ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако если этот сэр Деймон в самом деле офицер, занимающийся ловлей контрабандистов, то почему его интересует Катриона? Роберту не надо было быть зрячим, чтобы понять, что Данстрона волнует вовсе не ее связь с преступниками.

Роберт поднялся, пытаясь суровым взглядом остановить разболтавшегося Форбса. Ему это удалось: тупой слуга немедленно надулся и замолчал.

— Спасибо за помощь, Форбс, — проговорил герцог. — Уверен, что вам удалось помочь нашему гостю. — Он снова повернулся к Деймону. — Поверьте мне, сэр, у меня и в мыслях не было скрывать что-нибудь от вас. Я не узнал женщину на портрете, потому что ничего не вижу. Я слепой. Со своей стороны, обещаю вам разузнать, чем занималась прошлой ночью мисс Макбрайан, и выяснить, не связана ли она с контрабандистами. Можете не сомневаться: я непременно сообщу вам, если узнаю что-нибудь интересное. Ведь я законопослушный гражданин. А теперь… — Герцог замолчал на мгновение, а затем продолжил: — Форбс проводит вас и ваших людей. Всего доброго, сэр Деймон.

Оторопело уставившись на герцога, сэр Деймон на миг лишился дара речи, а затем пробормотал:

— Всего доброго… — Схватив портрет, он направился к двери, за которой его поджидали спутники.

Проводив гостя, Форбс вернулся в библиотеку.

— Ваша светлость, могу ли я высказать предположение, что мисс Макбрайан приходила в Россмори, чтобы…

— Нет, Форбс, довольно предположений, — оборвал его герцог. — Ты уже и так сегодня высказался. А теперь прикажи немедленно оседлать моего коня. Пусть грум приготовится сопровождать меня. Я должен нанести визит.

Сильный ветер дул в лицо и рвал на Роберте плащ, пока он пробирался к ферме Макбрайана. После визита сэра Деймона его не покидало чувство тревоги, и он решил, что сможет успокоиться только после разговора с Катрионой, которая, без сомнения, развеет все его подозрения. Слепой или нет, но он непременно почувствует фальшь в ее голосе, если она задумает лгать ему.

У одного из помощников грума — парнишки восьми-девяти лет по имени Вилли — Роберт спросил, не знает ли тот, где находится жилище Макбрайанов. Вилли тут же заявил, что это ему известно, потому что его мама и миссис Макбрайан любят поболтать на досуге. И разумеется, он с готовностью вызвался проводить герцога.

После многочисленных поездок с Катрионой по местам, описываемым отцом в его тетради, Роберт обрел былую уверенность, необходимую для того, чтобы спокойно держаться в седле. Но, признаться, ему очень недоставало девушки, ведь он уже успел привыкнуть к тому, что она прижимается к нему спиной, а ее длинные волосы щекочут его лицо.

Они ехали довольно долго, но вот через некоторое время Вилли остановил коня.

— Жилище Макбрайанов прямо перед нами, ваша светлость, — сообщил паренек.

Спрыгнув с коня, Роберт, сопровождаемый Вилли, дошел до того места, откуда ему стали видны неясные очертания домика. Аромат свежевыпеченного хлеба напомнил ему тот день, когда он впервые встретился с Энгусом.

Вручив мальчику поводья, герцог велел:

— Жди меня здесь. Я скоро вернусь.

Приблизившись к домику, Роберт сумел разглядеть темное пятно двери на белой стене дома. Он быстро заморгал, и ему показалось, что он различает даже буйное разноцветье цветов в палисаднике. Второпях Роберт забыл свои темные очки, но, как ни странно, глаза его не так болели на свету, как прежде. Боль, конечно, была, однако ее можно было терпеть.

Ощупав дверь руками, герцог тихо постучал.

— Ваша светлость! — услышал он удивленный возглас Мэри Макбрайан, которая явно не ожидала столь знатного гостя.

— Миссис Макбрайан, — учтиво обратился к ней Роберт. — Могу я с вами поговорить?

Мэри на мгновение задумалась.

— Конечно! — наконец воскликнула она. — Пожалуйста, входите в дом, ваша светлость.

Взяв герцога за руку, женщина провела его в комнату.

— Утром я испекла булочки, а недавно как раз вскипятила чайник, — промолвила она. — Хотите выпить чашечку?

— Благодарю вас, мадам, — кивнул Роберт.

