ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет, звонить – это плохо, – возразил Гандеси, поразмыслив.

– А получить дубинкой по голове хорошо? – спросил Хенри с присущей ему тонкой иронией.

Гандеси тяжело вздохнул, повернулся в кресле всем телом и притянул к себе телефон. Грязным ногтем он набрал номер. Через минуту ему ответили.

– Джо?.. Это Лу. Тут два парня из страхового агентства интересуются ограблением на Карондолет-парк... Да... Нет, жемчуг... Так ты ничего не слышал об этом, старина?.. Ладно, тогда пока.

Гандеси положил трубку и снова повернулся к нам.

– Дохлый номер... А если не секрет, на какую компанию вы работаете?

– Дай ему свою визитку, – посоветовал Хенри.

Я снова достал бумажник и извлек из него одну из моих визитных карточек. Ничего, кроме моего имени, на ней не было. Я достал ручку и приписал внизу адрес и номер телефона.

Гандеси изучил карточку, поглаживая небритый подбородок. Его лицо вдруг просветлело.

– Лучше всего вам будет обратиться к Джеку Лоулеру, – сказал он.

Хенри пристально посмотрел на нега Гандеси выдержал этот взгляд совершенно спокойно. Его глаза сияли теперь чистотой и невинностью.

– Кто это такой? – спросил Хенри.

– Хозяин клуба «Пингвин» на бульваре Сансет. Если вам вообще кто-нибудь сможет помочь, так это он.

– Спасибо, – вежливо сказал Хенри и посмотрел на меня:

– Ты ему веришь?

– По-моему, – ответил я, – этот тип соврет – недорого возьмет.

– Ну ты, дятел! – попытался вспылить Гандеси, но у него ничего не вышло.

– Заткнись, – оборвал его Хенри. – Такие слова сегодня здесь могу произносить только я, договорились? Вот и умница. А теперь расскажи, что это за Джек Лоулер.

– Джек – это фигура. Ему известно все, что касается высшего общества.

Но добиться встречи с ним нелегко.

– А вот это уже не твоя забота. Спасибо за совет, Гандеси.

С этими словами Хенри зашвырнул дубинку в дальний захламленный угол комнаты и открыл барабан револьвера. Достав патроны, он наклонился и пустил револьвер скользить по полу, пока тот не оказался где-то под столом. Поиграв небрежно патронами в руке, Хенри разжал ладонь и дал им высылаться на пол.

– Бывай, Гандеси, – сказал Хенри. – И постарайся впредь не слишком задирать свой нос, чтобы тебе и его не пришлось когда-нибудь искать под столом.

Он открыл дверь, и мы поспешно покинули «Голубую лагуну». Впрочем, никто и не пытался встать у нас на пути.

Глава 5

Моя машина была припаркована неподалеку. Когда мы забрались в нее, Хенри положил руки на руль и посмотрел задумчиво сквозь ветровое стекло.

– Ну и что ты об этом думаешь, Уолтер? – спросил он после продолжительной паузы.

– Если хочешь знать мое мнение, Хенри, то я думаю, что мистер Гандеси наговорил нам чепухи, только бы от нас избавиться. Более того, я сильно сомневаюсь, чтобы он действительно принял нас за страховых агентов.

– Верно, – поддержал меня Хенри. – И вот еще что: как я догадываюсь, ни Мелакрино, ни Джека Лоулера в природе не существует. Этот подонок набрал первый попавшийся номер и разыграл перед нами дурацкий спектакль. Хочешь, я вернусь туда и оторву ему его поганую башку?

– Нет, Хенри. У нас с тобой была превосходная идея, и мы сделали все, чтобы как можно лучше реализовать ее. Я предлагаю теперь вернуться ко мне и обдумать, что делать дальше.

– И напиться, – добавил Хенри, трогая машину с места.

– Что ж, Хенри, я не вижу, почему бы нам не позволить себе немного выпить.

– Да уж. А то я вернусь туда и разнесу эту забегаловку к чертовой матери.

Он остановился у перекрестка, хотя горел зеленый свет, и поднес бутылку к губам. Но не успел он сделать и пары глотков, как сзади заскрежетали тормоза, и какая-то машина ткнула нас в задний бампер. Столкновение не было сильным, но толчка оказалось достаточно, чтобы Хенри пролил немного виски себе на брюки.

