ЛитМир - Электронная Библиотека

– У меня есть мысль на этот счет, – сказал он. – Она безумна, но такова уж природа человеческая. Мэрриот всю жизнь чего-то боялся. Все мошенники – азартные игроки, в большей или меньшей степени, а все игроки – суеверны. Я думаю, Джесси Флориан была талисманом для Мэрриота. Пока он о ней заботился, с ним ничего не могло случиться.

Я повернул голову и поискал жука. Он уже попробовал два угла и полз к третьему. Я подошел, поднял его и вернул на стол.

– Смотрите, – сказал я. – Эта комната на девятнадцатом этаже. А этот маленький жучок заполз сюда, чтобы найти друга. Меня. Мой талисман, – я осторожно завернул жука в платок и спрятал в карман.

Рандэлл ошалело смотрел на меня. Его губы шевелились, но он ничего не говорил.

– Я вот думаю, чьим талисманом был Мэрриот? – сказал я.

– Не вашим, приятель, – в его голосе был едкий холод.

– Возможно, и не вашим, – мой голос был таким, как всегда. Я вышел из комнаты и закрыл дверь.

Я спустился на скоростном лифте к выходу на Спринг Стрит у фонтана Сити Холл, развернул платок и выпустил жука на клумбу.

В такси по пути домой меня интересовало только одно: сколько времени понадобится жуку, чтобы снова долезть до бюро убийств.

Я вывел машину из гаража и пообедал в Голливуде, прежде чем отправиться в Бэй Сити. Стоял прекрасный солнечный день с мягким ветерком. Я выехал на Третью улицу и проехал мимо Сити Холл.

Глава 32

Трехэтажное здание с колокольней наверху выглядело неказисто для такого процветающего города. В колокол, наверное, звонили при пожарах в старое доброе время. Бетонная дорожка, покрытая трещинами, вела к открытым двустворчатым дверям, в которых толпились, очевидно, продажные адвокаты, ждущие какого-нибудь происшествия, чтобы сделать из него деньги. В меру упитанные, в дорогих костюмах и с дешевыми манерами. Они пропустили меня, потеснившись на пару дюймов.

Я вошел в длинный темный коридор, который последний раз мыли, похоже, в день торжественного вступления в должность Маккинли.

Деревянный знак: «Справочное бюро управления» указывал на обшарпанную стойку, за которой дремал человек в полицейской форме, а рядом с ним сидел другой, в штатском, похожий на кабана. Когда я спросил, где кабинет шефа, штатский оторвал взгляд от вечерней газеты, сплюнул в корзину, стоявшую футах в десяти от него, зевнул и сообщил, что кабинет шефа находится наверху.

Второй этаж был почище и посветлее. Дверь со стороны океана, почти в самом конце коридора, имела табличку: «Джон Вокс. Шеф полиции. Входите».

Внутри оказалось невысокое деревянное ограждение, а за ним сидел человек в форме и стучал по клавишам пишущей машинки двумя пальцами, иногда подключая третий. Он взял мою визитку, потянулся до хруста в позвоночнике и попросил подождать. А сам протиснулся в дверь из красного дерева, на которой тоже была табличка: «Джон Вокс. Шеф полиции. Посторонним вход воспрещен». Человек в форме вернулся и открыл для меня дверь в ограждение.

Я вошел во внутренний кабинет и закрыл дверь. Стол из мореного дуба стоял в глубине комнаты, как у Муссолини, и вам надо было пройти до него приличное расстояние под взглядом глаз-бусинок.

Я подошел к столу и невольно уперся взглядом в еще одну табличку, стоявшую на нем. Рельефные буквы сообщали: «Джон Вокс. Шеф полиции». Я подумал, что уже теперь-то это имя врезалось в мозг, как осколок, и посмотрел на человека, сидящего за столом.

Тяжеловес с короткими волосами и просвечивающимся через них розовым скальпом. Маленькие, голодные глаза, беспокойные, как блохи. Желтовато-коричневый костюм, кофейного цвета рубашка и галстук, кольцо с бриллиантом, бриллиантовая булавка в галстуке и три положенных кончика платка, выступающих на три положенных дюйма из нагрудного кармана.

Пухлая рука держала визитку. Он демонстративно прочитал ее, перевернул, прочитал с другой стороны, где ничего не было написано, положил ее на стол и придавил пресс-папье в виде бронзовой обезьяны, как будто хотел быть уверенным в том, что для визитки, во избежание ее пропажи, надежнее места нет.

