.

Ничего не ответив, «Белоносый» прошел по коридору до двери, слегка приоткрыл ее и, остановившись, как-то боком вознамерился протиснуться в узкую щель.

– Должен повидаться с одним типом, – снова повторил он.

– Но не сейчас, – ответил я и рванулся в его сторону. Рука «Белоносого», в которой он держал свой кольт, в этот миг находилась по ту сторону двери, почти за нею. Я сильно пихнул дверь, успел сделать это быстрее, чем «Белоносый» выдернул руку. Он оказался в капкане, но надолго ли? Вообще-то это была шальная мысль, пришедшая мне в самую последнюю секунду. Он отказался от своего замысла пристрелить меня, и мне, пожалуй, надо было позволить ему уйти. Но я тоже должен был увидеться с одним типом (это мое озарение!) – и хотел это сделать раньше «Белоносого».

«Белоносый» смотрел на меня с омерзением. Кряхтя от напряжения, он силился вытащить зажатую дверью руку. Так долго не могло продолжаться, надо было что-то делать... Изловчившись, я со всей силой саданул его в челюсть.

Этого хватило – у бандита подогнулись колени, и он осел. Тут же за дверью послышался стук упавшего кольта.

Взглянул на «Белоносого». Он лежал на полу, тощий, с выпирающим кадыком на худой шее. Я открыл дверь, поднял кольт, спрятал его в карман брюк, в другой, не в тот, в котором лежал изящный браунинг мисс Хантрисс, о существовании которого в моем кармане «Белоносый» не подозревал и который еще несколько минут назад казался мне единственным шансом на спасение.

«Белоносый» открыл глаза и смотрел на меня.

– Все из-за жадности, – прошептал он устало. – Зачем только я приехал на этот Запад?..

Защелкнул ему на запястьях наручники, поднял его и оттащил в комнату.

Затем связал ноги куском веревки и оставил лежать на спине. Его нос был белым, как обычно, глаза снова лишены выражения. Он шевелил губами, будто разговаривал сам с собой. Странный тип, кажется, не отпетый негодяй, но и не из невинных новичков, над чьей судьбой стоит проливать слезы.

Я снова зарядил свой «люгер» и уже с тремя пистолетами в карманах покинул свою квартиру.

Глава 7

Особняк Джестера стоял на пригорке. Это был большой дом в так называемом колониальном стиле – с толстыми белыми колоннами, со стрельчатыми окнами, магнолиями и мраморными фигурами. В глубине – гараж на четыре машины, к которому от ворот вела лента асфальта. Перед парадным подъездом с мраморной лестницей на бетонированной площадке стояли два автомобиля. Один из них – большой лимузин с коллекцией рефлекторов, на котором за мной приезжал Джордж, второй – канареечно-желтый кабриолет. Его я тоже уже видел прошедшим днем – в подземном гараже отеля.

Надавил кнопку звонка величиной в полдолларовую монету. Двери открыл высокий худой лакей в темной одежде. Он высокомерно окинул меня взглядом с ног до головы.

– Дома ли мистер Джетер? Мистер Джетер-старший?

Я хочу его видеть.

– Могу ли я узнать ваше имя, сэр? Его напыщенная речь с деланным английским акцентом подействовала на меня угнетающе, как разбавленное виски.

– Филип Марлоу. Выполняю поручение мистера Джетера. Или может быть, мне следовало бы войти в дом с черного хода?

– Может быть, – он ослабил пальцем воротник рубашки, глядя на меня с нескрываемым презрением. – Войдите. Сейчас сообщу мистеру Джетеру о вашем приходе. Но насколько я знаю, он сейчас занят. Подождите здесь, в холле.

– Перебарщиваете, ваша милость, – не удержался я. – В наши дни британские лакеи не говорят столь изысканно.

– Не умничайте! – огрызнулся он тоном, который не оставлял сомнений, что британский лакей происходит не далее как из Сакраменто. – Подождите пару минут.

С этими словами он удалился.

Я сел в резное кресло. Не успел оглядеться, как лакей появился снова и небрежным движением подбородка показал, что я должен следовать за ним.

Мы промаршировали длинным коридором, который в конце перешел в круглую веранду. Лакей открыл белые с золотом двери, пропуская меня в большой овальный кабинет. Здесь было много света. На черно-серебристом овальном ковре возвышался массивный стол из черного мрамора. У стены стояли в ряд жесткие кресла с высокими спинками, видимо, из эпохи крестоносцев. Напротив, на стене висело большое овальное зеркало, на выпуклой поверхности которого отражался я, похожий на карлика, страдающего водянкой. В кабинете находились трое.

Напротив входа с веранды стоял, выпрямившись, шофер Джордж. Он был все в той же нарядной униформе, в руке держал франтоватую фуражку с козырьком.

Самое удобное кресло занимала мисс Хантрисс. Бокал в ее руке был наполнен до половины. По серебрянной кайме ковра прохаживался быстрой нервной трусцой хозяин дома. Было видно, что он взбешен, но – хотя и с трудом – еще сдерживает себя. Физиономия у него была красной. Руки он держал в карманах домашней бархатной куртки; под ней – белая рубашка при черном галстуке.

Образец подтянутости, но вот только шнурок на одном из лакированных ботинок развязался и бегал за ним черной змейкой.

Джетер резко повернулся и заорал на стоявшего сзади меня лакея:

– Убирайся! И имей в виду, меня ни для кого нет дома. Понятно? Ни для кого!

Лакей безмолвно закрыл дверь. Наверное, ушел. Но шагов его я не слышал.

Джордж одарил меня еле заметной кривой усмешкой, а мисс Хантрисс окинула равнодушным взглядом.

– Со счастливым возвращением, – произнесла она с подчеркнуто преувеличенной любезностью.

– Вы, мисс, крупно рисковали, оставляя меня одного в номере – с такой же любезностью ответил я ей. – Вполне мог стянуть у вас немного косметики.

– Ну ладно, что вы хотите? – буркнул мне Джетер. – Вы, оказывается, «специалист» своего дела! Я дал вам деликатное поручение, а вы идете напрямик к мисс Хантрисс и выкладываете ей все со всеми подробностями!

– Тем не менее, мой метод оказался эффективным. Разве не так?

Джеттер изумленно уставился на меня. И не только он.

Все трое начали разглядывать меня как какую-то диковинку.

– Интересно знать, из чего вы это заключили? – прошипел Джетер.

– Сумел рассмотреть порядочную девушку с первого взгляда. Думаю, что она уже сказала вам, чтобы вы больше не огорчались этим делом? Если не сказала, то скажет еще наверняка! Кстати, вы не знаете, где находится сейчас ваш сын, мистер Джетер?

Джетер преостановился и смерил меня злым взглядом.

– Вы не только не справились с порученным делом, но даже не знаете, где мой сын! Он исчез. Да и что мне вам об этом говорить? Я в ваших услугах больше не нуждаюсь.

– Я не являюсь вашим служащим, мистер Джетер. Моим работодателем в данном случае является Анна Хел-си. Со всеми возможными претензиями на качество обслуживания прошу обращаться к ней. Могу ли я налить себе виски или на это у вас имеется лакей в лиловой ливрее? И что это значит, что ваш сын исчез?

13
{"b":"5705","o":1}