ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ничего, он привыкнет к вам, – сказал я. – Ему это нужно, Что дальше?

– Я сказала миссис Грэйл: «Вам бы хотелось, наверное, вернуть ожерелье, не так ли?» Мне надо было сказать что-нибудь такое, что ошеломило бы ее. Она быстро дала мне другой номер. Я позвонила по нему и сказала, что не прочь была бы ее увидеть.

Она была удивлена. Я рассказал ей ночную историю. Ей она не понравилась. Она продолжала интересоваться, почему ей не звонит Мэрриот. Полагаю, она думает, что тот смылся на юг с деньгами или что-то в этом роде. Я встречаюсь с ней в два часа. Я ей расскажу, какой вы замечательный и надежный человек и как вы любезно согласились ей помочь.

Я ничего не говорил, просто смотрел на нее. – В чем дело? Я сделала что-нибудь не так? – испуганно произнесла Энн Риордан.

– Не могли бы вы обратиться к своей памяти и припомнить, что все это – дело полиции, а меня предупредили, чтобы я не совал в него нос?

– Миссис Грэйл имеет право нанять вас, когда она только пожелает.

– Что пожелает?

– О, Боже мой... Такая женщина, как... С ее-то взглядами... Видите ли., – она остановилась и опять, как только что, закусила губу. – Каким человеком был Мэрриот?

– Я слабо его знал. Он казался женоподобным. Мне он не понравился.

– Был ли он привлекателен для женщин?

– Для определенного типа. Но не для всех.

– Похоже, он нравился миссис Грэйл. Она с ним проводила время.

– Она, возможно, проводила время с сотней мужчин. А сейчас осталось мало шансов вернуть колье.

– Почему?

Я встал, подошел к стене и сильно хлопнул по ней ладонью.

Треск пишущей машинки на время прекратился, а потом опять возобновился. Я посмотрел через открытое окно на шпиль между моим зданием и отелем Мэншн Хауз. Запах из кофейного магазина был настолько сильным, что, казалось, можно заваривать воздух, Я подошел к столу, поставил бутылку в ящик, задвинул его и снова сел.

Я в восьмой или девятый раз закурил трубку и внимательно посмотрел через пыльный стол на серьезное и честное личико мисс Риордан.

Блондинкам, стремящимся очаровать, цена пятачок за пучок, а ее лицо могло бы покорить и вас. Я улыбнулся.

– Послушайте, Энн, убийство Мэрриота – глупая ошибка. Банда, взявшая колье, никогда бы так не поступила. Вероятно, какой-то придурок, которого они взяли а качестве носильщика или кого-то там еще, потерял голову. Мэрриот сделал подозрительное движение, и какой-то подонок ударил его так быстро, что остальные ничего не успели сделать. Мы столкнулись с организованной группой, имеющей доступ к информации о драгоценностям и о передвижениях женщин с ними. Они просят огромные выкупы и немного торгуются. Но здесь убийство, которое не укладывается ни в какие рамки. Я думаю, что, кто бы ни убил Мэрриота, он сам уже давно труп, с камнем, привязанным к ногам, глубоко в Тихом океане. А нефриты или утонули вместе с ним, или надолго припрятаны в надежном месте, может, на годы, пока они не отважатся извлечь их на свет божий. Если банда большая, то она может появиться и на другой стороне земли. Восемь тысяч, запрошенных ими, кажутся мелочью по сравнению с ценностью колье, но его очень нелегко продать. И одно я знаю наверняка: они никогда никого не хотели убивать.

Энн Риордан смотрела на меня с приоткрытым ртом и восторженным выражением на лице, как будто смотрела на Далай Ламу.

Она медленно закрыла рот и кивнула.

– Вы просто великолепны, – мягко произнесла она, – но вы спятили. Она встала и взяла сумку.

– Вы пойдете к ней или нет?

Рандэлл не может меня остановить, если это была ее инициатива, – был мой ответ.

– О'кей. Я собираюсь встретиться еще с одним редактором светской хроники и получить еще немного информации о Грэйлах. О ее любовных похождениях. У нее ведь они были, не так ли?

Лицо, обрамленное золотыми волосами, было задумчиво.

– А у кого их не было? – пробормотал я.

– У меня. Никогда.

Я прикрыл рот рукой. Она резко взглянула на меня и пошла к выходу.

– Но вы еще кое о чем забыли, – сказал я вслед. Она остановилась и обернулась.

– Что? – она смотрела на стол.

