ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он улыбнулся с закрытыми глазами, а когда открыл их, то перед ним оказался Дожен, который, как настоящий восточный слуга, подошел беззвучно, стоял молча. Он был только чуть выше Сэмми: знакомая фигура с удлиненно-квадратным лицом, с печально опущенными уголками рта, одетая в белое. Черные волосы были частично выбриты, а то, что осталось, — собрано на макушке. Он молча поклонился.

— Сэмуа-сан, добрый день!

Вежливое приветствие удивило ребенка. Он поколебался, а потом сказал:

— Привет!

— Вопрос есть. Ты акула видеть. Без движения. Почему, спрошу.

Сэмми посмотрел на него. Дожен никогда раньше не разговаривал с ним, только передавал записки от леди Тэсс или лорда Грифона, мог объявить, что обед готов.

Дожен приложил палец ко лбу:

— Сэмуа-сан думает как? Спрашиваю. Акула плыла. Он без движения. Почему?

Сэмми покосился вновь на дерево, не зная, что ответить. Черные глаза слуги были поразительно внимательны. Впервые мальчик подумал, что у этого человека был какой-то свой собственный мир, что он по-своему оценивает окружающих людей.

Дождь все шел, а Дожен и Сэмми стояли, и никто из них не собирался идти в дом. У мальчика было чувство, будто к нему обратился со словами куст имбиря, будто нечто неодушевленное открыло глаза и обрело способность говорить.

— Страх? — мягко спросил Дожен. — Я пугать? Сэмми повернул голову, стер капли дождя со щеки, избегая взгляда Дожена. Тот ударил себя кулаком по груди.

— Секрет можно? — прошептал он. — Возможно, ты понимать. Когда опасность, я тигр. Тигр без слов. — Его суровый рот сложился в подобие улыбки. — Понимаешь, Сэмуа-сан?

— Нет, сэр, — прошептал Сэмми.

— Я японец. Здесь бывать раньше. Здесь Гавайи. Без выбор. Не желать. Четыре года. Искать мальчик. Дожен смотреть мальчик. Все мальчик. Японец мальчик, китаец мальчик. Я тигр, нужно. — Он мотнул головой. — Нет хороший мальчик. Нет тигра. Все глупы, пустой мальчики. Мальчик — свинья, нет лучше. Мне стыдно. Я сердится. Что делать? Я нужно тигр. Смотри, Сэмуа-сан, опасность, большая акула, без движения, нет страх. Неглупый мальчик. Дожен спрашивать: Сэмуа-сан видеть акула?

Кончиком ногтя Сэмми отковырнул кусочек коры.

— Страшно? Акула видеть? Поэтому без движения? Просто глупо, без движения стоять?

— Нет, — с достоинством сказал мальчик. — Мне не было страшно.

— Ах, большой смелый мальчик. Акула плыть, акула рядом, он стоять, каждый видеть смелый мальчик. Первый человек!

Сэмми посмотрел на Дожена, испытывая чувство неловкости:

— Не совсем так. Я не думал о том, чтобы казаться смелым.

— O'кей. Нет страха, нет смелый, сейчас говорить, говорить, Сэмуа-сан. Акула плыть, что думать? Я спрашиваю.

— Ну хорошо… Я думал о песне.

Легкая улыбка вновь заиграла на лице слуги, v»"

— Песня акула?

Сэмми вздрогнул.

— Ты знаешь ее?

Улыбка Дожена стала еще шире.

— Песня тигра знаю. Знаю хорошо.

Сэмми посмотрел на него, чувствуя волнение.

— Есть и песня тигра тоже?

— Песня тигра. Песня огня. Дракон, земля, воздух, акула. Все песни, если слышать.

— Где я могу услышать их?

Ухмылка перекосила утомленное лицо слуги. Он медленно кивнул:

— Ты слышать.

— Я хочу услышать все песни. Ты можешь спеть их?

Дожен засмеялся, положил руку ему на плечо.

— Давно, давно. Искать мальчик — знать песня тигра. Найти мальчик — знать песню акулы. O'кей, — он положил руку на щеку Сэмми, это было похоже на нежное объятие, как будто он касался величайшей ценности. — O'кей, Сэмуа-сан. Удачи! O'кей!

9

На рассвете прошел поезд, сотрясая стены и заставляя дребезжать кувшин. Леда пошевелилась, ее бедро и плечо прижимались к жесткому полу. Она открыла глаза и резко привстала.

Он был еще здесь.

Сидел неподвижно над нею в своей темной мягкой одежде, ресницы опущены, пальцы сплетены, как в детской игре в жмурки.

