1
2
3
...
38
39
40
...
51

– Давайте не будем делать ошибок. Вы думаете, что я – маленький частный детектив, который пытается прыгнуть выше головы, обвиняя офицера полиции. Даже если бы это было и так, то все равно офицер нашел бы возможность сделать все, чтобы ничего нельзя было доказать. Я не жалуюсь. Просто считаю, что на самом деле была совершена ошибка. Я хочу все уладить с мистером Амтором и хочу, чтобы Галбрейт мне в этом помог. Мистера Блейна не стоит тревожить. Галбрейта хватит. Да, и еще. Я бы не пришел к вам без солидной поддержки.

– Насколько она солидна? – спросил шеф и усмехнулся.

– Насколько солидна 862 Астер Драйв, где живет мистер Локридж Грэйл.

Его лицо совершенно изменилось, как будто в кресле сидел другой человек.

– Миссис Грэйл – моя клиентка, – добавил я.

– Заприте дверь, – попросил он. – Вы все-таки помоложе. Мы начнем это дело по-дружески. У вас честное лицо, Марлоу.

Я встал и запер дверь. Когда я вернулся по голубому ковру к столу, шеф достал очень симпатичную бутылку и два стакана. Он высыпал на регистрационную книгу пригоршню орешков кармадона и наполнил стаканы. Мы выпили и стали молча жевать орешки, расколотые мистером Боксом, глядя друг другу в глаза.

– Вкус что надо, – сказал он и снова наполнил стаканы. Теперь была моя очередь колоть орешки. Он смахнул скорлупки на пол, улыбнулся и откинулся на спинку кресла.

– Что ж, давайте о деле, – сказал он. – Имеет ли отношение эта работа, которую вы делаете для миссис Грэйл, к Амтору?

– Есть определенная связь. Лучше проверьте, что я говорю вам правду.

– Хорошая идея, – он потянулся к телефону. Затем он достал записную книжку из кармана и стал искать номер.

– Вкладчики в предвыборную компанию, – сказал он, подмигнув. – Мэр настаивает, чтобы все, оказавшие ему любезность, не были забыты. Ага, вот он, – шеф отложил книжку и набрал номер.

У него были те же трудности с дворецким Грэйлов, что и у меня. В связи с этим у него покраснели уши. Наконец он стал разговаривать с миссис Грэйл. Уши горели по-прежнему. Она, должно быть, не очень вежливо с ним говорила.

– Она хочет поговорить с вами, – сказал он и пододвинул телефон ко мне.

– Фил слушает, – сказал я, подмигивая Воксу. В трубке раздался холодный искусственный смех.

– Что вы делаете у этой жирной свиньи?

– Да вот, пьем немного.

– Вам не с кем больше выпить?

– В данный момент нет. Дела. Есть что-нибудь новое? Думаю, вы догадываетесь, о чем я?

– Нет. А известно ли вам, мой хороший, что я вас ждала больше часа тем вечером? Не думаете ли вы обо мне, как о девочке, с которой проходят такие фокусы?

– Я попал в переделку. Как насчет сегодняшнего вечера?

– Дайте подумать. Сегодня – черт побери, какой сегодня день?

– Я лучше позвоню вам, – сказал я, – Возможно, я не смогу. Сегодня – пятница, – Обманщик, – она снова рассмеялась. – Сегодня понедельник. На том же месте, в то же время и без дураков.

– Я лучше позвоню вам.

– Вы лучше будьте там, – Я не уверен в том, что смогу. Давайте я вам позвоню.

– Возникают трудности? Понятно. Возможно, я поступаю глупо, что тревожу вас.

– Наверное, да.

– Почему?

– Я – бедный человек и сам содержу себя, но не так шикарно, чтобы вам понравиться.

– Идите к черту! Если вы не будете там...

– Я сказал, что позвоню вам.

– Все мужчины одинаковы, – вздохнула она.

– И женщины тоже одинаковы – после девяти. Она послала меня к черту и повесила трубку. Глаза шефа полиции выпирали так, что казались укрепленными на стойках.

Он наполнил оба стакана дрожащей рукой и пододвинул один мне.

– Похоже, что так, – сказал он очень задумчиво, – Ее мужу все равно, – сказал я. – Поэтому не делайте из этого никаких выводов.

Казалось, что Воксу неприятно пить. Задумавшись, он медленно колол орешки. Мы выпили еще за красивые женские глаза. К сожалению, шеф спрятал бутылку и стаканы и нажал кнопку селектора:

– Пусть Галбрейт зайдет ко мне, если он на месте. Если же нет, пусть свяжется со мной.

