ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но как ты узнала об этом пути? Ведь благодаря ему тебе удается проникать в замок незамеченной? — поинтересовался Роберт.

— Я узнала о нем случайно, — улыбнулась девушка. — Местность вокруг замка сплошь заболочена. В детстве я часто бродила здесь в поисках fraoich geal.

— Чего-чего? — переспросил Роберт.

— В переводе с гэльского языка означает «белый вереск» — редкий шотландский цветок, который, по преданию, приносит удачу нашедшему его.

— И тебе удалось найти его, этот белый вереск?

— Нет, но моя мама видела его в молодости. Она частенько посылала меня на поиски таинственного цветка, хотя подозреваю, она делала это скорее для того, чтобы я поменьше болталась у нее под ногами. Однако я старалась, старалась изо всех сил. Но… цветок мне так и не встретился. Ну вот, в один прекрасный день — а было это примерно полгода назад — я гуляла в окрестностях Россмори. Вереск цвел вовсю, и я, как когда-то в детстве, остановилась, чтобы посмотреть, нет ли среди цветов белого. Тут-то я и заметила вход в пещеры, вернее, попросту свалилась в него, а потом долго блуждала по пещерам в поисках обратного пути. Таким образом я и нашла дорожку, ведущую в библиотеку, и потайную дверь. А уж когда мне удалось разыскать рычаг, с помощью которого дверь открывалась, я решила, что сплю и все это мне просто снится. Мне в жизни не приходилось видеть такого количества книг! Можно было читать и читать! Я могла приходить туда и брать — сколько угодно книг, и никто об этом не знал. С тех пор я и стала частой гостьей замка.

— И никто ни разу не заметил тебя?

— Нет. Прежний Хозяин, твой отец, редко приезжал в замок. А управляющий, Эберкромби, появляется здесь, лишь когда надо собирать ренту. В остальное время замок пустовал. До сих пор.

Внезапно поднялся сильный ветер. Подняв голову, девушка увидела, что над морем собираются и быстро несутся к берегу черные тучи.

— Кажется, скоро пойдет дождь, — пробормотала она. — Начнется прилив, и часа через два весь пляж окажется под водой. Так, может, стоит взяться за письма, пока у нас еще есть время?

Глава 8

… Лорд Чивли не сообщил больше ничего интересного во время нашей вчерашней встречи в «Уайтсе». Он, правда, сказал, что несколько раз интересовался у отца, чем вызваны его частые отъезды, но ни разу не получил вразумительного ответа на свои вопросы. Однако лорд Чивли добавил, что, вернувшись в Девонбрук из недавнего путешествия в Россмори, отец был в приподнятом настроении. Он сообщил Чивли, что скоро его ждет необычайный успех и что недалек тот день, когда он навсегда обставит Кинсборо в деле коллекционирования…

Роберт внимательно слушал Катриону, читавшую ему письма брата. Это было последнее из всех писем, что он дал ей. Первым она прочла послание от поверенного Куинби, вторым — светскую записочку от тети Эмилии, живущей в Суффолке, которая интересовалась, как поживает племянник, и, наконец, третьим было самое важное письмо от Ноа.

Герцог обдумывал слова брата. Стало быть, отец хотел «обставить» Кинсборо. Удивительно, что ему ни разу в голову не пришло подумать об Уоллесе Бернетте, маркизе Кинсборо. А ведь именно он был главным соперником отца.

Из того, что было известно о нем в кругах коллекционеров, Роберт знал, что маркиз крайне редко сам посещал аукционы, и все дела ведутся через его агента. Герцог помнил, что маркиз имеет обширное поместье где-то в Йоркшире, что он не пьет и не играет, что отличало его от многих представителей знати. И кажется, Кинсборо удивлял всех своей необычайной щедростью — словом, был весьма необычным для светских кругов человеком. Да, он соперничал с отцом Роберта, но в свете это считалось забавным.

Однако ничего забавного не было, отец Роберта всегда говорил о Кинсборо с горечью. Роберт вспомнил, что спросил как-то раз герцогиню, отчего это отец и маркиз так яростно соперничают друг с другом. Пожав плечами, мать сказала, что прошлое лучше не ворошить, а причина их вражды лежит в какой-то старой истории, относящейся к тому времени, когда оба учились в Кембридже. Именно там они познакомились, и с того времени началось их странное соперничество, длившееся всю жизнь.

