ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Слуга вас проводит, мисс Этуаль. Чувствуйте себя, как дома.

— До свидания, — сказал его сын, точно так же пожав ее руку и улыбнувшись столь же ободряюще.

Когда они уже шли к двери, леди Эшланд обернулась к Леде и сказала:

— Я хочу поблагодарить вас еще раз. Я так рада, что вы пришли.

Леда улыбнулась, все еще не очень осознавая происходящее. Лорд Эшланд остановился, чтобы пропустить остальных вперед. Когда его сын вышел, Леда неожиданно для себя подошла к лорду Эшланду и шепнула ему на ухо:

— Простите меня. Простите, сэр, но, возможно, вы не знаете… джентльмен снимает перчатку, когда предлагает руку даме.

Он посмотрел на нее с изумлением, затем покраснел до корней волос.

— Боже мой, и кто выдумывает все эти условности? Спасибо, я предупрежу Роберта. Она заколебалась, затем добавила:

— Вы можете снять перчатки в коридоре и отдать слуге вместе со шляпой и тростью.

— Дворецкому?

— Дворецкому, конечно, а он передаст лакею. Лорд Эшланд покачал головой и направился к двери. Леда никогда еще не видела столь элегантного джентльмена.

На пороге он обернулся:

— Я должен знать что-нибудь еще?

— Нет, сэр, — сказала Леда, смущенной улыбкой ответив на его подмигивание. — Вы выглядите великолепно.

Леда стояла посреди изящнейшей спальни. Все предметы словно излучали какое-то сияние. Белые и голубые статуэтки, голубовато-розовый ковер на полу и изящно вырезанные стулья с роскошными сиденьями. Повсюду были цветы, но не в вазах, а в горшках. Блестящая влажность живых листьев обрамляла белые, розовые, нежно-кремовые цветы. Орхидеи источали приятный аромат.

На вопрос экономки Леда ответила, что у нее нет багажа. Она понимала, что это может показаться странным, но та только сказала:

— Очень хорошо, мисс. В дом только что провели электричество. Если вам понадобится, нажмите вот на эту кнопку, и зажжется свет. Я пришлю поднос с ужином в вашу комнату, если вы не возражаете.

— Да, я буду очень признательна.

Леда с недоверием посмотрела на кнопку и решила, что не осмелится ею воспользоваться. Она сняла шляпу и перчатки, подошла к открытому окну. Вечернее движение было оживленным: экипажи сновали взад и вперед по Парк Лейн, джентльмены прогуливались парами — их шелковые шляпы отражали отблески уличных фонарей; была слышна музыка — видно, неподалеку развлекаются гости. Мягкие лепестки орхидей вдыхали вечернюю свежесть.

Всю неловкость своей ситуации Леда хотела забыть. Наверняка, мистер Джерард нарисовал ее героиней, коей она и представлялась его друзьям или семье, она точно не знала, кто для него эти люди — лорд и леди Эшланд.

Кажется, они поверили ему на слово. Эта комната явно ждала ее, как будто бы он знал, что это будет ей нужно, и он будет нужен.

Единственное, о чем она сожалела, так это о серебряной щетке и зеркале, оставленных в Бермондси. И уже не было возможности вернуть их: без сомнения, миссис До-кинс продаст ее вещи, как только представится возможность.

Сама экономка, а не служанка вошла с подносом. Поставила его на стол и сказала:

— Я принесу вам халат и ночную рубашку, а также теплую воду, мисс, после ужина.

— О да, — сказала Леда, будто халат и ночная рубашка для гостей дома были совершенно обычным делом. Она увидела на подносе сложенную записку и закусила губу.

— Пока мне больше ничего не нужно.

Экономка кивнула и вышла. Леда развернула записку.

«Я хотел бы увидеть вас сегодня вечером. В любое время, поскольку, как вы легко можете предположить, я никуда не выхожу.

Ваш покорный слуга Сэмьюэл Джерард».

Хотя она была голодна, Леда с трудом проглотила превосходно запеченного лосося и холодные устрицы. Когда экономка вернулась за подносом, Леде пришлось спросить, где она может найти мистера Джерарда. Она небрежно помахала запиской, желая показать, что не несет никакой ответственности за это приглашение.

— Я могу вас проводить, мисс, — лицо ее было бесстрастным.

Леда спустилась за ней на первый этаж. Они пересекли большой, хорошо освещенный зал, украшенный турецкими коврами, и подошли к двери.

