1
2
3
...
14
15
16
...
68

Сердце девушки наполнилось печалью, когда она смотрела на него — он был таким тихим, спокойным. Катриона все спрашивала себя, что же теперь станет делать без такого удивительного друга, ведь полковник был частью ее жизни. Он — казался Катрионе таким же древним, как и горы вокруг; конечно, девушка понимала, что он не может жить вечно, но ей хотелось, чтобы полковник всегда был рядом. Но еще больше ее огорчало то, что старик отошел в мир иной в одиночестве. Склонившись над ним, Катриона запечатлела на его лбу последний, прощальный поцелуй. И вдруг, к ее ужасу, старик открыл глаза. Девушка испуганно вскрикнула.

— Какого дьявола ты это делаешь, детка? Пораженная столь внезапным воскрешением, девушка едва не лишилась дара речи.

— Я… я просто хотела… я… — запинаясь, лепетала она.

Полковник засмеялся, обнажив десны с несколькими оставшимися зубами, и погладил морщинистой рукой седую бороду.

— Хи-хи-хи, детка, стало быть, ты решила, что старикан отдал Богу душу, а?

Катриона не знала что сказать, а старик с удивительным для его возраста проворством пошарил рукой возле кресла, выудил большую бутыль виски и сделал прямо из горлышка солидный глоток.

— Ну вот, — крякнул он, утирая рот рукавом, — такая доза и мертвого разбудит. — Он снова усмехнулся. — Да уж, детка, это точно. Во всяком случае, меня мое виски воскресило, а?

Он заморгал своими ясными глазами, в которых горел бесовский огонек.

— В чем же дело, детка? Ты словно в рот воды набрала. Вот уж не думал, что ты можешь так подрастеряться, правда, Мэтти?

Катриона наконец улыбнулась и села перед полковником прямо на грязный пол.

— Хватит дразнить меня, полковник. Вы меня до полусмерти напугали. — Девушка усмехнулась, испытывая облегчение: ей ведь уже было показалось, что ее жизнь без старика теряет смысл. — Знаете, я испугалась не того, что вы умерли, а того, как буду жить без вас, — призналась она.

Полковник провел по розовой щечке девушки корявым пальцем.

— Ах, детка, ты напоминаешь мне мою Мэтти, то есть, конечно, я имею в виду покойную жену, а не эту нахальную кошку. Упокой Господь ее душу. У нее был в точности такой же нрав, как и у тебя, детка. И она тоже была красива. Одному Господу известно, как я тосковал по ней. Но ты… Будь я лет на пятьдесят моложе… — Он сделал еще один большой глоток из своей бутыли. — … Ну да ладно, хватит о грустном. Мне надо кое-что тебе рассказать.

— Это имеет отношение к сокровищам? — нетерпеливо спросила Катриона, наклоняясь ближе к нему.

— Ну, разумеется, речь пойдет о сокровищах, детка. Время бежит вперед, дорогая, и где бы я сейчас был, если бы откинул копыта этим утром, а? Я — последний, кому известно о золоте принца Чарлза. Остальные — Лочиэль, Макферсон и другие — поклялись унести тайну сокровищ с собой в могилу. Они верили, что в один прекрасный день Чарлз придет за ними. Уж как мы уговаривали его не закапывать сокровища, надеясь, что придет время для другого мятежа. А потом… Потом Стюарт помер, все они разбежались, прихватив золото, спрятанное в Аркайге. — Он быстро прихлебнул из бутылки. Глаза старика затуманились. Погруженный в воспоминания, он глядел куда-то вдаль, мимо Катрионы. Старик всегда рассказывал одно и то же, но это не волновало девушку: она любила слушать его. — Стояли последние деньки апреля, когда французы высадились на берег Лохнан-Уама. На их кораблях «Марсе»и «Беллоне» было тридцать пять тысяч золотых луидоров — их послали в помощь Стюарту, если он вдруг сможет поднять мятеж. Но было уже слишком поздно. Этот чертов Камберленд сражался как дьявол, он убивал всех, кто пытался скрыться в горах, не щадил даже детей и женщин. Он называл их беженцами. — Полковник взял Катриону за руку. — Детка, я благодарю Господа за то, что ты избежала этого ужаса. Такие невинные глаза, как у тебя, никогда не должны видеть такого, что здесь наделали англичане.

Девушка крепко сжала его руку.

— Но ведь англичане так и не взяли сокровищ, — вымолвила она.