Я встал, отпер дверь и снова сел. Мы не долго ждали. В дверь постучали, Вокс пригласил войти, и Хемингуэй ступил в комнату.

Он солидно подошел к столу и посмотрел на своего шефа с выражением глубокого смирения.

– Знакомьтесь – Филипп Марлоу, – приветливо сказал шеф, – частный детектив из Лос-Анджелеса.

Хемингуэй повернулся ровно настолько, чтобы увидеть меня. Если он и видел меня когда-либо ранее, то его лицо этого не выражало. Мы пожали друг другу руки, и он снова стал смотреть на шефа.

– У мистера Марлоу любопытная история, – сказал шеф, хитрый, как Ришелье на гобелене. – О мистере Амторе из Стиллвуд Хайте. Он какой-то знахарь или колдун. Кажется, Марлоу навещал его, а тут и вы с Блейном подвернулись, и произошло какое-то недоразумение. Я забыл детали, – он посмотрел в окно с видом человека, всегда забывающего детали.

– Какая-то ошибка, – сказал Хемингуэй, – Я никогда раньше не встречал этого человека.

– Конечно же, это была ошибка, – сонно сказал шеф, – Пустяковая, но все же ошибка. Мистер Марлоу считает, что она что-то значит для него.

Хемингуэй снова взглянул на меня. Его лицо по-прежнему было каменным.

– На самом деле, его ошибка-то не волнует, – продолжал засыпать шеф, – Просто ему надо навестить этого Амтора в Стиллвуд Хайте. Он хочет, чтобы кто-нибудь с ним поехал. Я подумал о вас. Видите ли, в Амтора громила-телохранитель, и Марлоу склонен сомневаться в своей способности контролировать ситуацию без чьей-то помощи. Как вы думаете, вы сможете узнать, где живет этот Амтор?

– Да, – сказал Хемингуэй. – Но Стиллвуд Хайте за линией, шеф. Это личная услуга вашему другу?

– Можешь расценивать это так, – сказал шеф, глядя на большой палец левой руки. – С другой стороны, мы бы не хотели выходить за рамки закона, – Да, – сказал Хемингуэй, – Нет, – он кашлянул. – Когда мы едем?

Шеф доброжелательно посмотрел на меня.

– Прямо сейчас, если это не затруднит мистера Голбрейта, – сказал я.

– Я делаю, что мне приказывают, – сказал Хемингуэй. Шеф осмотрел его с ног до головы. Он причесал и почистил его взглядом.

– Как дела у капитана Блейна? – спросил он, чавкая кармадоновым орешком.

– Очень плох. Приступ аппендицита, – сказал Хемингуэй, – весьма критическое состояние.

Вокс печально покачал головой. Затем он взялся за ручки кресла и вытолкнул себя на ноги. Он протянул руку через стол.

– Галбрейт позаботится о вас, Марлоу. Вы можете на него положиться.

– Вы меня обязываете, шеф. Не знаю, как и благодарить вас.

– Чепуха. Никаких благодарностей. Всегда готов помочь другу друзей, так сказать, – он подмигнул мне. Хемингуэй стал изучать это подмигивание, но так и не определил, к чему оно.

Мы вышли, сопровождаемые вежливыми репликами шефа. Дверь закрылась. Хемингуэй оглядел коридор и сказал мне:

– Ты умно играешь, приятель. Должно быть, ты еще что-то нам не рассказал,

Глава 33

Машина неторопливо, плавно плыла мимо жилых домов. Кроны деревьев аркой смыкались над нами, образуя тоннель. Солнце блестело сквозь ветви и узкие еще листья. Знак на углу гласил, что мы находимся на Восемнадцатой улице.

Хемингуэй управлял машиной, а я сидел рядом с ним. Он ехал очень медленно, думая о чем-то тяжелом.

– Как много вы ему рассказали? – спросил он, наконец решившись.

– Я сказал ему то, что вы и Блейн увезли меня оттуда, вышвырнули из машины и оглушили. Об остальном я умолчал.

– А про 23-ю и Дескансо не рассказали?

– Нет.

– Почему?

– Я подумал, что так мы с вами лучше поладим.

– Это мысль. Вы действительно хотите поехать в Стиллвуд Хайте или это был просто предлог?

– Просто предлог. Все, что я действительно хочу, так это узнать у вас, почему вы поместили меня в одно веселенькое заведение и почему меня там пытались удержать.

Хемингуэй подумал. Он так крепко задумался, что мышцы на его лице стали образовывать узлы под сероватой кожей.

39
{"b":"5706","o":1}