Не прошло и двух минут, как Мэри осторожно подала молодому человеку кружку с горячим чаем, а сама села за стол напротив.

— Насколько я поняла, ваша светлость, вы пришли к нам не со светским визитом, — вымолвила женщина.

Роберт отпил глоток ароматного крепкого чая. Он-то предполагал, что ему подадут сорт «Богэ», который обычно пили в бедных семьях, но, к его удивлению, это был «Хайсон» — сорт чая, который предпочитала знать. Герцог никак не ожидал, что в глухом уголке горной Шотландии в доме простого фермера может оказаться такой чай. Если только… Если только он не попал к Макбрайанам не совсем честным путем…

И тут Роберту вспомнился утренний визит нахального сэра Деймона.

— Вообще-то, — заговорил он, — я надеялся увидеть Катриону, миссис Макбрайан. Я ждал, что она придет утром в Россмори, чтобы, как обычно, заняться моей корреспонденцией, но, увы, я так и не дождался ее.

Мэри не сказала на это ни слова, и Роберт решил договорить:

— Зато вместо нее ко мне явился соседский эсквайр. Я, знаете ли, разволновался, потому что этот человек говорил о каких-то странных вещах, происходящих в нашей местности, а он, в свою очередь, похоже, изнывал от желания узнать побольше о Катрионе.

Мэри едва не выронила чашку.

— О Катрионе? — недоуменно переспросила она.

— Да. Имя этого человека сэр Деймон Данстрон. Он из Касл-Крэннока. Вы, случайно, не знаете его?

— Да, знаю, — глухо ответила женщина. В ее голосе слышался испуг.

— Я сообщу вам нечто еще более интересное, — продолжал герцог Девонбрук. — У этого человека с собой был портрет, И он спросил меня, не узнаю ли я женщину, изображенную на полотне. Я, разумеется, не смог этого сделать из-за моей слепоты. Зато Форбс — это мой лакей, — пояснил он, — сразу узнал ее. Как ни странно, но он утверждает, что это портрет Катрионы.

— Бог мой! — прошептала Мэри. — Он видел ее. — Мэри так резко поднялась из-за стола, что ее стул упал. — Ваша светлость, вы даже не понимаете…

— Я знаю, миссис Макбрайан, — перебил ее герцог. — Знаю, что ничего не понимаю, — усмехнулся он, — поэтому и решил прийти сюда.

Мэри заметалась по комнате, заламывая руки. Роберт понял, что его слова не на шутку испугали ее.

— Миссис Макбрайан, — вновь заговорил он, — сэр Деймон сообщил мне, что на берегу неподалеку от Россмори ночью высадились контрабандисты. Учитывая, что вы подали мне чай, который в Лондоне пьют только в самых богатых домах, я рискну предположить, что ваш муж каким-то образом замешан в этом деле. Но, признаюсь, это меня не касается. Однако за Катриону я волнуюсь. Мне показалось странным, что у этого сэра Деймона есть портрет женщины, удивительно напоминающей вашу дочь. К тому же женщина на портрете одета как знатная дама. А ведь Катриона — дочь простого фермера. Больше того! Сэр Деймон прикидывался, что его очень волнуют контрабандисты, которых он якобы во что бы то ни стало должен поймать, но по его тону я сразу понял, что юная шотландка интересует его куда больше. Вот я и решил, что дело тут не просто в контрабанде. Что вы на это скажете?

Мэри опять села на свое место за столом. Некоторое время женщина молчала, раздумывая над словами Роберта. Наконец она заговорила:

— Ваша светлость, надеюсь и всем сердцем верю, что вас действительно интересует Катриона и вы печетесь о ее безопасности. Думаю, она нравится вам, несмотря на то что вы хозяин, лорд, а она — ваша подданная. Пожалуй, я расскажу вам то, чего не знает даже Катриона… Я знала, что настанет время раскрыть правду. — Голос ее задрожал, и Мэри молча опустила голову, чтобы взять себя в руки и собраться с мыслями. — Итак… — промолвила она, — … мне удалось вырастить ее. Наверное, из-за того, что все шло довольно гладко и девочка была в безопасности, я… успокоилась. Потеряла бдительность, знаете ли. Но ведь я знала… знала, что однажды он непременно ее увидит. — Мэри горько вздохнула. — А увидев, тут же узнает. Они удивительно похожи…

39
{"b":"572","o":1}