ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он обернулся, бросив:

— Я поговорю с леди Тэсс.

— Ас Ледой? — Кэй не собиралась сдаваться так просто. Она помахала рукой Леде, которая сидела в кресле и делала вид, что изучает книгу. — Она ведь не умеет тоже менять пеленки. Если я не справлюсь с Томми, то и Леда… А потом ваши собственные дети займут ее, и времени…

Он так покраснел, что она запнулась.

— Мано, — в ее голосе таилась обида. — Ты сердишься на меня?

Он заколебался, затем сказал однозначно:

— Нет.

— Сердишься! А это должен быть самый счастливый день! — она подхватила юбки и направилась к двери. На пороге сделала театральную паузу. — Я очень надеюсь, что ты, вы, все мои лучшие друзья желают мне самого лучшего.

Он не ответил. Руки его были сжаты за спиной.

— О! — воскликнула леди Кэй. — Вы оба такие упрямые! Я так хотела, чтобы все смеялись и радовались за меня! А на вас посмотреть — так скажешь, что у кого-нибудь престарелая тетя умерла. Пожалуйста, Мано! Неужели ты так и не улыбнешься?

Он посмотрел в сторону. Затем отвесил легкий поклон.

— Конечно, мадам, — на его губах появилась требуемая улыбка, — к вашим услугам!

Леди Кэй радостно всплеснула руками, подбежала и крепко обняла его.

— Вот так! Мой Мано! Я знала, что ты не такой уж плохой. И ты скажешь родителям, что я вполне, вполне могу управляться с Томми?

— Да.

Она поцеловала его в щеку.

— Прекрасно. Я пойду искать лорда Хэя. Думаю, он будет рад!

Когда она вышла, то только огонь камина да шорох переворачиваемых Ледой страниц нарушали тишину. Он не поднял глаз, когда подошел к окну рядом с ее стулом.

«Прости, — хотела она сказать, — прости!»

— Мы уезжаем завтра, — сказал он. — Важные дела в Гонолулу.

В его голосе звучала насмешка над собой. Как и в том поклоне, который он отвесил леди Кэй.

Гонолулу. Само экзотическое название нервировало ее. Где-то далеко. Совершенно оторванное от мира место, которое даже трудно найти на глобусе. Она глубоко вздохнула.

— Мне доставит честь сопровождать вас туда, куда вы пожелаете поехать, дорогой сэр.

Он коснулся ее шеи — палец скользнул от мочки уха чуть ниже. Тепло его руки передалось ей. Все, что было ночью, стало главным, придающим тайный смысл всему остальному.

— Спасибо, — сказал он.

Они больше не увиделись, вплоть до обеда, за которым говорили о Томми, что мальчику ни к чему долгий путь на Гавайи, что леди Тэсс будет рада оставить его в Вестпарке, пока все не устроится, пока не состоится свадьба Кэй. Кэй настаивала, чтобы Сэмыоэл и Леда вернулись к ее торжеству, назначенному на июль.

После кофе, тостов в честь помолвленных, после того, как мужчины вдохнули дым сигарет, а женщины разошлись по спальням, Сэмыоэл тихо вошел к Леде. Он вновь обладал ее телом. И в нем горела страсть и радость. А потом он уснул, уткнувшись в ее плечо.

Она же еще долго не спала, глядя на отраженный свет над их головами, думая о том, что леди Коув говорила о браке и надеясь на лучшее.

Сэмьюэл солгал — маленькое «отклонение», как тактично сформулировала Леда, — по поводу их планов, в соответствии с которыми они в течение недели должны были отплыть из Ливерпуля на пароходе. Стоило им покинуть Вестпарк и прибыть в Лондон, Сэмьюэл перестал проявлять признаки спешки. Он вообще ничего не делал. Первое утро в Лондоне он пролежал в номере отеля — впервые в своей жизни предаваясь подобному времяпрепровождению.

Приглушенный стенами шум улицы примешался к мягкому позвякиванию серебряной ложки, когда Леда принесла поднос с легким завтраком из гостиной. На ней было кремовое платье, тонкая талия переходила в изящные складки широкой юбки. Ои смотрел на нее сквозь ресницы — также он следил за ней, когда она только поднялась с постели — бледная нимфа в утренних сумерках. Она поставила поднос на мраморный столик, глянула на Сэмыоэла, подошла к окну и немного раздвинула щторы.

— Наверное, пора вставать, — сказал он. Она вздрогнула.

— Прости, я не думала… Но немного света… Он сел в кровати. Какое странное чувство — быть без оружия, без одежды, среди подушек и мягких одеял. Он так давно не позволял себе быть столь уязвимым!

