ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Понимаю, – мисс Хантрисс кивнула головой. – Вы предполагаете, что этот прием в стиле Марти? И что же? Уже сообщили в полицию?

– Я этого не сделал.

– Вот как! В таком случае, это несколько усложняет ваше положение, мистер детектив.

– Вы правы, мисс. Наверное, так оно и есть. Но давайте все же перейдем к цене. И лучше, чтобы она не была высокой. Должно быть, понятно почему?

Если уж у меня, как вы это заметили, положение перед полицией будет сложным, то для Марта и для вас оно будет стократ сложнее. Сложнее, когда полиция дознается о всяких подробностях. Если, конечно, дознается.

– Стало быть, мелкий шантаж, – с оттенком иронии констатировала девица.Думаю, что так это можно назвать. Так вот, советую не зарываться, мистер сыщик с карими глазами. Кстати, собираешься ли ты назвать свое имя?

Переход на «ты» я не пропустил мимо ушей, но ответил с готовностью:

– Филип Марлоу.

– В таком случае выслушай меня внимательно, Филип. Я не знаю, что ты обо мне думаешь, но должна сказать, что шлюхой никогда не была. Старый Джетер довел моего отца до банкротства. Сделал это, естественно, не выходя за рамки закона. Впрочем, что такое закон для подобных мерзавцев?.. Так или иначе, он разорил нас... Отец покончил с собой, мать вскоре умерла. Младшая сестра сейчас в пансионе, и я должна как-то содержать ее. Но сама я тоже осталась без каких-либо средств к существованию. Так скажи, Филип, можно ли меня строго судить за то, каким способом я стараюсь добыть средства для себя и для сестры. Можешь верить или нет, но ни в каких противозаконных махинациях я не участвую. Ни о каком Арбогесте ничего не знаю. Но ты, дружок, трижды ошибешься, если решишь, что я забыла и простила старому Джетеру все несчастья нашей семьи! Я еще займусь им, даже если для этого придется выйти за его сына.

– Он пасынок, не родной сын, – уточнил я.

– Удар от этого не станет слабее. Через несколько лет этот парень будет иметь предостаточно зеленых бумажек. Так что я сделаю неплохую партию, даже принимая во внимание, что он пьет. И пьет, пожалуй, сверх меры.

– Эти откровения, наверное, не для его ушей? Глаза Харри Хантрисс метнули молнии:

– Ты считаешь? Так повернись и погляди!

Я вскочил и обернулся. Он стоял в нескольких шагах от меня. Должно быть, вышел из соседней комнаты и неслышно приблизился к нам. А я был слишком занят словопрениями, чтобы услышать его шаги. Это был плотный блондин в спортивном твидовом костюме и в рубашке с распахнутым воротом.

Лицо у него было красным, а неестественно блестевшие глаза имели мутное выражение. Несмотря на то, что пора была сравнительно ранняя, он уже крепко выпил.

– Проваливай отсюда, пока цел, – зарычал он на меня. – Я все слышал.

Харри может говорить обо мне все, что ей нравится. Но ты... Вон!.. Не то..

Девица за моей спиной расхохоталась. Мне это не понравилось. Я сделал шаг в сторону блондина. Он прищурил немного глаза, словно прицеливался. Мне показалось, что несмотря на мощный торс, этот задира не слишком-то серьезный противник.

– Проучи его хорошенько, милый, – надменно бросила мисс. – Мне нравится наблюдать, как у таких наглецов подгибаются коленки...

Эти слова вывели меня из равновесия, и я обернулся с насмешливой ухмылкой, чтобы сказать ей пару слов. В этом была моя ошибка. Нет, блондин этот не был мастаком по части драк, но попасть в неподвижную и незащищенную цель он, конечно, смог. Ударил меня, как только я повернул голову в сторону Харри. Удар получился весомым – хватил меня со всей силой сбоку в челюсть.

Вас так никогда не били? Тогда поверьте на слово.

Я попробовал расставить ноги, чтобы сохранить равновесие, но поскользнулся на шелковистом ворсе ковра. Падая навзничь, ударился головой о что-то твердое.

На какой-то миг увидел над собой его торжествующую налитую кровью физиономию. Пожалуй, в этот момент мне было его даже немного жаль.

Темнота сомкнулась надо мной – я потерял сознание.

