ЛитМир - Электронная Библиотека

Энгуса нигде не было.

Вдруг Катриона наткнулась на деревянный сундук, наполовину увязший в мокром песке. Похоже, сундук был частью контрабандного груза, привезенного контрабандистам Приглядевшись, девушка заметила, что из-под сундука торчит кусок ткани. Ее пронзила дрожь.

Опустив руку в воду, Катриона с трудом вытянула придавленный сундуком плед отца. В сине-зеленую с белым клетку. Этот плед цветов древнего рода Макбрайанов он всегда носил на своей широкой груди. Уткнувшись в него лицом, девушка горько разрыдалась.

Глава 16

Стук в дверь оторвал Роберта от пристального разглядывания небольшого, стоящего перед ним на столе, глобуса. Молодой человек сделал глоток остывшего кофе и повернулся к двери. Форбс объявил о приезде гостя:

— Сэр Деймон Данстрон из Касл-Крэннока, ваша светлость.

Зрение Роберта улучшилось уже до такой степени, что он мог различить высокую фигуру представшего перед ним человека. Видел он и какие-то тени, двигающиеся по комнате. Герцог остался сидеть, поджидая, пока Форбс подойдет ближе и встанет рядом со столом.

— Добрый день, сэр Деймон, — поздоровался Роберт, махнув лакею рукой. — Хотите присесть? Приказать слуге принести что-нибудь? Бренди? Портер?

Сэр Деймон продолжал стоять.

— Благодарю вас, ваша светлость, — промолвил он в ответ, — но я явился в замок не со светским визитом. Признаться, именно ваше пребывание в Россмори вынудило меня прийти сюда. — Посетитель помолчал и, не дождавшись ответа хозяина, добавил: — Я здесь, потому что недавно узнал: недалеко от Россмори промышляют контрабандисты.

Роберту не понравился этот человек: мало того, что он держался так, словно делает хозяину честь своим посещением, так в его голосе еще звучало неприкрытое презрение. И, глядя прямо на Данстрона, лорд Девонбрук ответил:

— Уверяю вас, сэр Деймон, бренди, что я предложил вам, продали не контрабандисты.

Сэр Деймон ответил еще более презрительным тоном:

— Я вовсе не имел в виду, что вы поддерживаете отношения с контрабандистами, ваша светлость.

Если бы Роберт видел так же хорошо, как прежде, то успел бы заметить, что губы Деймона сложились в издевательскую усмешку.

— Я ничуть не сомневаюсь, ваша светлость, что вы непременно сообщили бы властям, если бы вам стало что-то известно о контрабандистах. Люди, которые занимаются подобным промыслом, занимают иное социальное положение — не то, что вы или я. Это настоящие преступники, которые только и думают о том, как бы обмануть или обворовать его величество. Они не уважают наши законы! Не гнушаются они и нападать на тех, кто их ловит, ваша светлость.

Роберту не понравилась попытка этого наглеца говорить с ним на равных.

— Если я поавильно понял вас, сэр Деймон, не о тех ли самых законах, что довели этих людей до полной нищеты, вы говорите? — ледяным тоном осведомился он.

— Возможно, — пожал плечами его гость, — но каждый человек, какое бы положение он ни занимал, обязан выполнять законы и платить налоги.

Роберт ничего не сказал на это — он уже не раз слышал такую точку зрения, высказываемую представителями правящего класса. К несчастью, ее придерживались очень многие, и даже французская революция не заставила циников изменить взгляды. Поэтому герцог почел за лучшее не вступать в бесполезную дискуссию с сэром Деймоном и молча дождаться, пока тот объяснит цель своего визита.

— По правде говоря, ваша светлость, — вновь заговорил Данстрон, — я пришел сообщить вам о высадке контрабандистов совсем недалеко отсюда — у скал, на которых стоит Россмори.

Что-то в его голосе заставило Роберта насторожиться.

— Высадка контрабандистов? — переспросил он. — Здесь, в Россмори?

— Да, — кивнул визитер. — Должен сказать, я полагал, что вы слышали ночью перестрелку между контрабандистами и стражниками.

Девонбрук промолчал и на этот раз — незваного гостя не касалось, чем он занимался прошлой ночью.

— Возможно, вы ничего не слышали, — проговорил сэр Деймон. — Но как бы там ни было, нам удалось схватить нескольких негодяев, посмевших нарушить закон. Все они понесут заслуженное наказание, а остальных мы, разумеется, будем преследовать. Собственно, из-за этого я и пришел сюда. Не исключено, что некоторые из контрабандистов — ваши подданные.