– Дьявол! Что за треклятый город! – заорал он. – Честный гражданин глотка не может сделать, чтобы его не толкнули под руку.

Поскольку наша машина все еще не тронулась с места, сзади принялись настойчиво сигналить. Хенри резким толчком распахнул дверь, выбрался наружу и пошел к остановившейся сзади машине. Мне были слышны очень громкие голоса, и самый громкий принадлежал моему приятелю. Вскоре он вернулся, сел за руль, и мы наконец поехали.

– Убить идиота мало. Сам не знаю, почему пощадил его, – заметил он.

Остальную часть пути до Голливуда он проделал очень быстро. Мы поднялись ко мне в квартиру и уселись в кресла с большими стаканами в руках.

– Выпивки у нас с тобой литра полтора, – заметил Хенри, разглядывая оценивающе две бутылки виски, которые он поместил на столе рядом с теми, что мы успели опорожнить раньше, – Я думаю, этого достаточно, чтобы в наши головы пришла подходящая идейка?

– Если этого окажется недостаточно, Хенри, чтобы в твою светлую голову начали приходить мудрые мысли, мы будем вынуждены совершить набег на ближайщий магазин, чтобы пополнить запасы, – сказал я и залпом осушил свой стакан.

– А ты парень что надо, – заметил Хенри, благодушно улыбаясь. – Только говоришь очень странно.

– Что ж, это и неудивительно. Мне уже трудно изменить свою манеру речи.

Мои родители, видишь ли, были строгими пуристами в лучших традициях Новой Англии, и потому искусство сквернословия никогда мне легко не давалось. Даже когда я был студентом колледжа.

По лицу Хенри было видно, что он мучительно пытается переварить мою фразу, но это ему никак не удается.

Мы поговорили о Гандеси, его сомнительном совете и стоит ли ему следовать, и так пролетело примерно полчаса. Потом совершенно внезапно зазвонил белый телефон на моем письменном столе. Я вскочил и поспешно снял трубку, полагая, что это Эллен Макинтош, у которой прошел припадок дурного расположения духа. Однако голос был мужской, мне совершенно не знакомый и неприятный – скрипучий какой-то:

– Это Уолтер Гейдж?

– Да, вы говорите с мистером Гейджем.

– Отлично, мистер Гейдж, насколько я понимаю, ты наводишь справки о неких драгоценностях?

Я крепко сжал трубку и, повернувшись, сделал Хенри страшную гримасу.

Тот, однако, ничего не заметил, преспокойно наливая себе очередную порцию «Старой плантации».

– Да, это так, – сказал я в трубку, стараясь, чтобы мой голос звучал ровно, хотя волнение охватило все мое существо. – Надеюсь, под словом драгоценности вы имеете в виду жемчуг?

– Вот именно. Сорок девять жемчужин, и все как одна. Моя цена – пять штук. Я задохнулся от возмущения:

– Но это же полный абсурд! Пять тысяч долларов за эти...

Голос грубо оборвал меня:

– Пять штук, и ни цента меньше. Если ты плохо соображаешь, что такое пять штук, сосчитай их на пальцах. А теперь привет. Обдумай мое предложение.

Позже я позвоню тебе.

В трубке раздались гудки, и я положил ее нетвердой рукой. Меня слегка трясло. Я добрел до своего кресла, опустился в него и вытер лоб носовым платком.

– Наша затея сработала, Хенри, но очень странным образом, – сказал я.

Хенри поставил пустой стакан на пол. Я впервые видел, чтобы он отставил стакан, не наполнив его сразу же снова. Он уставился на меня немигающим взором зеленых глаз.

– Не понял, что сработало, малыш? – спросил он и облизал губы кончиком языка.

– То, что мы проделали у Гандеси. Мне только что позвонил какой-то тип и спросил, не я ли разыскиваю жемчуг.

– Ух ты, – только и вымолвил Хенри и присвистнул, округлив губы.Значит, этот вонючий итальяшка все-таки что-то знал...

– Да, во просят за жемчуг ни много ни мало – пять тысяч. Вот это уже за пределами моего разумения.

– Что, что? – казалось, что у Хенри глаза из орбит повыскакивают, – пять штук за эти дурацкие побрякушки? У парня явно не все дома. Ты ведь сказал, что им две сотни – красная цена. Нет, это рехнуться можно! Пять штук? Да за эти деньги слона можно покрыть липовым жемчугом.

6
{"b":"5709","o":1}