– Вы отлично знаете что, Она вернулась к столу и нагнулась над ним с серьезным видом:

– Почему они убили человека, который убил Мэрриота, если они не занимаются убийствами?

– Потому что этого типа могли бы взять, а он бы раскололся, когда б у него забрали наркотики. Я имею в виду, что они не убили бы шантажируемого.

– А почему вы уверены, что убийца принимал наркотики?

– Я не уверен. Я сказал это к примеру. Хотя большинство этих подонков принимает.

– О, – она выпрямилась, кивнула и заулыбалась. – Я думаю, вы имели в виду это? – полезла в сумку и положила на стол пакетик.

Я взял его, стянул резинку и аккуратно развернул. На бумаге лежали три длинные толстые папиросы. Я посмотрел на Энн и ничего не сказал.

– Я знаю, мне не следовало их брать, – сказала она, почти не дыша, – но я знала, что они с травкой. Обычно они прибывают в Бэй Сити в простой бумаге, а потом их упаковывают, как были упакованы эти, Я видела когда-то несколько штук.

– Вам следовало бы взять и портсигар, – спокойно произнес я, – В нем нашли пыль. А то, что он пуст, вызвало подозрения.

– Я не могла – вы были там. Я хотела взять, но не хватило храбрости. Из-за портсигара у вас неприятности?

– Нет, – солгал я, – и не должно быть, – Я так рада, – задумчиво сказала она.

– Почему вы их не выбросили?

С сумкой у бедра и абсурдом с широкими полями, который почти сполз на один глаз, она долго думала, прежде чем ответить.

– Наверное, потому, что я дочь полицейского, – наконец промолвила она, – Не следует выбрасывать вещественные доказательства, – ее улыбка была слабой и виноватой, а щеки горели.

Я неопределенно пожал плечами.

– Ну, и... – слово повисло в воздухе, как дым в закрытой комнате. Ее губы остались приоткрытыми. Я позволил слову повисеть еще. Краска на ее лице сгустилась.

– Я очень прошу вас меня извинить. Мне не следовало бы этого делать.

Я и это оставил без внимания. Тогда она быстро подошла к двери и вышла.

Глава 14

Я ткнул пальцем одну из папирос, затем уложил их аккуратно рядком и скрипнул стулом. Не следует выбрасывать вещественные доказательства. Значит, это вещественные доказательства. Доказательства чего? Что человек по случаю выкурил немного? Человек, в котором любое прикосновение экзотики находило отклик. С другой стороны, много крутых парней курит марихуану, также много музыкантов и старшеклассников, симпатичных девочек, которые отчаялись в жизни. Американский гашиш. Трава, которая росла бы везде. Сейчас запрещено законом ее выращивать. Это значит немало для такой большой страны, как США. Я сидел и пыхтел трубкой, слушая, как стучит за стеной машинка, проезжают машины по бульвару Голливуд и весна шуршит в воздухе, как бумага по бетонному тротуару, подгоняемая ветром. На столе лежали довольно крупные папиросы, а марихуана грубого помола. Индийская конопля. Американский гашиш. Доказательства. Боже, что за шляпы носят женщины! Голова раскалывалась. Точно, я сошел с ума. Я достал перочинный ножик, открыл маленькое острое лезвие, то, которым я не чистил трубку, и взял одну из папирос. Что сделал бы эксперт в полиции? Разрезал бы сигарету вдоль и, для начала, исследовал внутренности под микроскопом. Вдруг обнаружил бы что-то необычное, Маловероятно, но чем черт не шутит, эксперту за это платят. Одну папиросу я разрезал. Мундштук поддался с трудом. О'кей, я парень крепкий, разрезал и его. Из мундштука я достал свернутые в трубку кусочки плотной бумаги с напечатанными буквами. Я пытался расположить их в порядке, но они скручивались и скользили по столу, Затем взял другую папиросу и, прищурясь, посмотрел внутрь мундштука. Тогда стал работать перочинным ножиком несколько иначе. Я начал покалывать папиросу и нашел место, где начинался мундштук. Это было легко, так как мундштук был тверже. Я осторожно отрезал его и еще более аккуратно и неглубоко надрезал вдоль. Он раскрылся, и внутри оказался кусок эластичной бумаги, на этот раз неповрежденной.

17
{"b":"5706","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мой звездный роман
Почти семейный детектив
Как искусство может сделать вас счастливее
Останься со мной
Красный шторм. Октябрьская революция глазами российских историков
Круиз в семейную жизнь
Стать смыслом его жизни