ЛитМир - Электронная Библиотека

Йон Колфер

Замаранные

Кену Брюэну, который заставил меня сделать это

И спасибо Диклэну Денни за его неоценимое внимание к деталям этого романа

Eoin Colfer

PLUGGED

© 2010 Eoin Colfer

© Гольдич В. А., Оганесова И. А., перевод на русский язык, 2015

© Издание на русском языке. «Издательство «Эксмо», 2016

* * *
Замаранные - c.jpg

Йон Колфер родился в Ирландии в семье учителей. Еще в детстве увлекся сочинительством. После окончания Дублинского университета работал учителем. Но после того, как в 2001 году вышла его первая книга из серии фэнтези-романов об Артемисе Фауле, полностью переключился на писательский труд. С тех пор каждый роман Колфера становился мировым бестселлером. Критики и читатели отмечают блестящий стиль автора и его неистощимую фантазию.

Я влюбился в этот голос. Я влюбился в эти темные улицы. И я влюбился во всю эту историю.

Харлан Кобен

Колфер… без потерь перенес свой блестящий стиль во взрослый жанр.

The Times

Новый роман Колфера написан в совершенно свежем, оригинальном стиле.

WashingtonPost

Автор блистает искрометным сюрреалистичным юмором…

Financial limes

Колфер очень изобретателен, и у него прекрасное чувство ритма рассказа…

Guardian

Глава 1

Великий Стивен Кинг как-то написал: «Не стоит обращать внимание на пустяки», – и я довольно долго раздумывал над его словами, но в конце концов пришел к выводу, что не до конца с ним согласен. Я прекрасно понимаю, что он имел в виду: у всех нас достаточно проблем в жизни, чтобы переживать из-за мелочей, которые случаются с нами каждый день, но иногда именно мелочи помогают нам справиться с серьезными неприятностями. Взять, к примеру, меня; я был свидетелем и участником огромного количества самых разных жутких событий, которые привели бы большинство людей в сумасшедший дом, но я спасаюсь тем, что стараюсь о них не думать. Пусть себе варятся в собственном соку – таково мое кредо. А ты от этого будешь только здоровее, верно? Сосредоточься на обычных, в общем, ничего не значащих делах, чтобы не зацикливаться на психологических травмах и ударах, выстроившихся в очередь, чтобы сбить тебя с ног и растоптать. Моя философия привела меня туда, где я сейчас нахожусь, но интуиция солдата подсказывает, что ситуация достигла решающей стадии.

На моей нынешней работе в Клойстерсе, штат Нью-Джерси, нет места глубокомысленным рассуждениям. В казино не принято разговаривать на философские темы и теоретизировать о природных явлениях. Как-то вечером я упомянул передачу по каналу «Национального географического общества», и Джейсон посмотрел на меня так, будто я нанес ему оскорбление, поэтому пришлось быстренько переключиться на более безопасный предмет разговора: у кого из наших официанток имплантаты. Их мы обсуждаем постоянно, так что, оказавшись на знакомой территории, Джейсон сделал пару глотков своего белкового коктейля и мгновенно успокоился. В общем, я напугал его даже больше, чем пьяница с пистолетом в руках. Джейсон – лучший швейцар из всех, с кем мне доводилось работать, редкое сочетание внушительных размеров и проворности; к тому же он явно гораздо сообразительнее, чем прикидывается. Иногда он забывается и вспоминает фильм Феллини, но тут же принимается заметать следы и привязывается к какому-нибудь новому посетителю, подошедшему к двери заведения. У Джейсона, как и у всех, имеются свои тайны. Однако он со мной ими не делится, и меня это вполне устраивает. Мы оба изображаем из себя тупиц, и оба подозреваем, что на самом деле все совсем не так. Должен признаться, ужасно утомительное занятие.

