1
2
3
...
16
17
18
...
68

Катриона замерла в кресле, спрашивая себя, что могли означать слова Форбса.

Итак, пожалуй, она была права — герцог приехал в Россмори вовсе не на поиски сокровищ. Он и не знал об их существовании. Он оказался в Шотландии, потому что хотел убежать от чего-то, что преследовало его в Лондоне. Может, он был героем какого-нибудь скандала? Судя по тому, что она слышала, такой вариант возможен. Но что за скандал? Что, если он участвовал на дуэли, защищая свою честь? А может, он встал на защиту чести дамы? Не исключено, что он убил человека, но по какой-то причине не заметил встречного огня. Они толковали о чем-то вроде этого. Но что там еще упоминал Форбс? Чувство сострадания? Жадность? Алчность? Что-то не похоже на герцога. Во всяком случае, он бы не отнесся так беспечно к ее сообщению о том, что она частенько бывала в замке.

Катриона велела себе прекратить раздумывать об этом. Она пришла сюда вовсе не для того, чтобы изучать прошлое и настоящее герцога. Несмотря ни на что, в одном она была уверена: герцог не должен дольше оставаться в Россмори. Катриона должна думать о сокровищах Весельчака Чарлза, секрет которых можно раскрыть лишь в библиотеке замка. Девушка подумала об отце, об опасностях, которым он снова и снова подвергал себя. Полковник прав. Она должна сделать что-то для того, чтобы герцог уехал из замка. Ей надо возобновить поиски утраченной бумаги, а это невозможно сделать, пока он здесь. Девушке очень хотелось, чтобы в его отъезде не было необходимости, но иного выбора не было.

Она должна избавиться от него.

Как избавлялась от остальных…

Роберт даже не понял, что его встревожило — прохладное дуновение, пронесшееся по щеке, или легкое покалывание шеи — это удивительное ощущение всегда появлялось у него в минуты опасности.

— Кто здесь? — спокойно спросил он. К его удивлению, ответа не последовало.

Роберт сидел в библиотеке, потягивая из бокала портер. Прошедший день разочаровал его, потому что таинственная девушка так и не пришла, хотя он ждал ее. Признаться, ему так хотелось, чтобы она снова появилась в библиотеке, что он едва не вздрагивал от каждого шороха.

Роберт подождал. Ничего больше не услышав, он сделал еще один глоток. Минуты бежали. Кроме тиканья часов, в комнате не раздавалось ни звука. Прошло еще несколько мгновений, и Роберт уже было решил, что шорох ему почудился, как вдруг перед его глазами встала неясная тень. Форбс зажег несколько свечей, и Роберт мог хоть что-то различать в их тусклом свете. И тут справа от него раздался какой-то шум — что-то тяжелое явно уронили на пол.

Роберт ждал спокойно. Кто бы там ни был, он желал привлечь его внимание, но никак не получал ожидаемой реакции. Шум раздался вновь — на этот раз еще ближе. И громче. Роберт не шелохнулся. Во всяком случае, до тех пор, пока свечи не оказались потушенными внезапным порывом свежего ветра. — Кто здесь?

Легкое дуновение совсем рядом, и вдруг — тихий загробный шепот:

— Уезжайте… отсюда…

Роберт повернулся в сторону голоса, что-то мягко прикоснулось к его щеке.

— Чего вы хотите? — спросил он.

На этот раз голос раздался у другого уха — он звучал еще более зловеще, чем вначале:

— Вы… в опасности…

Не успел Роберт понять, в чем дело, как раздался грохот — похоже, разбилось что-то стеклянное. Резкий вопль пронесся по комнате, а потом тот же голос прошептал:

— Будьте осторожны…

Два громких хлопка, словно на пол бросили две тяжелые книги. Окна с шумом распахнулись, и по лицу Роберта пронеслось резкое дуновение холодного воздуха. Страницы книг зашелестели где-то совсем рядом. Шепот раздался сверху, однако Роберт так и не двинулся с места.

— Вас предупредили…

… Стук в дверь с противоположного конца библиотеки.

— Уезжайте немедленно, пока еще не поздно… — вернулся голос.

Что-то мягкое и легкое, словно паутинка, опять дотронулось до лица Роберта. Стук в дверь стал громче. А потом что-то с новой силой затрещало у него перед лицом.

— Ваша светлость! — завопил Форбс из коридора. — Зачем вы заперли дверь?

Таинственные шорохи затихли.