Она помнила его руки еще с первой встречи в салоне: он поднял тогда серебряные ножницы, скатывал ткань в рулоны, протянул запечатанный конверт, который она уронила. Руки джентльмена, сильные и красивые.

Леда закрыла ладонями глаза. Когда отняла руки — он был здесь, на самом деле.

— Милосердные небеса!

Это был не сон. Это был тот самый человек, в ее комнате, на ее кровати, в то время, как она спала на полу рядом с похищенной саблей, как будто ей было все равно.

Он поднял голову и бросил на нее украдкой взгляд из-под темных пушистых ресниц. За ее спиной занимался рассвет.

— Доброе утро, мисс Этуаль.

Она не собирается отвечать на это приветствие вору в своей комнате. Это уж слишком. Нужно сохранять чувство собственного достоинства.

С другой стороны, она толком не знала, что вообще можно сказать, когда просыпаешься рядом с преступником, сидящим на твоей кровати.

— Вам лучше? — спросил он.

Ее голые ноги видны были из-под ночной рубашки. Леда поднялась, схватила пальто с вешалки и завернулась в него. И тут она подумала, что пора выскочить за дверь, броситься вниз и поднять на ноги весь дом. Она не могла понять, как ей вообще удалось заснуть. Рядом с этим человеком, который мог сделать все, что угодно. Она погрузилась в сон без сновидений на деревянном полу, как будто ее опоили наркотиками.

Ее вновь охватило чувство паники. Образ падающей воды невольно возник перед ее мысленным взором. Леда глубоко вздохнула.

— Хорошо, — сказал он. — Простите, вы помните, как дышать, мисс Этуаль?

— Оставайтесь здесь! — она сказала срывающимся голосом. — Я пойду… принести воды.

Без промедления она открыла дверь и вылетела из комнаты, заперла замок снаружи и остановилась, тяжело дыша. Чтобы взять себя в руки ей вновь пришлось вызвать образ водопада.

Хорошо. Сейчас она в безопасности. Вне его власти. Что делать дальше? Бежать в полицию! Тут она поняла, что забыла туфли, более того, она даже не одета, пальто прямо на ночной рубашке. Забавное зрелище! Женщина босиком, в ночной сорочке бежит по грязным улицам.

В растерянности Леда застыла в полутемном коридоре. Если она пойдет в полицию сейчас, то не застанет там сержанта Мак-Дональда и инспектора Руби. Те заступают только вечером.

Девушка размышляла. У него сломана нога. Уйти он не может. Если бы она сумела продержать его в комнате до вечера… Но вряд ли у нее хватит на это нервов.

Но все же… У него сломана нога. Он безвреден. Куда он денется со своей травмой? Не обдумав все до конца, она вернулась и открыла дверь, готовясь сказать, что забыла взять кувшин.

Комната была пуста.

Леда заглянула за дверь. Меча там не было. Она взглянула в открытое окно и бросилась к нему. Встав коленями на кровать, она перегнулась через подоконник так стремительно, что чуть не столкнула герань.

Перед ней разворачивался величественный вид на канал, высокие и низкие крыши, но она не увидела ни одной человеческой фигуры.

— Сломанная нога! Конечно! — пробормотала она. — Притворщик! Ужасный человек! Слава богу, что он ушел.

Леда села на кровать и глубоко вздохнула. Несколько минут перед ее глазами маячили водопады. И это помогало дышать. Стало легче. Теперь она не обязана бежать в полицию. Нет! Этот человек ее больше не пугает.

Она встала, закрыла окно, затем щелкнула замком двери. Девушка испытывала смутное беспокойство. Может быть, следовало бы одеться, отправиться в полицейский участок и сообщить о том, что вор поблизости? Но пока она раздумывала над этим, то сама поняла, как абсурдно прозвучат ее слова.

Мистер Джерард — вор! Друг леди Эшланд и королевы Гавайских островов! В полиции будут просто ошарашены. Хорошо, если ее не отправят тотчас же в сумасшедший дом.

Вечером она расскажет обо всем инспектору Руби и сержанту Мак-Дональду. Они ей поверят. По крайней мере, выслушают.

Обычно Леда в это время уходила из дома, но сейчас спешить куда-то, чтобы обмануть миссис Докинс, было выше ее сил. Если хозяйка начнет задавать вопросы, Леда просто ответит, что плохо себя чувствует. Действительно, все мышцы ее тела ныли. Она подняла упавший стол, водрузила на него машинку, осмотрела ее. Обнаружила несколько царапин, но механизм, кажется, не поврежден.

16
{"b":"571","o":1}