По большей части у нас с ним полно времени, чтобы поболтать возле дверей. До половины одиннадцатого или около того обычно бывает спокойно; как правило, в зале находятся несколько мелких игроков, которые не представляют никакого интереса. А вот когда закрывается большинство баров, посетители валом валят к нам. Владелец заведения Виктор, которого я подробно опишу позже, потому что он страшная задница, заслуживающая отдельной песни, и рассказ о нем нарушит плавное течение моего повествования… так вот, Вик желает, чтобы около входной двери стояли два человека. Впрочем, иногда одному действительно не справиться, особенно если за одним из столов возникает склока или потасовка. Тогда становится жарковато, особенно с мелкими игроками. Лично я виню Джо Песчи.

Так вот, обычно я работаю в ночную смену; правда, дневной смены как таковой не существует. Два или три раза в неделю мне выпадает двойная, но я не возражаю. Дома мне все равно нечем заняться, разве что делать отжимания и слушать сучку миссис Делано.

В тот день я пришел на работу ровно в восемь. День был будним, и я рассчитывал на спокойный вечер, когда можно жевать энергетические батончики, болтая с Джейсоном о пластической хирургии. Простые развлечения, представляющие собой счастье, которое я надеялся обрести в этой жизни.

Джейсон и я наблюдали по «Ю-тьюбу» за русским, разбрасывавшим гири, когда в моем наушнике раздался голос Марко. Мне пришлось попросить его пару раз повторить то, что он говорил, прежде чем я понял, о чем речь, и поспешил в игровой зал. Судя по всему, моя любимая официантка Конни наклонилась, чтобы поставить на стол коктейли, и какой-то тип лизнул ее в задницу. Придурок! Такое впечатление, что он не видел висевшую на стене медную табличку. Ясное дело, про то, что нельзя никого лизать, там не написано, просто говорится: Прикасаться к официанткам запрещено. Стандартное правило всех клубов. Некоторые девушки могут потрогать клиента в кабинке, но тот не имеет права распускать руки.

В тот момент, когда я пришел, Марко пытался не подпускать этого типа к Конни, главным образом ради его же собственной безопасности. Как-то раз я видел, как Конни врезала одному парню, члену футбольной команды колледжа, подносом, и его лицо отпечаталось на металле, точно в мультике.

– Ладно, ребята, – сказал я громоподобным голосом опытного вышибалы. – В дело вступает профессионал.

Мои слова вызвали радостные восклицания постоянных посетителей, которым хотелось немного повеселиться. Я схватил голову Марко, точно та превратилась в баскетбольный мяч, и подтолкнул его в сторону барной стойки, а затем навис над нарушителем порядка.

Лизун стоял, уперев руки в бока совсем как Питер Пэн, а на щеке у него пылали алые следы от пальцев Конни.

– Давайте-ка перейдем в заднюю комнату, – сказал я, пять секунд глядя ему прямо в глаза, – пока дело не зашло слишком далеко.

– Сучка меня ударила, – заявил тип и показал на Конни – видимо, на случай, если кто-то не понял, о какой сучке идет речь.

Его палец был испачкан соусом от крылышек «Баффало»,[1] а это, по какой-то необъяснимой причине, всегда жутко меня раздражало.

– У нас в задней части имеется комната, где можно взять тайм-аут, – сообщил я, стараясь не смотреть на коричневые следы у него под ногтями. Ну и времена пошли, что только творится с людьми? Когда ты ешь, держи рот закрытым и вытирай руки; неужели это такие сложные правила? – Мы обсудим ваши проблемы там.

Конни, которая внешне выглядела спокойной, пыталась сдерживать ярость и жевала никотиновую резинку так, будто это были яйца обидчика. Несмотря на взрывной характер, она не раздавала пощечины без причины. У нее было двое детей в детском саду в городке Кипарис,[2] и она не могла позволить себе потерять работу.

вернуться

1

Жареные куриные крылышки в остром соусе.

вернуться

2

Небольшой город, расположенный в Южной Калифорнии, к юго-востоку от Лос-Анджелеса.

1
{"b":"570881","o":1}