ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но вы только подумайте, как это может быть интересно! Возможно, я печатала бы рукопись, написанную автором, равным сэру Вальтеру Скотту.

— Очень сомнительно, дорогая, — сказала миссис Ротам, недоверчиво качая головой. — Очень сомнительно, в самом деле. Я не думаю, что мы увидим автора, равного сэру Вальтеру Скотту при нашей жизни. Не хотите ли чая?

Леда поднялась, оценив честь, оказанную ей таким предложением. Это был добрый жест миссис Ротам, хотя Леда видела, что хозяйка шокирована от мысли, что однажды может появиться на свет автор, равный ее любимцу.

В то время как они ели тонко нарезанные бутерброды, горничная доложила о визите леди Коув и ее сестры мисс Ловат. На мгновение в дверях произошла заминка, так как мисс Ловат старалась держаться позади и пропустить вперед свою сестру, баронессу, а леди Коув напрасно пыталась войти после своей родственницы, старшей по возрасту. Как всегда, был найден компромисс: миледи в конце концов нежно ввела свою сестру в комнату и благодарно взглянула на Леду, когда она поставила стулья для них возле подноса с чаем.

Как и в былые времена, мисс Ловат, усевшись, бережно разложила складки своего платья на стуле, обитом ситцем, и потребовала от Леды объяснений, почему она так долго не навещала своих друзей.

Девушка пыталась объяснить, не вызывая у этих леди волнений слишком правдивым описанием того, что значит работать за деньги, но леди Коув пришла к ней на выручку, заметив своим мягким голосом, что Леда очень хорошо сделала, что оказала им честь своим приходом. Леда улыбнулась ей, благодарная за поддержку.

После прихода новых гостей разговор перешел на разные темы, включая жильцов дома мисс Миртл.

— У нее грубое лицо, — уничтожающе охарактеризовала мисс Ротам новую хозяйку. — Вы сначала увидите ее нос, а потом уже шляпку.

— А он — торговец животными, — сказала мисс Ловат.

— Торговец животными? — переспросила Леда.

— Он занимается животными, — добавила мисс Ловат, выразительно подняв палец. — Больными. В широких масштабах.

К этому нечего было добавить. Что делал джентльмен с больными животными, да еще в широких масштабах — осталось только догадываться.

Прошло мгновение уважительного, печального молчания, когда все думали о грустной судьбе дома мисс Миртл, а Леда вспомнила о своей уютной спальне с бархатным брюссельским ковром, ирисовыми обоями с темно-синим рисунком на фоне розового и красного.

— Вы что-нибудь изменили в вашей новой квартире, дорогая? — спросила леди Коув Леду.

— Изменила? — она заколебалась в поисках подходящего ответа, такого, чтобы остановить дальнейшие расспросы о жилье — я еще не решила, что сделать. Не люблю спешить.

— Очень мудро, — согласно кивнула мисс Ловат.

— Вы всегда были решительной девушкой, Леда. Мы беспокоились о вас, но я верила, что у вас все будет в порядке.

— О да, мэм.

— Леда говорит, что хочет стать машинисткой, — провозгласила миссис Ротам, — я должна сказать, что мне это не нравится.

— Конечно, нет! — мисс Ловат поставила свою чашку. — Мы все думаем, что профессия машинистки неподходящая.

Это было… это… видите ли, мне не совсем хорошо у мадам Элизы, — сказала Леда.

— Тогда надо что-то предпринимать, — сказала леди Коув своим добрым голосом, почти шепотом. — Что мы можем сделать для вас?

Леда с благодарностью взглянула на нее:

— О, леди Коув, для меня было бы большим счастьем, если бы я могла получить рекомендацию. — Она остановилась, чувствуя невежливость такой прямой просьбы. — Хотя бы несколько слов. Боюсь, что мадам Элиза не… если не трудно, вы так добры. — Она закусила губу, произнеся эти беспорядочные слова.

— Мы подумаем, — сказала мисс Ловат. — Это не значит, что мы не хотим вас рекомендовать, дорогая Леда, вы понимаете. Но, может быть, вам не следует так поспешно оставлять мадам Элизу, чтобы стать машинисткой.

— Но, мэм…

— Прислушайтесь к мудрому совету, Леда. Машинистка — это не для вас, это занятие для очень сильных женщин.

— И у вас будут грязные перчатки, — добавила миссис Ротам.