«Вообще-то не всю жизнь», — напомнил себе Роберт.

Мог ли Кинсборо устроить пожар, чтобы раз и навсегда остановить их вечную битву? Ведь с уничтожением коллекции Девонбрука коллекция маркиза Кинсборо стала лучшей в городе! Из записей отца явствовало, что большая и наиболее ценная часть коллекции хранится именно в Девонбрук-Хаусе, но все записи были уничтожены огнем. Кстати, Кинсборо было известно, какую роль играл Роберт при своем отце. Неужели маркиз сам начал распускать слухи о том, что это Роберт устроил пожар — для того, чтобы отвести возможные подозрения от себя?

Роберт еще раз вспомнил письмо Ноа. Итак, отец говорил, что скоро сумеет оставить маркиза далеко позади. На что намекал отец? Частью их соглашения являлась договоренность о том, что Роберт занимается приобретением предметов коллекции. Так оно и было. Неужели отец узнал о чем-то настолько необычном, что решил обойти сына? Может, Кинсборо узнал об этом и решил, что соперничество между двумя бывшими однокашниками зашло слишком далеко?

— Больше брат ничего не написал? — спросил Роберт, когда Катриона замолчала.

— Нет, это еще не все, — проговорила девушка и продолжила:

… Посылаю несколько последних газет — может, Форбс почитает их тебе вслух, чтобы ты знал, как обстоят дела во Франици. Толли пишет, что в Брюсселе все ведут себя так, словно поджидают победителя. Каждый день даются балы, и молодые люди, которых в любой момент могут отправить в бой, танцуют до упаду до самого утра. Наполеон все еще в Париже, ему не удалось устроить переговоры с союзниками. Мир! Ты можешь поверить в то, что он стремится к миру? А союзники ждут его следующего движения, которое, несомненно, не будет им на пользу. Веллингтон готов дать ему отпор, чтобы убедиться, что Наполеон не придет к власти в тре-тий раз. Здесь, в Лондоне, считают, что эту битву будет совсем легко выиграть, после чего все смогут вернуться в Париж и наконец-то отдохнуть.

Буду писать тебе обо всем, что он сообщит мне. Надеюсь, что ты неплохо себя чувствуешь, и с нетерпением жду от тебя ответа.

Твой брат Ноа.

Роберт задумался. Уж ему хорошо известно, что такое ждать боя, который может начаться в любое мгновение. Больше всего ему хотелось оказаться вместе с Толли и другими знакомыми на континенте, однако он прекрасно понимал, что сейчас от него будет мало толку. Моля Бога о том, чтобы Веллингтон одержал победу, Роберт все время напоминал себе, что не стоит думать об этом слишком много. Да, он сам был частью событий, происходивших ныне во Франции, но теперь все пойдет и без него. Ему же остается только сидеть. И ждать новостей от Толли. И надеяться.

Что ж, стало быть, он переключит свое внимание с континента на этот шотландский уголок и постарается все-таки узнать правду о пожаре. Принимая во внимание письмо Ноа, ему, пожалуй, стоит хорошенько подумать о возможном участии Кинсборо в этом деле.

— Полагаю, раз уж ты так хорошо читаешь, то и писать умеешь? — спросил он у девушки.

— Да, конечно, — ответила она.

— Сможешь написать письмо брату, которое я продиктую?

— Разумеется, правда, мне кажется, что сегодня уже поздно это делать. Может, займемся письмами завтра?

Роберт кивнул. Ночью он обдумает, что делать дальше.

— Да, завтра…

— Я приду в полдень, чтобы потом у меня осталось еще немного времени почитать. Полдень тебя устроит?

— Я буду ждать тебя, — задумчиво вымолвил Роберт.

Когда на следующий день Катриона пришла в Россмори, герцог стоял у окна в библиотеке. Всю ночь он думал о том, что же могло стать причиной пожара. Но, несмотря на эти размышления, он ни на минуту не забыл о маркизе Кинсборо и о Россмори. Ему еще предстоит выяснить, каким образом они были связаны с отцом. Он непременно все узнает.

Услышав, что девушка вошла в комнату, Роберт обернулся. Она удивилась, заметив, что на нем нет темных очков.

21
{"b":"572","o":1}