— Да, сэр Деймон? — пожал плечами Роберт. — Может, вам и имена их известны?

Роберт пытался разглядеть какой-то блестящий квадратный предмет, который сэр Деймон держал в руках. Может, это была книга?

— Нет, ваша светлость, боюсь, я не смогу назвать вам их имена. Но некоторых из них я могу вам описать и надеюсь, что, возможно, кого-то вы узнаете по описанию и подскажете нам, где можно разыскать этих людей. Дело в том, что я пытаюсь напасть на ее след. Кстати, может, вы вообще узнаете ее.

Ее? Сэр Деймон наконец выложил предмет, который держал в руках, на стол перед Робертом. Это была вовсе не книга, как показалось герцогу. Нет, это был портрет в золоченой раме. Роберт смог различить лишь желтые, голубые и черные пятна. Он поднял глаза на ожидавшего его ответа сэра Деймона.

— Боюсь, я не смогу помочь вам, сэр Деймон, — заявил герцог. — Я, видите ли…

— Ваша светлость, — внезапно вмешался в разговор Форбс, стоящий за креслом хозяина. — Эта женщина на портрете… Это же мисс Макбрайан!

— Я бы не сказал, Форбс, — заметил Роберт. Лакей не унимался:

— Но это в самом деле она! Правда, волосы на портрете чуть темнее и одета она побогаче мисс Макбрайан, но это, несомненно, ее изображение. Это ее глаза, ее лицо. Не сомневаюсь, что это именно она.

— Форбс…

— Старина, так как, вы говорите, ее зовут? — перебил герцога сэр Деймон.

— Эта девушка из семьи некоего Макбрайана, а тот и в самом деле — подданный его светлости, — с важностью сообщил болтливый лакей.

Роберту захотелось двинуть кулаком по самодовольной физиономии Форбса. За то время, что они провели вместе, этот человек не произнес столько слов, сколько сейчас. Правда, если изображенная на портрете женщина и в самом деле имеет некое сходство с Катрионой, тогда ему, пожалуй, стоит задуматься об этом. Откуда у этого заносчивого и надутого сэра Деймона портрет Катрионы, точнее, женщины, которая очень на нее похожа, потому что Катрионой она просто не могла быть? И зачем незваный гость сбивал его с толку разговорами о контрабандистах, если на самом деле его интересовала женщина, изображенная на портрете? Как он выразился? «Напасть на след»? Словно говорил об охотничьей собаке, преследующей лисицу.

Пока сэр Деймон и Форбс обсуждали сходство портрета с Катрионой, Роберт всеми силами пытался разглядеть портрет. Надо только сконцентрировать внимание на лице, которое, по словам напыщенного лакея, так похоже на лицо Катрионы. Ах, если бы только он мог увидеть ее…

Стараясь не обращать внимания на их голоса, герцог пристально вглядывался в голубые пятна, выделяющиеся на середине портрета. У него тут же заболела голова, и боль, все нарастая, постепенно наполняла все его существо, в глазах появилась невыносимая резь. И когда он уже был готов зажмуриться, чтобы спастись от адской муки, перед ним мелькнуло — он готов был в этом поклясться — нежное личико с огромными голубыми глазами.

Глазами цвета грозового неба…

Опустив голову, Роберт ждал, пока дергающая боль пройдет.

С какой бы целью ни явился к нему сэр Деймон, Роберт с уверенностью мог сказать одно: Катриона не принимала участия в вылазке контрабандистов, потому что прошлой ночью была занята совсем другим. Кто-кто, а он лучше других знал это, потому что эту ночь они провели вместе на берегу волшебного озера. Катриона обвивала его своими руками, и их обнаженные тела сплетались в лунном свете. Казалось, он все еще чувствует прикосновение ее бархатистой кожи, ощущает жар, которым было объято ее тело, когда она с такой готовностью отдалась ему. Нет, в Катрионе не было обмана, в этом он не сомневался. Но что, если… Что, если Катриона намеренно увезла его к Линнангласу, потому что знала о готовящейся вылазке контрабандистов? Стало быть, она тоже контрабандистка? И преступница? Роберт знал: множество лондонских женщин, ничуть не сомневаясь, пустились бы на подобный обман, но только не она… Нет, она была так чиста, так невинна…

38
{"b":"572","o":1}