ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Девушка решила приготовить чай. Натянув ночную рубашку на колени, сев в кровать с ногами крест-накрест захотела сначала съесть вчерашнюю лепешку.

Ее мысли вернулись к мистеру Джерарду. Просто невероятно. Может быть, ей все приснилось? Она вытянула ноги, согнула и разогнула пальцы. «У меня довольно приятные коленки, хорошей формы, белоснежные, — подумала она. — Он наверняка их видел». Леда покраснела и спрятала ноги под рубашку с чувством девического смущения.

Ее руки все еще дрожали, и чай готов был выплеснуться из чашки. Она задернула занавески, потом начала вынимать шпильки из волос. Нервным движением достала белье из ящика, почувствовала, что оно еще влажное после вчерашней стирки. Заметив пятна, бросила белье в бак.

Жесты ее были замедленны, как у лунатика.

Вначале она надела нижнюю юбку, присела, обернула халат вокруг талии. Ее волосы рассыпались по плечам, и она начала их расчесывать серебряной; щеткой миса-Миртл, стараясь найти успокоение в привычной ежедневной процедуре.

Но мысли ее были в смятении, она даже не могла сосредоточиться. Машинально уложила волосы и только потом оделась. Коленкоровая юбка, застегнутая на все пуговицы блузка, чтобы никто не заметил ее смятения.

Шпильки четыре раза падали на пол, и ей приходилось заново укладывать волосы.

Леда снова села на свою кровать, достала коробку с деньгами, чтобы посчитать свои скромные сбережения, хотя сумма ей и без того была известна. Девушка сложила монетки в пирамиду в соответствии с их размером, а также по убывающей разложила бумажные купюры. Однофунтовая купюра, три шиллинга и двадцать пенсов. И все это — до недельной выплаты за комнату и за машинку. Останется шиллингов восемь и два пенса, на что нужно питаться, стирать, мыться. Если даже она найдет работу, то не на что будет жить до первой получки, хотя были еще серебряные расческа и зеркало мисс Миртл. Нет, для этого еще не время. Она не собирается расставаться с ними. Леда бережно взяла зеркало, залюбовалась им. Несколько под углом она глянула на свое отражение.

С жутким криком она уронила зеркало, и бросилась в дальний угол кровати, прижалась к стене. Глаза неотрывно смотрели вверх. На фоне куполообразного потолка, почти невидимый в лучах рассветного солнца, Самьюэл, как пантера, затаился на чердачной балке, безмолвно наблюдая за ней.

Леда начала тяжело дышать.

Он осторожно спустился с балки, словно легкий дым превратился во что-то твердое. Грациозно он опустился на руках, сделав упор только на одну ногу.

— Водопад, — напомнил он ей.

Леда закрыла глаза, и ее дыхание стало спокойнее.

Но только на какое-то мгновение.

— Вы негодяй, — закричала она. — Вы… Вы… Что вы делаете здесь, в моей комнате? Подсматриваете за мной? А я была… Боже мой… Я была…

Ужасная догадка о том, что он видел, просто вывела ее из себя. Она схватила щетку и бросила в него. Он с легкостью увернулся. Леда стала искать кочергу на полу.

— Вы… — закричала она, — вы презренный негодяй! Убирайтесь отсюда!

Девушка замахнулась. на него кочергой, и та просвистела возле его ног.

— Убирайтесь! — кричала она. — Убирайтесь! Убирайтесь! — Леда теперь была рядом с ним, кочерга взвилась над его головой. Изо всех сил девушка пыталась обрушить ее на этого человека.

Он даже не увернулся, только поднял руки каким-то медленным жестом и поймал кочергу прямо над своей головой.

— Убирайтесь отсюда!

Безнадежно Леда дергала кочергу, стараясь вырвать ее. Но его хватка была крепкой. Это еще больше разъярило девушку и она удвоила усилия. Еще несколько безуспешных попыток и Леда, споткнувшись, упала прямо на свое поврежденное бедро. Кочерга в конце концов оказалась в руках у него. Леда глянула снизу вверх на Джерарда, стоящего совершенно спокойно, и тело ее согнулось дугой на полу, ее сотрясали ярость и гнев.

— Как вы могли? Вы — чудовище! Вы не достойны называться джентльменом! Вы — низкий, злой, ужасный человек. Я заявлю на вас в полицию, если вы меня не убьете. Я это сделаю! Чудовище! Убирайтесь!

