ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ее сердце неожиданно забилось, когда в уголке она заметила заголовок: «Найден японский меч». Ниже шла информация, что вор все еще на свободе, и, как поняла Леда, установить личность преступника не удалось, по крайней мере, никакой информации об этом не было. Меч был обнаружен агентом поместья во время обычного осмотра меблированного дома, который сдается в наем в Ричмонде — довольно далеко от Бермондси. Теперь, когда похищенное найдено, как сообщали из Скотланд-Ярда, следствие временно приостановлено, т. к. у полиции много других важных дел во время празднеств. Этот странный случай по своей важности — ничто по сравнению с закрытием нескольких фирм, чьи дела пока еще не могут быть преданы гласности. Дипломаты разглаживают потрепанные перья, и о ряде странных краж, видимо, скоро перестанут упоминать в прессе.

Леда была так увлечена чтением, что не сразу услышала голоса из большого зала, но испуганный голос леди Эшланд донесся через открытую дверь:

— Он хочет что? — громко воскликнула она, как будто не расслышала, что ей сказали.

Огромный бальный зал породил странное эхо, и Леда услышала шаги лорда Эшланда, его низкий голос столь же ясно, как и голос его жены.

— Он попросил разрешения ухаживать за Кэй. — Примерно так и сформулировал. Ужасно старомодно, но очаровательно. Ты знаешь Сэмьюэла.

Леда подумала о том, что ей нужно выйти поздороваться, или спрятаться, или хотя бы закрыть дверь. Она не сделала ничего — только продолжала прислушиваться… Из женского любопытства.

— Я знала, это случится, — сказала леди Эшланд. — Я ожидала этого уже несколько лет.

— Тебе это не нравится? — голос ее мужа был мягким, слегка удивленным.

— Что ты ответил ему?

— Я сказал ему, что он может вести себя так, как ему угодно. А что еще… — Он осекся, глядя на леди Эшланд. — Я не подозревал, что ты будешь возражать.

Леда повернула голову. Сквозь открытую дверь ей было видно отражение леди Эшланд в большом зеркале над камином. Ее пальцы были прижаты ко рту, как будто она старалась удержать поток возражений. Ее муж подошел к ней, обнял за плечи. Она покачала головой, прижалась к нему.

Совершенно пораженная, Леда поняла, что ее сиятельство плачет. Девушка знала, что должна уйти. Это вовсе не предназначалось для ее ушей. Но она осталась.

— Я не думал, что ты так отнесешься к этому, — пробормотал лорд Эшланд, гладя волосы жены. — Тэсс, это из-за него?

Леди Эшланд отстранилась, все еще качая головой.

— Нет! Нет! Неужели ты думаешь, что я когда-нибудь стала бы его в этом обвинять? Нет, я волнуюсь не за Кэй. Это она причинит ему боль. Не желая этого. Она погубит его. Она разорвет его сердце на куски. Она слишком молода, никогда не поймет этого.

В ее голосе звучал страх, но лорд Эшланд не возражал, не снял ужасные обвинения в адрес дочери. Он вновь обнял ее и прошептал:

— Тэсс, моя милая Тэсс, я люблю тебя больше жизни.

— Я хочу, чтобы он был счастлив, — надломлено сказала она, положив голову ему на плечо.

— Я знаю, я знаю.

— Если бы ты только мог видеть, — ее лицо сморщилось, она зарыдала. — О, если бы ты только мог видеть…

— Моя храбрая Тэсс, как часто ты думаешь об этом?

— Иногда, — тихо ответила она.

— Послушай меня, когда бы ты ни думала об этом, найди меня. Где бы я ни был. Чтобы я ни делал — это неважно. Найди и побудь со мной.

Она вздохнула и кивнула.

— Обещаешь?

Леди Тэсс посмотрела на него. Она положила свои ладони на его лицо, как будто он был бесценной драгоценностью.

— Я всегда приду к тебе.

— Ай-ай, какая плаксивая дама, — сказал он шутливо.

Она улыбнулась сквозь слезы:

— Ай-ай, капитан!

Он взял ее руки, сжал в своих ладонях.

— Мы не можем заставить Сэмьюэла быть счастливым, моя дорогая. Мы сделали для него все, что могли. Но у него есть своя жизнь.

Она наклонила голову.

— Мне хотелось бы, чтобы ты не давал ему своего разрешения.

