ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Глава 1. Добро пожаловать на Темискиру ==========

Темискира ― островное царство амазонок, обосновавшееся на самом краю богатых на природу и золото Материковых Земель. Земля воительниц, которые свято чтут и хранят традиции предков, покинувших сей мир ещё задолго до появления здесь варварских племён. Уже никто и не упомнит, сколько столетий прошло с тех пор, как сюда впервые ступила нога дочерей Ареса, променявших «рабскую» жизнь в семьях своих мужей на военные походы и бесконечные битвы.

Эта неприступная империя, хорошо защищённая разлившимся с севера на юг Драконьим морем, за всю свою историю тысячи раз подвергалась набегам и с юга, и с запада, и с востока, и с самого крайнего севера, но ни разу так и не была отдана врагам на поругание. Казалось, будто сами олимпийские боги хранили сию эллинскую землю, насквозь пропитанную кровью сестёр.

Темискира ― это золотая жила, которую мечтали завоевать вожди далёких племён. Каждый король желал, чтобы венцом его славы было падение царства амазонок. Каждый император хотел получить себе в служение этих непокорных воительниц. Но каждый раз Мойры* уводили смерть далеко за пределы этих богатых островов.

Неудивительно, что многие и по сей день желают отвоевать этот лакомый кусочек: о сказочной красоте и немыслимом богатстве этих мест слагают легенды, а менестрели, играя на своих незамысловатых инструментах, складывают песни, разнося их по округам и прославляя славный эллинский народ и его непоколебимость пред лицом далёких и близких врагов. Многие смелые путники, желая добраться до загадочного дома амазонок, сложили свои головы, не пройдя и половины положенного на то пути: одних поглотила чёрная бездна Драконьего моря, других забили морские разбойники, трусливо нападавшие на одинокие суда под покровом глухой ночи, третьих же ещё на подходе к темискирским границам нещадно раздирали дикие или приручённые воительницами драконы, наученные охранять свой единственный дом.

Зимы здесь довольно суровые, что свойственно любым северным островам: снега в холодные месяцы наметает столько, что тем его количеством, если хорошенько растопить его драконьим пламенем, можно и второе холодное море налить, да и небольшое озерцо с лужицей наполнить, однако лето, что удивительно, очень тёплое, порой даже невыносимо жаркое.

Темискирские просторы, несмотря на всю свою открытость, затаили в себе много загадочного и прекрасного. Вот посреди невысоких гор расположилось небольшое озеро, настолько чистое, что, заглянув в его воду, можно рассмотреть лежащие на далёком дне камни и увидеть каждую плавающую в нём рыбёшку. А рядом, на берегу, отдыхает один из многочисленных хранителей этих лесов ― огромное Ужасное Чудовище. Этот мирно посапывающий гигант и не выглядит вовсе таким ужасным: мягко переливающаяся в свете заходящего солнца огненная чешуя, огромная рогатая голова, которую подпирает корявый небольшой валун, раскрытые мощные крылья, незаметно подрагивающие при каждом глубоком шумном вдохе этого существа... Веки его прикрыты, но можно заметить, как под ними «бегают» глаза, сообщая наблюдателю о том, что дракон видит очередной сон.

А вот и лес, конца и края которому не видно: множество деревьев разных замысловатых пород стоят веточка к веточке, создавая огромный лабиринт, в котором можно или укрыться от неприятностей, коль они тебя настигли, или обрести проблемы, если пришёл сюда с дурными помыслами. Под ногами расстилается сказочной красоты пёстрый ковёр, сотканный не только из сочной зелёной травы, но и из цветов различных мастей. Сквозь кроны деревьев пробиваются любопытные солнечные лучи, дарящие тепло и ласку всем желающим, а лёгкий ветерок нежно поглаживает макушки вековых растений, заставляя зелёные листочки исполнять приятную шелестящую мелодию. Симфонию леса гармонично дополняют высокие голоса птиц, уютно устроившихся на тонких и не очень ветках. Сквозь лесное царство медленно, будто стараясь не тревожить покой здешних жителей, пробирается величественный Танаис*, воды которого вот уже многие сотни лет кормят обитателей этих земель: и амазонок, и драконов, и зверей.

Река берёт своё начало в высоких горах Темискиры. Снег уже много веков подряд укрывает верхушки этих скал от любопытных взоров. Но и здесь, в холоде, полно обитателей: белоснежные волки, птицы, оперение которых под стать лежащим на земле снежинкам, и невероятной красоты драконы с чешуёй оттенка лунного света.