— Доброе утро! Хотите чаю? Надеюсь, я не разбудила вас… тебя?

Она наполнила чашку, еще не кончив фразу. Ему ничего не оставалось, как взять у нее дымящийся напиток. Терпкий запах чая смешался с запахом их близости, который, казалось, пропитал всю комнату.

Она смущенно улыбнулась ему, затем, подобрав юбку, подошла к столику. Наполнив и свою чашку, Леда опустилась в кресло.

Он с удовольствием вдыхал аромат напитка.

— Ты должна подумать о том, что тебе хотелось бы купить. Посуду или что-нибудь еще. Все можно заказать здесь, если ты, конечно, не хочешь сделать это в Сан-Франциско.

— Посуду? — она поставила чашку на стол.

— Да. Посуду. Картины. Мебель. Дом закончен, но нет внутреннего убранства. У меня есть план и размеры комнат. Окна, пол — все. Нам нужно очень многое.

— Ты хочешь, чтобы я обставила ваш… твой дом? — изумленно просила Леда.

— Наш дом.

— Это очень… великодушно.

Он отставил пустую чашку. Откинув одеяло, поднялся, стараясь быть подальше от Леды.

— В этом нет ничего великодушного. Ты — моя жена, черт возьми.

Сэмьюэл ожидал, что Леда упрекнет его хотя бы взглядом за невыдержанность, за то, что он встал при ней обнаженным при дневном свете. Нет. Чистая одежда лежала на стуле рядом с кроватью. Он начал одеваться. Но она все же решилась:

— Пожалуйста, не ругайся.

— Извини, — он стал надевать носки. — А ты не веди себя, пожалуйста, как горничная.

Когда он поднял голову, то увидев то ее руки вцепились в колени, голова опущена.

На мгновение он подумал было… но тут же отогнал неродившуюся мысль. Леда подняла голову и пыталась улыбнуться.

— Я думал, женщины любят делать покупки.

— О, да. Очень.

— Прекрасно.

— Это — большой дом?

Он задумался на секунду, застегивая брюки.

— Двадцать четыре комнаты.

— Тогда нужно совершить набег на Маунт Стрит.

— Планы комнат в маленьком чемодане. Вон в том. Папка — на самом дне.

Пока она сражалась с замком, он прошел в гардеробную, позвонил в колокольчик с табличкой «Горячая вода через одну минуту».

Через сорок пять секунд он уже открывал дверь, чтобы принять у горничной кувшин с горячей водой.

Оставшись в спальне, Леда рассматривала план дома. Он приготовил мыло для бритья, пристроил зеркальце на умывальнике.

— Я закажу завтрак, — сказала Леда, — и мы обсудим покупки.

— Я предоставляю это тебе.

— Нет, такого я не ожидала. Мне все равно нужна твоя помощь. Что это за комната, например? Он подошел к ней, взглянул через плечо.

— Здесь будет электрический генератор.

— О, электричество производят из генераторов? — невинно спросила она. — А это что?

Леда достала фотографию из папки на коленях. Возле двухэтажной постройки с высокими окнами и широкой лестницей, которая утыкалась в будущий газон, стояли с гордым видом рабочие в забрызганной одежде с пилами, топорами и другими инструментами в руках.

— Дом. Он еще не покрашен.

— О, как роскошно, — она чуть качнула головой. — Это и есть… наш дом?

Он хотел спросить, нравится ли ей дом. Хотел, но не спросил.

— Нет смысла фотографировать другие дома.

— Я обещаю, я постараюсь не вести себя как посудомойка, но, дорогой сэр, я просто восхищена.

Легкое удовольствие отразилось на его лице. Он начал бриться.

В течение трех дней Сэмьюэл изучал диваны и сервизы. Он с удовольствием слушал, как Леда поясняет владельцам магазинов, что перед ними — мистер и миссис Джерард из Гонолулу государства Гавайи, которые только что из поместья лорда и леди Эшландов, и слышали, что на Бонд Стрит есть великолепные комоды, а здесь, на Маккей, можно приобрести шелка и бархат лучших расцветок… Смущение и настойчивость миссис Джерард выжигали из продавцов искры энтузиазма. Сэмьюэл не мог удержаться от улыбки, когда она выбирала то, что ей приходилось по вкусу. Она, леди с Гавайев.

66
{"b":"571","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Спираль обучения. 4 принципа развития детей и взрослых
Тараканы
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Билет в один конец. Необратимость
ЖЖизнь без трусов. Мастерство соблазнения. Жесть как она есть
Русалка высшей пробы
Цветы для Элджернона
Север и Юг. Великая сага. Книга 1