ЛитМир - Электронная Библиотека

Лишь собираясь уходить, Катриона заметила, что потеряла свой носовой платок. Она водила им по лицу герцога, надеясь, что раз он не видит ее, то решит, что это привидение прикоснулось к нему. Да, в последний раз она держала платок в руке в тот момент, когда Форбс забарабанил в дверь. Она так заторопилась, что напрочь забыла о платочке. Оставалось надеяться лишь на то, что в спешке она обронила его на лестнице.

Впрочем, она могла оставить его и в библиотеке.

Катриона нахмурилась Мать дала ей платок, еще когда она была девочкой, сказав, что некая таинственная дама вышила в углу голубыми нитками букву «К». Мэри предупредила, чтобы девушка берегла платок пуще глаза и не теряла его. И вот это случилось — платка в кармане не было.

Придется ей вернуться в ту комнату, но только не сейчас, когда там полно людей, которые наверняка захотят найти объяснения случившемуся. Она подождет, пока все стихнет, и отправится на поиски платка позднее. А когда он вновь окажется у нее, выяснит, действительно ли так уж беспечен новый хозяин Россмори.

Спустя несколько часов Роберт сидел в темной библиотеке, сжимая в руке небольшой платочек. Он был до того легок и нежен, что вполне мог бы принадлежать какому-нибудь духу… если бы не исходящий от него аромат. Роберт поднес платок к лицу. Он испытал удивительное чувство. Еще до того как она убежала из библиотеки, Роберт понял, что его таинственная гостья, приходившая сюда за книгами, и дерзкий призрак — одно и то же лицо.

Форбсу и другим слугам понадобилось немало времени для того, чтобы привести комнату в порядок. Они сказали герцогу, что две вазы оказались разбитыми, а на полу валялось с дюжину книг. Тяжелый сундук футов на пять отодвинули от стены, а окна были распахнуты настежь. И хоть Форбс и не произносил это вслух, похоже, его вполне устраивало объяснение, что в комнате побывало привидение. Это просто поразило Роберта.

Вообще-то молодой хозяин был удивлен тем, что она потратила столько усилий для того, чтобы напугать его. Он сгорал от любопытства. Ведь ей пришлось немало повозиться, при этом девушка рисковала. Сомневаться не приходилось: ей зачем-то нужно, чтобы он уехал из Россмори, вот только зачем?

С прошлого утра, когда она убежала, у Роберта не было возможности разузнать о ней Побольше. Как ее зовут, сколько ей лет? Она, несомненно, молода, но насколько? Может, еще подросток, едва сошедший со школьной скамьи? Эта девушка довольно умна, раз сумела устроить целый спектакль с привидениями, причем хозяйничает в замке не впервые. Вообще оказалось невозможным найти хоть кого-то, кто не боялся бы оставаться в Россмори, потому что буквально всех привидение своими устрашающими стонами и угрозами вынуждало убраться из замка.

Роберт улыбнулся. Да уж, ничего не скажешь, она умна. И весьма решительна, раз отважилась пугать слепого. Но вот только храбрость это или отчаяние? Что могло двигать ею?

Герцог стал вспоминать все, что ему о ней известно. Итак, она часто захаживала в Россмори, но об этом никто не знал, стало быть, ей известен какой-то тайный вход в замок. Дальше. Она пугала всех, кто приезжал в Россмори, а значит, ей было что скрывать. Больше того, «привидения» всегда устраивали свои представления именно в библиотеке, что, вероятно, означает, что скрываемая ею вещь находится именно в этой комнате.

Сомнений у Роберта не осталось: эта девушка действительно что-то ищет.

И не собирается бросать поиски.

Но любопытно, что после ее появлений и всех выходок с привидениями ни одна вещь не пропала из замка. Впрочем, это не удивляло Роберта, хотя он и предполагал, что она не воровка, но, пожалуй, его появление в Россмори спутало ей все карты.

Слуги говорили Роберту, что прежний хозяин — его отец — отказывался верить в то, что Россмори населен призраками. Стало быть, ей не удалось обвести его вокруг пальца. Подумав об этом, Роберт улыбнулся. Но потом ему пришло в голову, что, возможно, его отец искал то же, что и она, и что предмет его поисков вполне мог привести отца к смерти.

