A
A
1
2
3
...
14
15
16
...
87

— Я не причиню тебе вреда.

И в этот момент ее разум, невзирая на все испытания, сосредоточился только на одном — его словах, его голосе. Она уловила акцент. Он не британец, нетипичное ударение, странные гласные. Но голос знаком.

Ее сердце затрепетало от догадки. С трудом взяв себя в руки, она прошептала:

— Мистер Джерард!

Впервые в жизни бог отвернулся от нее, и она потеряла сознание.

Леда пришла в себя в темноте, открыла глаза, дрожа от страха. От неровного света на стенах плясали тени. Она еще плохо осознавала происходящее. Что-то темное двигалось около нее. Она увидела черную фигуру в маске и капюшоне, с мечом в руках. Все это походило на кошмар. Человек зажег свечу и повернулся к ней.

Она издала невнятный звук, не в силах промолвить ни слова. Зловещая фигура приближалась, и Леда закричала. Человек остановился, стал расстегивать застежку на шее. Маска упала на кровать, он также откинул капюшон.

Золотистые волосы мужчины вспыхивали в свете свечи. Он молча смотрел на Леду своими холодными глазами.

— Мистер Джерард, — прошептала она. Попыталась приподняться, но была еще слишком слаба.

— Лежи, — сказал он. — Отдыхай.

Ее голова вновь опустилась на твердый пол. Сейчас она могла только подчиняться. Не говоря ни слова, она наблюдала за тем, как он положил меч на пол, склонился над ним, встав на одно колено. Потом он положил ладонь на ее лицо, кончики пальцев коснулись лба.

— Дыши вместе со мной, — сказал он.

Она издала какой-то невнятный, почти истерический звук, похожий на смех, переходящий в стон. Он покачал головой.

— Это важно. Смотри. Дыши. Она вздохнула.

— Так, — сказал он. — Медленно. Думай о водопаде, следи за водой, представь, как она падает.

Его серые глаза неотрывно глядели на нее.

Ей показалось, что она стала невесомой. Дыхание стало ее крыльями. Непрерывное дыхание. Она потонула в его глазах, послушная его беззвучным приказам.

Способность двигаться возвращалась к ней, но он все еще упорно смотрел на нее, и дыхание девушки было подобно водопаду, потоки воды все падали и падали вниз, словно опустошая, делая ее невесомой. Шум воды приближался, словно возвращая Леде силы и разум. Она хотела стряхнуть с себя это наваждение, очнуться, придти в себя.

— Что ты делаешь? — потребовала она ответа, пытаясь вырвать свою руку. — Что все это значит?

Опершись о ее кровать, он встал, затем снова присел на край, взглянул на нее.

— Я чуть не убил тебя, — резко сказал он. Уголки его рта дрогнули. — Прости меня.

Но в его голосе не слышалось вины. Казалось, что он говорит это небрежно, и ум его занимают совсем другие мысли.

— Но почему? — спросила она.

Довольно долго он молча смотрел на нее, затем сказал:

— Это была ошибка, я думал, что мне нужно защищаться.

Леда приподнялась, все еще ничего не понимая.

— Вы ударили меня?

— Нет, мадам, — его рот угрюмо изогнулся. — Возможно, было бы лучше, если бы ударил.

У Леды кружилась голова. Она приложила ладони ко лбу.

— Это невозможно. Почему вы в моей комнате? Вы — джентльмен. Я не…

И тут ее глаза наткнулись на меч. Она не могла оторвать взгляда от богато украшенных ножен, покрытых красновато-золотым лаком, со вставками из жемчуга. Золотая рукоять была выполнена в форме птичьей головы, украшенной гребнем. Нижняя часть ножен имела орнамент из цветов и листьев, цветная эмаль ярко поблескивала в свете свечи.

— Боже мой, — прошептала Леда.

Она подняла голову. Он продолжал смотреть на нее. Его лицо ничего не выражало.

Сердце девушки вновь забилось от ужаса. Он может убить ее, если захочет. У нее не было в этом ни малейшего сомнения. На этом совершенном лице не было ни следа, сочувствия, ни тени милосердия.

— Постарайся успокоиться, — сказал он. — Я не собираюсь убивать тебя. Сегодня мое самообладание, кажется, изменило мне. Я не собираюсь причинять тебе боли.