На стук отозвался мужской голос, и Леда почувствовала, что у нее все внутри похолодело.

Ей представлялось, что это будет кабинет или гостиная, или какая-нибудь нейтральная территория. Но то, что ей придется войти в спальню, где мистер Джерард лежит в кровати, заставило ее замереть на месте.

— Входите, мисс Этуаль.

Его золотые волосы лежали на подушке. Экономка закрыла за собой дверь, но Леда схватилась за ручку.

— Все в порядке, — сказал мистер Джерард, — закройте дверь, миссис Мартин, спасибо.

— О, я не думаю, что это… так нужно… — запротестовала Леда, не давая закрыть дверь. — Утром, когда вам будет лучше, а вся семья соберется дома, возможно, мы поговорим.

— Я чувствую себя так же хорошо сейчас, как буду чувствовать утром, уверяю вас.

— Леди Кэтрин сказала, что вы, должно быть, спите, — отчаянно проговорила Леда.

— Ах, да, но я не сплю, не так ли? — он выразительно посмотрел на экономку. Та покраснела и опустила глаза.

— Это не повторится, мистер Джерард, я обещаю вам. Я поговорила с поваром.

— Спасибо. Леди Кэтрин об этом знать не должна.

— Да, сэр, — ответила экономка.

— И закройте дверь, если сможете.

— Да, сэр.

Она вырвала дверь из рук Леды, и та с шумом захлопнулась.

Пальцы Леды вновь вцепились в дверную ручку…

Как это смущает, что лицо его так прекрасно, ей даже трудно отвести глаза.

— Это неудобно. Я не должна оставаться здесь.

— Но я просил вас придти.

— Но это еще хуже!

Он пошевелил ногой под простынями, согнул здоровую ногу.

— Разве мы не пригласили вас?

— Пригласили, я благодарна.

— Хорошо. Он улыбнулся, его рука скользнула по простыне. Казалось, что разглаживание на ней морщинок — самое важное для него занятие.

— Я надеюсь, ваш приход сюда означает, что вы согласны принять предложение о службе?

— Я полагаю… что это так.

Какую-то долю минуты он молчал, все еще разглаживая простыню и не глядя на Леду.

— Я сказал им, что с подводы упала бочка прямо мне на ногу, потом я потерял сознание, а когда очнулся, то вы были рядом и сделали все необходимое. Совершеннейшая случайность. Я воздал должное вашему благородству и опустил детали. Прошло гладко. — Он взглянул на нее из-под ресниц. — Вы понравились им еще в ателье.

Леда стояла все еще у двери.

— А почему тогда я не проводила вас домой, если уж я такое благородное сокровище?

— А вы отказались принимать какую-либо благодарность. Проводили меня к доктору, а затем ушли, испарились, словно добрый ангел. А я дал вам свою визитную карточку и предложил место в моей фирме.

Она недоверчиво усмехнулась.

— Забавно, что ваша голова столь хорошо работает даже тогда, когда вы страдаете.

— О, к тому времени вы уже сделали с моей ногой все, что нужно, и я не очень страдал.

— Видимо, вы живете с весьма доверчивыми людьми, мистер Джерард.

— Они лучшие друзья в мире.

Он посмотрел на нее с холодным вызовом, как будто ожидая возражений. Леда опустила глаза.

— Значит, вам очень повезло. Но я действительно должна уйти.

— Как ваш новый работодатель, мисс Этуаль, я хочу попросить вас остаться.

— Мистер Джерард, сейчас самое неудобное время и место, чтобы заниматься делами. Я должна попросить вас извинить меня.

— Я понимаю, почему вы уволились с прежней работы, мисс Этуаль, если даже первое поручение вы встречаете в штыки. Вы собираетесь продолжать в том же духе?

— Меня не уволили, я сама ушла.

— Почему?

— Это мое дело.

— Но вы только что поступили ко мне на работу. Мне кажется, что теперь это и мое дело.

— Ну, хорошо. Мадам Элиза хотела, чтобы я выполняла поручения, которые… я не могла выполнять.

— Какие поручения?

Леда молча посмотрела на него.

Он встретил ее упрямый взгляд и через секунду, кажется, понял, что она имеет в виду. Рука вновь начала расправлять простыню. Леда почувствовала, что краснеет.

24
{"b":"571","o":1}