— Нет, детка, не взяли, — улыбнулся старик. — Они даже не знали о них. Стюарт прятал свою задницу в горах. Целых пять месяцев он болтался тут, ожидая, пока французы приедут за ним. Якобиты рассказывали, что на «Беллону» отвезли целых шесть ящиков золота, которые потом будто бы зарыли в Кэмерон-Ленде возле Лох-Аркайга. Но почти никто не знал, что на самом-то деле ящиков золота было семь.

— Ну да, а седьмой спрятан где-то недалеко от Россмори, — проговорила девушка.

— Если бы я сам зарывал его, то не было бы ничего проще, чем найти его, детка, потому что память моя ясна, как в молодости. Нет, это сделал Макдоннелл из Беррисдейла. Только ему было известно, что ящиков на самом деле семь. Вот он и спрятал седьмой ящик в Россмори, а где — никому, кроме него, не известно. Он знал что мятежа не получится. Черт побери, думаю, сам и приложил к этому руку. Дьявольщина! Чертовым предателем был этот Макдоннелл. Но в уме ему не откажешь. Нарисовал план, где спрятаны сокровища, но так, чтобы никто не смог разгадать его. Он оторвал от карты кусок, на котором написаны все названия, так что без них ее прочесть нельзя.

— Но у вас же есть карта…

— А что проку от одной карты? — Полковник закашлялся, отчего его сутулые плечи задрожали. — Вот если бы раздобыть вторую половину… Она спрятана где-то в библиотеке — он правильно все рассчитал: никто ничего не поймет, прочтя одни лишь названия. Однако без слов рисунки Макдоннелла ничего не значат. Подумаешь, костер, пещера, корявый дуб! Они стоят не больше, чем бумага, на которой нарисованы.

Катриона задумчиво посмотрела на мудрого старика. Как хорошо было бы иметь много денег! Тогда отцу не придется больше ходить в свои опасные путешествия. Полковник распалял ее надежды своими рассказами о седьмом ящике с золотом. Если они найдут его, то сумеют помочь всем здешним беднякам.

— Боюсь, ваш кашель стал сильнее, — заявила девушка, зачерпывая из кадки воды. — Попрошу маму приготовить вам лечебный отвар из алтея.

— Нет, детка, — отрицательно покачал головой старик. — Этот кашель — то, что я заслужил за свою жизнь. Я ведь уже давно прошу Господа забрать меня, чтобы встретиться с любимой Мэтти. Но он держит меня здесь в наказание за то, что я совершил.

— Не говорите так, полковник! — горячо воскликнула Катриона. — Ведь вы же были так добры со всеми, сделали людям столько хорошего!

— Расскажешь об этом Хозяину, когда он явится сюда после моей кончины, — усмехнулся полковник.

Хозяин! Господи! Именно о Хозяине и хотела поговорить с ним девушка. Ведь он приехал в Россмори, а она-то, как всегда, слушает тут всякие небылицы о сокровищах, забыв обо всем на свете!

— Да он же здесь! — вскричала она. Полковник отпил глоток виски.

— Кто это здесь, детка? И кем бы он ни был, почему это он здесь?

Схватив Матильду на руки, девушка уселась на маленькую скамеечку для ног, стоявшую у кресла полковника. Она почесала у кошки за ухом, и та тут же довольно замурлыкала.

— Хозяин здесь, полковник! Он будет жить в Россмори! Старик резко выпрямился, не сводя с девушки глаз.

— Хозяин, говоришь? Он вернулся? А ты уверена, что это он?

Катриона кивнула, удивившись тому, что полковник так поражен новостью: Хозяин довольно часто бывал в замке.

— Да, но это новый Хозяин. Полковник, он сын прежнего господина. Кстати, судя по внешности, он довольно хороший человек.

Старик погладил бороду.

— Но какого дьявола он делает это? Так, по твоим словам, он молод?

— Да, ему лет тридцать или около того.

— С чего это вдруг такой молодой человек решил поселиться в этом забытом Богом месте? Он один или с женой?

Катрионе и в голову не пришло, что у герцога может быть жена. А ведь он, возможно, женат, только жена его, конечно, отказалась ехать в Россмори. Но тут она вспомнила кое-что: у него не было на пальце обручального кольца.

— Нет, полковник, я не думаю, что он женат.

— И ты говоришь, он сын прежнего господина? Не сомневаюсь, что он мог бы поехать куда-нибудь, кроме Россмори.

15
{"b":"572","o":1}