— Тэсс, как я мог поступить иначе? Даже если бы звал, что ты вот так отнесешься. Я же не могу ему объяснить, почему не должен ему позволить думать о женитьбе на Кэй. Что бы я ни сказал, какие бы причины ни привел, ты же знаешь, , как объяснил бы это он.

— Что мы считаем… Будто он… недостаточно хорош для Кэй, — ее голос был настолько невнятным, что Леда едва расслышала эти слова.

— Хуже, боже мой, намного хуже. Мы единственные люди, с которыми он общается. Мы — единственные, кто может ранить его неверно подобранным словом, особенно ты, Тэсс.

Она кивнула, сдерживая рыдания.

— Если ты запретишь ему мечтать о твоей дочери, ты ранишь его так, как никогда не ранила бы Кэй.

— Да… Поэтому я никогда… — ее голос звучал беспомощно. — Я предвидела это давно, я это знала, но у меня никогда не было мужества это предотвратить… Я просто хотела, чтобы что-нибудь случилось: кто-нибудь полюбил бы его — он давно заслужил, чтобы его понимали, любили, его и Кэй. — Она сжала руки. — Я ничего не буду советовать ей, но она так молода и беззаботна, она обращается с ним так, как будто ничего не замечает.

— Она станет старше. Возможно, мудрее.

— Слишком быстро. О, слишком быстро! И все же недостаточно быстро. Для Сэмьюэла.

— Он взрослый, — мягко сказал лорд Эшланд. — Если она ему ответит отказом, ты думаешь, он не переживет этого? В конце концов, Кэй абсолютно ничего не знает о его происхождении. Он не будет задавать себе вопросов, если она откажет ему по этой причине.

— Ты думаешь, не будет? Ты думаешь, в глубине души он предполагает, что стоит только глянуть на него, и все ясно?

— Тэсс…

— Он никогда не забудет. Я очень нескоро нашла его.

Я хотела бы, чтобы он забыл.

Он взял ее за руку, стал нежно перебирать пальцы.

— Ты не забыла.

— Нет, все, что случилось со мной — со Стефаном — несколько месяцев в холодной комнате, все это ничего по сравнению с тем, что испытал Сэмьюэл. Всего лишь маленький мальчик, — ее голос дрогнул, — просто маленький мальчик.

— Он уже не мальчик, любовь моя, он чертовски красивый мужчина.

Она отвернулась к окну и ничего не ответила. Он подошел к ней и обнял со спины. Так они стояли, в свете приближающихся сумерек — женщина со следами слез на лице, и безмолвный спокойный мужчина, не предложив друг другу какого-либо решения, ни проблеска надежды.

— Ты что-нибудь сказал Кэй? — спросила она.

— Нет, я ее не видел.

— Не говори ей.

— Это ничего не изменит, любовь моя.

— Пожалуйста! — попросила она.

— Я не скажу ей. Он не просил меня об этом. Леди Эшланд все еще продолжала смотреть в окно, прижавшись к нему.

— Поручи свои растения садовнику, он вполне сможет их поливать. Пойдем на прогулку. Она вытерла слезы.

— В таком виде? В Лондон? Он достал носовой платок.

— Тогда давай закроемся в нашей комнате. Мы откажемся от обеда — вот будет неожиданность! Мне кажется, слуги слишком уж заскучали от нашей благопристойности.

Леди Эшланд издала странный звук. Леда внезапно поняла, что это был подавляемый смех,

— Так хочется дать себе волю, — сказал муж. — А ты превратилась бы во что-нибудь отвратительное, в улитку, например, или змею.

— Прекрати, — она мягко оттолкнула его. Он обхватил ее запястье и прижался губами к ее плечу. Леди Эшланд чуть покачала головой, страдание на ее лице словно разгладилось.

Глаза Леды расширились, когда она увидела, что делают его руки.

— Почему обязательно спальня, почему бы нам не быть варварами в большом зале? — пробормотал лорд Эшланд.

Леда прикрыла глаза, а когда открыла вновь, то увидела, что слова не расходятся с делом. Он начал расстегивать платье жены.

— Гриф, — слабо запротестовала леди Эшланд. — Двери…

Леда скользнула за высокую спинку стула, услышав шаги, направляющиеся к двери. Она захлопнулась, а в медующее мгновение девушка услышала поворот ключа в замке. Затем раздался еще один хлопок двери, и еще одна дверь из библиотеки в бальную залу была защелкнута.

35
{"b":"571","o":1}