— Но ей не надо работать в перчатках. Для таких поручений найдутся люди других профессий и другого класса. Посыльные, например. Мальчики из магазинов, — ноздри мисс Ловат раздувались. — Возможно, придется общаться с актерами.

— Актеры! — пропищала леди Коув.

— Может быть, Леду попросят отпечатать их роли. Я сама видела объявления для дам-машинисток, предлагающие перепечатку ролей актеров и документов для юристов.

Все три дамы с упреком взглянули на Леду. Та опустила глаза от смущения и отпила глоток чая; она была беззащитна. Девушка с удовольствием съела бы еще несколько тонких, как бумага, ломтиков хлеба с маслом, но это было бы неприлично.

— Мы подумаем, — сказала мисс Ловат, имея в виду, что думать будет она, а другие дамы будут послушно следовать ее рассуждениям и выводам. — Мы желаем вам всего самого лучшего, моя дорогая Леда. Мисс Миртл завещала нам позаботиться о вашем будущем. Приходите снова в следующую пятницу, и мы обо всем договоримся.

Леда провела остаток дня, сидя в приемной Агентства мисс Герншейм по найму. Ее беседа с мисс Герншейм пошла не столь гладко с того момента, когда та узнала, что у Леды нет письменной рекомендации с прежней работы. Девушке дали понять, что машинистка — дефицитная профессия, которую обычно предоставляют тем, кто уже имеет навыки и опыт. А без характеристики… Тут мисс Герншейм постучала пером по краю чернильницы с суровым выражением на лице.

Леда упомянула о своих связях с дамами Южной улицы.

— Я ничего не слышала о леди Коув, — мисс Герншейм сказала разочарованно. — А эта фамилия упоминается в справочнике у Бурка?

— Конечно, — сказала уязвленная Леда. — Они баронеты с 1630 года. А леди Коув — Ловат по материнской линии.

— В самом деле? А вы в родстве с ними? Леда опустила глаза на свои перчатки.

— Нет, мэм, — пробормотала она.

— Для меня Этуаль — также неизвестная фамилия.

— В каком районе проживала ваша семья?

— У меня нет семьи, они все умерли, мэм.

— Очень сожалею, — сказала мисс Герншейм официальным тоном, — а каково ваше происхождение? В вашем случае предусмотрительный наниматель пожелал бы знать, кто вы, с вашим маленьким опытом, да еще с историей ухода с предыдущей должности. Сейчас так много недоразумений, столько разных опасных людей повсюду. Социалисты. Горничные, которые убивают своих хозяев. Опасный класс. Вы, конечно, слышали о Кэт Вебстер?

— Нет, мэм, — сказала Леда.

— Неужели? — мисс Герншейм подняла брови и выглядела искренне удивленной. — Это было во всех газетах. Ричмонд. Несколько лет назад. Прислуга для всякой работы та, что зарезала бедную старую вдову и сварила в ее же собственном медном котле. И еще был случай с мадам Райсл, задушенной прислугой в собственном доме на Парк Лейн. Все это делает нанимателей очень подозрительными. Вы не ирландка, надеюсь?

— Я по происхождению француженка, мэм, — Леда произнесла это с усилием.

— Будьте поконкретнее, мисс Этуаль. Как долго ваша семья проживала в Англии?

Леда почувствовала, что ей становится душно в этой маленькой конторе.

— Боюсь, что я не могу об этом точно сказать.

— Вы склонны больше рассказывать о семье Ловат, чем о собственной.

— Моя мать умерла, когда мне было три года. Мисс Миртл Балфор с Южной улицы взяла меня тогда на воспитание.

— А мистер Этуаль? Ваш отец?

Леда сидела молча, теряя последнюю надежду.

— Но тогда, значит, вы родственница мисс Балфор? Может ли она дать рекомендацию?

— Нет, мэм, — сказала Леда и с ужасом услышала, что ее голос дрожит от волнения. — Мисс Балфор умерла год тому назад.

— Ну а вы сами — родственница семьи Балфор?

— Нет, мэм.

— Вас удочерили?

— Мисс Балфор взяла меня в свой дом.

Женщина теряла терпение.

— Я не могу считать все это благоприятными обстоятельствами, мисс Этуаль. Может быть, нам лучше поискать для вас такую профессию, которая не требует особой квалификации? Вы не думали о работе в магазине?

9
{"b":"571","o":1}