Он протянул мне свою розовую лапу. Крепкое рукопожатие и жест, указывающий на стул:

– Садитесь, мистер Марлоу. Я вижу, вы по делу. Чем могу служить?

– Небольшие трудности, шеф. Вы можете все уладить в течение минуты, если пожелаете.

– Трудности? – вежливо спросил он. – Небольшие трудности, говорите?

Он повернулся в кресле, взгромоздил одну ногу на другую и задумчиво стал смотреть в окно. Это позволило мне увидеть фильдекосовые носки и английские туфли, кожа которых, похоже, была вымочена в портвейне. На него было надето, как минимум, полтысячи, считая содержимое бумажника, которого я не видел. Я предположил, что у его жены солидный счет в банке.

– Трудности, – продолжал он, – это что-то такое, с чем наш город не очень-то знаком, мистер Марлоу. Наш городок не очень велик, но он очень, очень чист. Я смотрю из своего западного окна и вижу океан. Ничего нет чище, не так ли?

Он не упомянул два игорных корабля, стоящих на рейде как раз на границе трехмильной зоны. Я тоже ничего не сказал на этот счет.

– Точно, шеф.

– Я смотрю из северного окна, вижу деловую суету бульвара Аргуелло и очаровательные калифорнийские холмы. А сейчас я смотрю на юг и вижу самую лучшую в мире гавань для небольших яхт. Если бы у меня были окна на восток, я бы увидел жилой район, один вид которого разжег бы ваш аппетит. Нет, сэр, у нас в городке совсем не много трудностей.

– Я, вероятно, принес свои трудности с собой, шеф. Вот некоторые из них. У вас работает человек по фамилии Галбрейт, сержант в штатском?

– По-моему, работает, – сказал мистер Вокс, повращав глазами, – А что такое?

– А такой человек у вас работает? – я подробно описал другого полицейского, очень маленького, усатого, который огрел меня дубинкой, – Он, похоже, где-то недалеко от Галбрейта. Его называли мистер Блейн, но это, я считаю, не настоящее его имя.

– Как раз наоборот, – сказал жирный шеф полиции так же лениво, как всегда говорят толстые люди. – Он начальник следственного отдела. Капитан Блейн.

– Не мог бы я встретиться с этими парнями в вашем кабинете?

Он взял мою визитку и, еще раз ознакомившись с ней, положил на стол. Затем махнул мягкой, безукоризненно чистой рукой.

– При наличии более веских оснований, чем вы пока мне сообщили, – вкрадчиво произнес он.

– Не думаю, что у меня они есть. Вы не знаете случайно человека по имени Джул Амтор? Он сам себя называет психологическим консультантом. Он живет на вершине холма в Стиллвуд Хайте.

– Нет. И Стиллвуд Хайте – не моя территория, – ответил Вокс. Он о чем-то думал.

– Вот это и забавно, – сказал я, – Видите ли, я навестил мистера Амтора по поводу моего клиента. Мистеру Амтору показалось, что шантажирую его. Возможно, ребята, занимающиеся таким делом, как он, всегда думают о шантаже. У него был крутой телохранитель-индеец, с которым я не мог справиться. Индеец держал меня, а Амтор бил моим же пистолетом. Затем он вызвал пару полицейских. Оказалось, что это Галбрейт и мистер Блейн. Вам, может быть, не интересно?

Мистер Вокс сидел с полузакрытыми глазами, положив руки на стол. Холодный блеск глаз еле пробивался из-под опущенных век. Он сидел так спокойно, как будто внимательно слушал. Затем открыл глаза и улыбнулся.

– Да, да. Извините, а что случилось потом? – вежливо, как вышибала в ресторане, спросил он.

– Они меня обыскали, увезли на своей машине, выбросили из нее со стороны гор и огрели по голове дубинкой, как только я вышел.

Он кивнул, как будто я ему сейчас сказал самую естественную вещь в мире.

– И все это было в Стиллвуд Хайте? – мягко спросил он.

– Да.

– Вы знаете, кто вы в моих глазах? – чуть качнулся вперед Джон Вокс.

– Лжец, – подсказал я.

– Дверь там, – сказал он, указав на нее мизинцем левой руки.

Я не шевельнулся. Я продолжал смотреть на него. Когда он уже готов был нажать кнопку звонка, я сказал;

38
{"b":"5706","o":1}