ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ничего особенного, кроме стука.

– Так. Ваша фамилия?

– Тальбот. – Одну минуту, мистер Тальбот. Подождите здесь!

Он прошел по коридору и заглянул в открытую дверь, из которой в коридор падала полоска света.

– Хелло, лейтенант, – сказал он, – Тут человек из соседнего номера.

Появился рослый человек. Он стоял, уставившись на меня. Огромный верзила с пепельно-серыми волосами и синими-синими глазами. Дегамо. Этого только недоставало!

– Вот господин, который живет рядом, – доложил маленький службист. – Его фамилия Тальбот.

Дегамо смотрел на меня. Ничто в его холодном взгляде не выдавало, что он встречался со мной раньше. Он спокойно подошел, положил свою огромную лапищу мне на грудь и втолкнул меня назад в комнату. Войдя вслед за мной, он сказал через плечо:

– Зайди, Шорти, и закрой дверь. Маленький вошел и запер дверь.

– Лихой парень, – сказал Дегамо протяжно. – Держи его на мушке, Шорти!

Шорти рывком выташил свой револьвер, 38-го калибра. Он облизнул губы.

– Ну и ну! – произнес он тихо и присвистнул. – Ну и ну! Как вы только догадались, лейтенант?

– О чем догадался? – спросил Дегамо, впиваясь в меня взглядом. – А ты о чем думал, приятель? Тебе что, нужно прочесть в газете, чтобы удостовериться, что она убита?

– Ну и ну! – снова сказал Шорти. – Проклятый сексуальный убийца! Срывает с девушки одежду и душит ее голыми руками! Лейтенант, как это вы только догадались?!

Дегамо не ответил. Он стоял, слегка покачиваясь на каблуках. Его лицо было твердым, как гранит.

– Вот он, убийца, это же ясно, как день, – внезапно сказал Шорти. – Вы только понюхайте, как здесь пахнет, лейтенант! Комнату давно не проветривали. Смотрите, вот пыль на столе. И часы стоят. Он пробрался сюда через окно в ванной... можно я взгляну, лейтенант?

Он выбежал в ванную. Дегамо стоял недвижимо, как деревянный. Шорти вернулся.

– Правильно, через окно ванной комнаты. В ванне под окном лежат осколки стекла. И воняет джином. Вы помните, в соседнем номере тоже пахло джином, когда мы вошли. Вот его рубашка. Воняет так, словно ее выстирали в джине!

Он поднял мою рубашку. Запах джина тотчас же распространился по всей комнате. Дегамо посмотрел на рубашку равнодушно, потом подошел, распахнул на мне пиджак и посмотрел на рубашку.

– Все ясно! – сказал Шорти. – Он украл рубашку из комода того человека, который здесь живет! Видите, как он сделал.

– Н-да... – Дегамо наконец опустил руку, которой упирался мне в грудь.

Они говорили обо мне, как о каком-то неживом предмете.

– Обыщите его, Шорти.

Шорти обошел меня со спины и ощупал мою одежду в поисках оружия.

– Ничего нет, – сказал он.

– Веди его к заднему выходу из гостиницы, – приказал Дегамо. – Один ноль в нашу пользу. Ведь мы раскрыли дело до приезда Уэббера. Этот осел и моль в коробке от ботинок не поймает!

– Но это ведь не входит в ваши функции, лейтенант, – произнес Шорти с сомнением в голосе. – Вроде бы сегодня говорили, что вас отстранили от работы. Или что-то в этом роде.

– Ну и что это меняет, если я даже временно отстранен? – спросил Дегамо.

– Но я-то могу на этом потерять свои нашивки, – заявил Шорти, Дегамо не спускал с него тяжелого взгляда. Малыш покраснел, его живые карие глазки смотрели испуганно.

– Ну ладно, Шорти. Пойди и вызови Рида, он сегодня дежурный.

Маленький полицейский облизнул губы.

– Приказывайте, лейтенант. Я согласен. В конце концов я мог и не знать, что вы отстранены!

– Мы его вместе доставим, вдвоем, – сказал Дегамо.

– Да, лейтенант, конечно!

Дегамо положил ладонь на нижнюю часть лица.

– Убийца, – сказал он спокойно. – Сексуальный убийца, разрази меня гром! – он улыбался, при этом двигались лишь уголки его широкого жесткого рта.

Глава 34

Мы вышли из комнаты и пошли вдоль коридора, мимо номера 618. Из открытой двери падал свет. У двери стояли двое мужчин в штатском и курили, держа сигареты в кулаке, будто в коридоре дул сильный ветер. Из номера доносился шум спорящих голосов.