— Это какое-то безумие, — произнесла она слабым голосом. — Почему вы в моей комнате?

— Я в настоящий момент в вашей комнате, потому что вы сломали мне ногу, мисс Этуаль.

— Сломала вам ногу… Но я… О боже!

— Да, таковы обстоятельства.

— Сломала вам ногу? — повторила Леда в отчаянии. — Нет, вы же минуту назад стояли!

— С трудом, — сказал он. — Наверное, я должен винить швейную машину. Может быть, хоть это принесет облегчение.

Он посмотрел на опрокинутый стол. Леда, нахмурившись, оглядела его вытянутую ногу. Темная материя неплотно облегала бедро, но ниже колена брюки были перехвачены темными завязками, которые удерживали его странные, мягкие, невысокие сапоги. Вся одежда была мрачной, без излишеств. Девушка никогда не видела ничего подобного.

— Я могу идти, опираясь на что-нибудь, — сказал он бесстрастным голосом. — Но думаю, что это глупо и только усугубит повреждение. Кроме того, я не хочу уходить, пока вы не придете в себя, мисс Этуаль, не сможете дышать без меня, — он встретил ее изумленный взгляд и неожиданно улыбнулся совершенно очаровательной, спокойной улыбкой. — Нет, поверьте, я не сошел с ума.

— Тогда я сошла, — сказала она. — Я просто не могу… Я. бы никогда не подумала… Мистер Джерард! Вы же джентльмен. Вы и леди Кэтрин… Зачем? Полное безумие! Что вы… — она запнулась; на кончике языка у нее вертелось: «Полиции бы такое даже не приснилось». Его улыбка исчезла. Холодным тихим голосом он сказал:

— Мисс Кэтрин, конечно, не имеет к этому никакого отношения. Леда опустила глаза.

— Нет, нет! Конечно же, нет, — пробормотала она. Последовала пауза. Девушка чувствовала слабость во всем теле. Ее бедро болело в том месте, которым она ударилась о стол. Она вновь начала терять сознание. — Вы должны дышать, мисс Этуаль. — Его тихий голос донесся до нее в сгущающейся темноте. — Я надеюсь, что вы не умрете.

Она вновь увидела водопад, следя взглядом за каждой каплей, почувствовала, что с ее глаз спадает пелена.

— Да, спасибо, — прошептала она.

— Вы должны лечь.

— Это все как-то… непонятно.

Она не могла поверить, что сидит на полу в своей собственной комнате рядом с опасным преступником, с мужчиной со сломанной ногой, который весьма спокойно советует ей не вставать. Может быть, она должна позвать на помощь? Но вряд ли сможет добраться до дверей, не говоря уже о полиции. Неизвестно, как это получилось, но он словно выпил ее силы. И если это повторится, то вряд ли она останется жива.

Но нужно же что-то делать: кричать, стучать в стену, хоть что-то! Почему никто не слышал, как падал стол? Почему она не схватила кочергу и не напала на него? Как быстро он сможет продвигаться со сломанной ногой?

Леда взглянула на него, сидящего на краю ее постели без каких-либо признаков беспокойства, только одна нога его была неестественно вытянута. Девушка почувствовала, что боится этого человека.

— Вы знаете, кто я? — сказал он. — Если вы захотите заявить на меня, то можете доставить себе такое удовольствие, но сейчас вам нужно отдохнуть.

Она закрыла глаза.

— Это все какой-то бред.

— Я не покину вас.

— Вы не покинете меня! — она повторила с усмешкой, открыв глаза. — Сжимая руками голову, Леда откинулась назад. — Как это успокаивает!

8

Гавайи, 1871

Дожен пришел к нему через несколько дней после нападения акулы. Кэй была в саду. Она уже забралась на обезьянье дерево, в то время как Сэмьюэл задумчиво разглядывал все вокруг. Но тут появилась няня, словно вызванная начинающимся дождем. Сэмми прижался к стволу дерева; большие капли дождя сыпались на его плечи и голову, проникая между ветвями. Ему хотелось последовать за Кэй и спрятаться от няниного надзора.

Омытая водой земля благоухала множеством ароматов. Мальчик слушал шум дождя, который стучал по широким листьям белого имбиря, и, закрыв глаза, вспоминал вновь об акуле, о песне, о том, как его подбрасывали в воздух: хип-хип, ура!

15
{"b":"571","o":1}