И тут она услышала голос миссис Докинс. Леда подняла голову и вся замерла.

— Что происходит? Кто там с вами? — свирепо кричала хозяйка за дверью.

Мистер Джерард оперся не швейную машинку и опустился на кровать Леды, быстро сбросив темный свободный плащ, под которым оказалась обыкновенная белая рубашка. Плащ упал около ног, скрыв странные сапоги.

— Откройте! — дверь сотрясалась. — Вы не должны принимать мужчин, мисс Этуаль. — Это за четырнадцать шиллингов в неделю! Откройте дверь!

Прежде чем Леда собралась с мыслями, она услышала щелчок ключа. Дверь распахнулась. В своем ночном чепце и красном халате миссис Докинс уставилась на мистера Джерарда, рука которого застыла у воротника рубашки, как будто бы он только что застегнул последнюю пуговицу. Ее кукольные глаза быстро замигали.

— Никогда бы не подумала! Маленькая дрянь! Достойная девушка, леди! Никаких визитеров, ты говорила. Я давно подозревала, что что-то кроется в этих твоих уходах и приходах. Пускала всяких сюда тайно? Да? Я этого не потерплю! Я не хочу, чтобы меня дурачили всякие мелкие бродяжки. Если ты принимаешь мужчин, то уж поделись доходом. Прекрасный род занятий, , мисс Проститутка! — она схватила белье, и бросила в Леду, Затем'подбежала к кровати и схватила лежащие на ней деньги Леды. — Мы еще посмотрим, кто кого!

— О нет, пожалуйста! — Леда начала собирать свое белье, прижимая его к груди. — Миссис Докинс, это не…

Но хозяйка больше не смотрела на нее, даже не пыталась пересчитать свою скромную добычу. Она, как завороженная, смотрела жадно на руку мистера Джерарда, в которой мелькнула сложенная банкнота.

Миссис Докинс рванула вперед, выхватила деньги прямо из его пальцев. Она взглянула на банкноту, и ее пухлые щеки порозовели.

— Конечно, сэр! — все ее манеры стали раболепными. — Это очень мило с вашей стороны, сэр. Очень мило. Не принести ли вам чего-нибудь освежающего? Или закусить? Я могу послать в магазин на углу за беконом. Одну минуту…

— Нет! — сказал он.

— Чай? Или тосты? — Она засунула банкноту за лиф халата. — Замечательно! Я буду внизу, если вам что-нибудь понадобится. Мисс может вызвать меня в любую ми-туту.

— Верните мисс Этуаль ее деньги, — холодно сказал он.

— О, конечно! — миссис Докинс положила монеты на умывальник. — Но ее рента — двадцать шиллингов. Вы знаете, двадцать шиллингов я беру с леди, которые развлекают мужчин в своей комнате, начиная с сегодняшнего дня, сэр.

Она кивнула головой и открыла дверь. Леда не сказала ни слова, даже не упомянула о полиции. Миссис Докинс все равно ничему не поверит. Когда дверь закрылась, Леда спрятала лицо в ладонях.

— Видите, что вы наделали!

— Могло быть и хуже. Какая удивительно неприятная женщина!

Леда глянула вверх. Он махнул рукой, щелкнул пальцами, в тот же момент громкий стук раздался у двери. Леда подумала, что это миссис Докинс, но вместо нее увидела, как серебряный диск вонзился в дверь. Появился еще один, издавая какое-то жужжание, потом третий, четвертый. Они походили на многоконечные звезды, и их острые концы впивались в деревянную поверхность двери.

Через минуту девушка поняла, что это мистер Джерард бросает их, диски словно рождались из его рук. Пятая многоугольная звезда сверкнула в его пальцах. Свет, пробравшийся сквозь занавески, расцветил ее всеми цветами радуги. Когда он разжимал пальцы, диск исчез, не впился в дверь, как остальные, а просто испарился.

Эти остроугольные звезды могли выколоть глаза кому угодно. Леда вскочила на ноги и прижалась к стене.

— Чего вы хотите? Почему вы не ушли?

— Сколько у вас денег? — спросил он поразительно спокойно.

— Вы хотите их украсть тоже? Да? Вот! — она швырнула монеты в него. — Возьмите! Я отдам свой последний пенс, чтобы вы убрались отсюда.

Он поймал один шиллинг на лету. Остальные упали на кровать, на пол. Он положил пойманный шиллинг на покрывало.

17
{"b":"571","o":1}