Мы завернули за угол, прошли мимо лифта. Дегамо открыл дверь запасного выхода, и мы начали спускаться по гулким ступеням. Внизу, у двери, выходившей в холл первого этажа, Дегамо остановился, держа руку на ручке двери, и прислушался. Потом посмотрел на меня через плечо.

– Вы здесь с машиной? – спросил он.

– Она в гараже, в подвале.

– Великолепно!

Мы спустились еще ниже в подвал. Тощий негр вышел из своей конторки, и я отдал ему номерок. Он искоса посмотрел на форму Шорти, но ничего не сказав, молча указал на мой «крайслер».

Дегамо сел за руль. Я уселся рядом, Шорти – сзади. Мы выехали на улицу.

Воздух был свеж. В нескольких кварталах от нас показалась большая машина с двойными красными прожекторами, она шла нам навстречу. Дегамо сплюнул через окно и развернул машину в противоположном направлении.

– Это, конечно, Уэббер, – сказал он. – Немножко опоздал к панихиде!

Проскочили у него прямо под носом, Шорти!

– Мне... это не очень нравится, лейтенант. Честно. Совсем не нравится!

– Смирно, малыш! Вот так и добиваются повышения!

– Не надо мне повышения, – сказал Шорти. – И не надо такого риска. "

Уверенность покидала его, как воздух из проткнутого воздушного шарика.

Дегамо на большой скорости проехал кварталов десять, потом сбавил скорость. Шорти сказал неуверенно:

– Я не собираюсь вам указывать, лейтенант. Но мы едем что-то не в ту сторону!

– Точно, сын мой! – сказал Дегамо. Он снизил скорость и свернул на пригородную улицу с симпатичными чистыми домиками, стоявшими в симпатичных чистых садиках. В центре квартала он притормозил и подъехал к тротуару.

Закинув руку за сиденье, он повернулся к Шорти.

– Ты веришь, что этот парень ее убил, Шорти?

– Да, лейтенант, – сказал Шорти сдавленным голосом.

– У тебя есть карманный фонарь?

– Нет. Я сказал:

– В кармашке левой двери есть фонарь. Шорти нашел фонарь, загорелся узкий белый луч. Дегамо сказал:

– Погляди-ка на затылок этого парня!

Я слышал дыхание малыша за своей спиной. Он ощупал мой затылок и коснулся шишки. Я невольно застонал. Свет погас, снова тьма улицы вползла в машину. Шорти произнес:

– Выглядит так, словно он получил сильный удар сзади по голове, лейтенант. Я что-то ничего не пойму.

– Такой же кровоподтек есть и у девушки, – сообщил Дегамо. – Он менее заметен, но он есть. Он ударил ее по затылку и оглушил, потом снял с нее одежду и изнасиловал, прежде чем убить. Поэтому царапины так кровоточили. И все было сделано без шума. В этом номере не было телефона. Кто же сообщил об убийстве, Шорти?

– А я откуда знаю, черт побери? Какой-то мужчина позвонил и сказал, что в гостинице «Гренада» в 618 номере убита женщина. Мы как раз искали фотографа, когда вы пришли. Телефонист сказал, что голос был низкий, по-видимому, намеренно искаженный. Фамилии своей мужчина не назвал.

– Ну хорошо, – сказал Дегамо. – Если бы ты совершил убийство, как бы ты поступил?

– Я бы смылся, – сказал Шорти. – Почему нет? Эй, вы! – вдруг заорал он на меня. – Почему вы не убежали?

Я не ответил. Дегамо произнес тихо:

– Ты бы не полез через окно ванной, на высоте шести этажей, в ванную соседнего номера, в котором, может быть, спят люди? Ты не стал бы выдавать себя за жильца соседнего номера и не стал бы звонить в полицию, а? Ты воспользовался бы выигрышем во времени и не стал бы понапрасну рисковать, а, Шорти?

– Думаю, что нет, – ответил Шорти осторожно. – Думаю, что я не стал бы звонить. Но сексуальные преступники делают порой странные вещи, лейтенант.

Они ненормальные люди, факт. А у этого парня, наверное, был сообщник, а потом тот его оглушил, чтобы все свалить на него одного.

– Только не говори, что ты сам это придумал, – ухмыльнулся Дегамо. – Мы здесь сидим и ломаем себе головы, а человек, который знает ответы на все вопросы, сидит рядом и молчит! Он повернул голову ко мне. – Что вы там делали?

40
{"b":"5717","o":1}