Но что бы там они ни искали, Роберт не мог допустить, чтобы этот таинственный предмет свел в могилу еще хоть одного человека. Он должен был убедиться в том, что девушке не грозит опасность. Но единственный способ уберечь ее — все время держать при себе. Роберт понимал, что даже если спросит, она ни за что не скажет ему, что ищет. Однако надо думать, что это нечто важное, раз уж она решилась притворяться привидением, только бы выгнать из замка нежеланных гостей. Да, видимо, все это имеет отношение к смерти его отца, который тоже наверняка искал здесь что-то. Теперь Роберт был уверен в этом. Как не сомневался он и в том, что если кто и сумеет привести его к разгадке тайны, так это его незваная гостья.

И молодой герцог твердо решил сделать все возможное, чтобы она помогла ему.

Глава 7

— Дьявольщина! — Безуспешно пытаясь в четвертый раз завязать галстук, Роберт в ярости швырнул его через всю комнату. Он не знал, куда улетел небольшой кусочек ткани, но ему было наплевать. Признаться, он бы даже предпочел, чтобы тот свалился прямо в камин. Но, едва подумав об этом, молодой человек решил, что не стоит все сваливать на несчастный галстук, никак не желавший завязываться в ровный узел. Просто надо привыкнуть к тому, что самому ему с таким заданием не справиться, потому что он слеп.

— Сейчас, — вдруг раздался прямо над его ухом нежный голосок, и ласковые руки бережно прикоснулись к его шее.

Она вернулась.

Роберт ждал ее два дня — с того самого вечера, когда она явилась сюда, чтобы напугать его. Все это время он обдумывал, что скажет ей при встрече, как поведет себя, чтобы уберечь от грозящей опасности и раскрыть ее тайну. Кажется, верное решение пришло ему только прошлой ночью, когда он вертелся с боку на бок на широкой отцовской кровати.

Роберт никак не мог заснуть. Бессонница терзала его каждую ночь, но это даже радовало, потому что, лежа ночи напролет без сна, он мог не бояться ужасных кошмаров, которые преследовали его, едва он уносился в царство Морфея. Правда, бесконечные раздумья о происшедшем тоже не давали ему покоя, но по крайней мере, сосредоточившись, он мог начать думать о чем-то другом — например, представлять себе, какого цвета бывает заходящее солнце, сколько оттенков синего и голубого в океанских волнах. Роберт решил, что ни за что не позволит себе забыть этого. И лишь перед самым рассветом он впадал в тяжелое забытье, в котором его, к счастью, не тревожили кошмары.

Но… воспоминания не оставляли его.

Чтобы хоть как-то отвлечься, Роберт старался все время думать о ней, представлять, как она выглядит, обдумывать, что он скажет ей при встрече. И теперь, когда девушка появилась так внезапно, он укорил себя за то, что даже не слышал, как она вошла в комнату.

Стоя рядом с Катрионой, Роберт спрашивал себя, как это он не догадался о ее присутствии, ведь исходящий от нее божественный цветочный аромат, казалось, наполнял собой всю комнату. Интересно, как давно она вошла и видела ли, сколько он мучился с этим чертовым галстуком, успела ли заметить, как он разгневался, когда у него ничего не получилось? Признаться, Роберт чувствовал себя полным идиотом.

Катриона ловким движением быстро завязала ему галстук, а затем чуть отступила назад, чтобы полюбоваться результатами своей работы.

— Ну вот, — промолвила она, — совсем неплохо получилось, правда, узел немного морщит, но я думаю, сойдет и так.

Роберт замер как изваяние.

— Благодарю вас, — промолвил он. — Кажется, вам удалось то, что так долго не удавалось мне, вот только я не предполагал, что молодых леди обучают завязывать мужские галстуки.

— Не думаю, что обучают, — усмехнулась Катриона. — Просто как-то раз мне в руки попалась брошюрка, в которой подробно описывалось, как это делается, к тому же там были и картинки. Кстати, если вам не по нраву именно этот узел, я могу завязать другой — в брошюре было несколько способов завязывания галстуков.

18
{"b":"572","o":1}