— Я не запирал ее, Форбс.

Что-то мягкое опять пролетело мимо лица Роберта, принеся с собой на этот раз аромат цветов, напоминающий ему о…

Роберт быстро схватил незнакомый предмет. Дверь с треском распахнулась, в библиотеку вбежало несколько человек.

— Ваша светлость, — промолвил Форбс, подходя к хозяину, — что вы наделали? Окна открыты! Ваза разбита! Повсюду на полу валяются книги!

Роберт и не подумал встать с кресла. В руке он сжимал клочок мягкой ткани, который, видимо, должен был до полусмерти напугать его. Вместо этого он едва заметно улыбнулся.

— Что с вами, ваша светлость? — возмущенный улыбкой, спросил Форбс. — Вы знаете, что тут произошло?

— Да, Форбс, кажется, знаю, — спокойно промолвил в ответ Роберт. — Похоже, меня только что навестило привидение.

Выбегая из потайной двери, ведущей в пещеры под замком, Катриона поняла, что затея ее не удалась. Он едва не понял, кто перед ним, к тому же слуги успели открыть дверь быстрее, чем она предполагала, и чуть было не поймали ее. Но хуже всего, конечно, что на герцога Девонбрука все ее манипуляции не произвели никакого впечатления.

Катриона быстро спустилась вниз, но вместо того чтобы выйти на тропинку, которая привела бы ее к дому, девушка завернула за какой-то уступ и стала пробираться дальше, в самое сердце скалы. Было темно и холодно, но она не замечала этого: слишком уж взволновали ее мысли о будущем. Подойдя к каморке, где она хранила все свои приспособления, девушка подумала, что надо было использовать цепи. Она поставила деревянную плошку Мэри на полку, выдолбленную прямо в камне. Плошка была маленькой, поэтому ее удобно носить в руках, а если с завываниями говорить в нее, то ее голос приобретал особенно зловещее звучание.

В плошку она бросила нанизанные на веревочку ракушки — Катриона трясла ими, и получался звук, напоминающий клацанье зубов. Рядом с плошкой девушка заметила обрывок ржавой цепочки, которую она нашла в песке на морском берегу. Задумчиво посмотрев на цепочку, она нахмурилась — похоже, даже цепи не испугали бы его.

В этом он походил на своего отца.

Все, кого Катриона пугала привидениями в Россмори, попадались на ее удочку, даже невозмутимая Мерид. Катриона вспомнила, как Мерид однажды забрела в библиотеку замка в поисках своей сестры, разумеется, которая как раз в это время решила, что надо распустить слухи о многочисленных призраках, бродящих по Россмори, и пугать ими всех, кто осмелится заглянуть в замок, для того чтобы отвадить оттуда лишних посетителей. Она даже не была уверена, что ее затея испугать Мерид сработает, но, как ни странно, все с первого раза получилось просто великолепно, и сестра стала первой жертвой.

Стоило Катрионе, спрятавшейся за шторами, надрывно застонать, и Мерид побелела как полотно. А уж услыхав звон цепей, она понеслась прочь из замка с такой скоростью, с какой не бегала никогда в жизни. С тех пор Мерид, конечно, захаживала в Россмори за Катрионой, но на лестницу, ведущую в библиотеку, и ногой ступить боялась. Вместо этого она стояла внизу, задрав голову и наблюдая за таинственными тенями, колыхавшимися вокруг. Но как бы ни была напугана Мерид, она никому и словом не обмолвилась о том, что видела и слышала в замке. Правда, теперь ходить на поиски сестры она уговорила Иена Александера, убедив его в том, что древние стены Россмори просто кишат призраками.

Когда Иен вошел в замок Катриона издала душераздирающий вопль и подожгла в очаге черный порошок, который дал ей полковник. Увидев яркую вспышку и клубы белого дыма, поднимающиеся в воздух, Иен просто повернулся и вышел из комнаты. Совершенно спокойно. Но больше за Катрионой не приходил.

Даже управляющий Россмори, старый и грузный Эберкромби рыдал как младенец, пока кто-то из слуг не пришел к нему на помощь. Словом, все до единого поверили в то, что замок населен не нашедшими покоя душами. Все, кроме Хозяина — отца нынешнего герцога. Тот просто сидел в темноте, усмехаясь каждой ее выходке, а когда девушка использовала все способы устрашения, громко захлопал в ладоши.

17
{"b":"572","o":1}