Солнце уже начало заходить за горизонт, лениво кидая свои последние лучи на горные возвышенности, окрашивая их в кроваво-алый цвет. Среди промёрзших скал можно разглядеть не зверя, не птицу и даже не дракона, а божественной красоты рыжеволосую девушку. Облачённая в меха, она припала на одно колено к мокрому снегу, правая рука её твёрдо лежит на крошечном горном выступе, не давая сорваться вниз. Огненные волосы её распущены, и лишь три большие пряди находятся в плену: они сплетены в тугие косы. Ветер упорно трепал локоны этой прекрасной девы, будто бы пытаясь освободить их от заточения шёлковых верёвок. В плену хрупких с виду, но на деле сильных рук покоился длинный боевой топор, расписанный какими-то замысловатыми узорами. Гордо выпрямившись, северянка наблюдала за парящим над заснеженными вершинами орлом, который направлялся в её сторону. Эта дева ― хозяйка Северных Земель, прекрасная амазонка, хранительница Темискиры, королева Милоса.

«А вот и мой любимый Рух*. Странное имя для средних размеров орла, не так ли, Милоса? Но ничего лучшего тебе и придумать не моглось, ведь он такой… непокорный, дикий и сильный. Приятно наблюдать за его мягким, но уверенным полётом. Наверное, именно эти пернатые создания и есть олицетворение свободы. Как же хочется оказаться на его месте: взмыть в небо настолько высоко, насколько это возможно, и лететь так быстро, как только могут позволить крылья. Интересно, каково это, оседлать ветер и нестись вперёд на его шальных потоках?

Почему? Почему боги не даровали людям крылья? Хотя бы крошечные, чтобы можно было парить над землёй… Да, мы, амазонки, приручили драконов много веков назад. Можем взмывать на их спинах в небеса, когда захотим, спрыгивать с их спин, позволяя рептилии выбирать, захочет она спасать своего излишне доверчивого наездника или нет… Но это совершенно не те ощущения. Так хочется чувствовать под своими руками ледяной ветер, пропускать его через себя и знать, что это не кто-то несёт тебя сквозь облака, а ты сам летишь навстречу неизвестному».

Из глубоких мыслей девушку вывела её дракониха, уткнувшаяся своим белым носом в сильное женское плечо. Воительница устало прикрыла глаза и выпустила из лёгких задержавшийся в них воздух, который тут же рассеялся по ветру почти невесомыми дымчатыми клубами.

― Привет, Сапфира, ― амазонка ласково погладила своего хранителя по чешуйчатой морде, на что он лишь приветливо заурчал и удовлетворённо прикрыл веки, показывая всем своим видом, что такая ласка приходится ему по душе.

Через пару мгновений сильный поток ветра, умело огибавший все выступающие горные камни, ударил в девичье лицо. Всадница тут же поёжилась и потянула кверху пушистый меховой ворот. Но даже он не помог скрыть её кожу от ледяных щупалец борея*, принёсшего с собой пару сотен снежинок и любезно закинувшего их ей за шиворот. Амазонка ещё больше закуталась в меховой отрез ― болеть сейчас ей было не с руки. Даже в летние месяцы.

Сапфира, всё это время наблюдавшая за своей наездницей, сочувственно заурчала и поспешила укрыть её своим огромным крылом, служившим хорошей защитой от усиливающегося ветра.

― Спасибо, ― что-то пробормотав в ответ, рептилия уютно устроилась рядом с северянкой и стала наблюдать за последними минутами жизни дневного светила. Милоса же неотрывно смотрела на свою крылатую сестру, познакомиться с которой ей довелось много лет назад, в далёком и безвозвратно ушедшем детстве.

«Драконы… Боги, какие же это прекрасные создания! Клянусь Артемидой*, я до сих пор не понимаю, почему их тысячами отправляют на тот свет. Они сильные, свободные и своевольные, а друзья и защитники из них получаются поистине самые верные. Чёртовы викинги… Ведь они развязали эту войну. Я всегда знала, что эта кучка недалёких варваров не может жить без знатной бойни. Лучше бы друг друга перебили ― сделали бы одолжение всему Новому Миру. Никто ведь больше не желает поднимать свои мечи на драконов, кроме сынов языческого Одина!»

1
{"b":"570652","o":1}