Глава 4

Когда я пришел в себя, то первое, что ощутил, это свет, который бил из окон прямо в глаза. В затылке чувствовалась боль. Я коснулся его рукой и почувствовал мокрые слипшиеся волосы. Медленно перевалился на другой бок, а затем встал на колени и увидел перед собой все ту же бутылку виски, стоящую на столике у тахты. Падая, я каким-то чудом не свалил ее. Посмотрел вокруг – обо что же такое я треснулся? Ага! О массивную ножку кресла, в виде лапы какого-то чудища. Этот удар был намного существеннее, чем хук молодого Джетера.

Покряхтывая, я поднялся на ноги, сделал глоток виски и еще раз осмотрелся по сторонам. Нет, ничего достойного внимания тут не было. В пустой комнате носился аромат дорогих духов. Парочка исчезла. Снова ощупал голову, приложил к ушибу на затылке носовой платок. Крови не было.

Взял бутылку в руки и опустился в кресло, вслушиваясь в приглушенный шум уличного движения. Спросил у себя, что же мне дал этот визит? Знакомство с Харри Хантрисс? Что ж... Довольно милая особа. Имеет неподходящих знакомых, но кто из нас их не имеет? У меня не было оснований критиковать ее за это, видно, ей и вправду солоно пришлось в жизни. Но с другой стороны – многим ли сладко на этом свете?.. А-а, да что там философствовать!.. Выпил еще немного виски. Боль в голове начала утихать.

Встал. Посмотрел на бутылку. В ней оставалось еще больше половины. Взял и сунул в карман плаща – все-таки хоть какая компенсация за все мои неприятности. Надел шляпу и вышел из номера. Стараясь не держаться за стену коридора, добрался до лифта, благополучно съехал вниз и снова оказался в холле.

Отельный детектив Хокинс опять стоял, опершись на стойку бюро администратора и рассматривал восточную вазу, быть может, ожидая, что из нее появится Али-Баба. Тот же самый администратор тоскливо пощипывал свои крохотные усики. Улыбаясь, я отвесил ему легкий поклон. Он в ответ тоже улыбнулся. Его примеру последовал Хокинс. Я поклонился и ему. Милая, сердечная встреча задушевных друзей.

Довольно твердым шагом я направился к выходу, дал монету портье и сошел по ступенькам на тротуар, который вел к стоянке машин.

Вечерело. В Калифорнии сумерки опускаются быстро. На западе ярко блестела Венера; она сверкала как уличный фонарь, как жизнь, как глазки мисс Хантрисс, как... Я вспомнил о квадратной бутылке в кармане. Достал ее, сделал скромный глоток, закрыл пробкой и сунул бутылку на старое место. В ней еще оставалось достаточно, чтобы сгладить некоторые неприятные воспоминания от посещения мисс Харри Хантрисс.

По дороге домой я несколько раз проскочил на красный свет, но на этот раз счастье не изменило мне, и все обошлось. Припарковав машину напротив своего дома, я поднялся лифтом к себе. Привычно отпер ключом дверной замок, вошел в квартиру и щелкнул выключателем.

И тут у меня появилось ощущение, что в квартире стоит какой-то странный запах. Не мог определить, чем это пахнет, похоже на запах какого-то лекарства. Нет, ничего такого я домой не приносил. Не было этого запаха и тогда, когда уходил...

Я направился на кухню, чтобы взять бутылку лимонада и немного льда – хотелось пить. И вдруг, когда я был посередине коридора, из комнаты вышли двое с револьверами в руках. Один повыше, другой пониже. Тот, что повыше, скривил рот в усмешке. Он был в шляпе, надвинутой на лоб. Из-под нее торчала треугольная вытянутая физиономия с острым подбородком. Темные влажные глаза, нос белый, точно вылепленный из стеарина. В руке он держал кольт с длинным стволом и спиленной мушкой. Это должно было означать, что его хозяин – классный стрелок.

Второй, пониже, производил странное впечатление. Щетинистые рыжие волосы, поблекшие, лишенные выражения глаза, оттопыренные уши, а на ногах запачканные белые мокасины. Револьвер в его руке был слишком громоздким для него. Но, как я успел заметить, держал он его в руке достаточно уверенно.

Коротышка шумно дышал широко раскрытым ртом. Теперь я понял, откуда шел этот загадочный запах – от коротышки несло ментолом.

5
{"b":"5705","o":1}