1
2
3
...
39
40
41
...
68

— Надо понимать, под «ним» вы подразумеваете сэра Деймона? — перебил ее герцог.

— Да, ваша светлость, конечно. Я прекрасно знаю этого человека. Когда мне было столько лет, сколько сейчас Катрионе, и я была помолвлена с Энгусом, моя семья жила в Крэнноке. То есть мы были подданными тамошнего хозяина. Им тогда был очень добрый господин по имени Чарлз Данстрон. Мой отец всегда считал его рассудительным и справедливым человеком, который хорошо относится к своим людям. Я работала в замке Крэннок служанкой — до тех пор, — пояснила она, — пока лорд не женился на молодой женщине. Ей понадобилась горничная, и я заняла это место. Жена господина ждала ребенка, когда в Крэннок внезапно заявился сэр Деймон, племянник хозяина, сэра Чарлза. Он тогда только что окончил университет. — Мэри сделала глоток чаю. Когда она вновь заговорила, голос ее стал спокойнее. — Верите ли, ваша светлость, но как только я увидела его, то сразу поняла, что он одержим дьяволом. В этом можно было не сомневаться.

— Кто одержим дьяволом? Сэр Деймон? — удивленно переспросил ее герцог Девонбрук.

— Да. Признаюсь, это из-за него я стала горничной леди Кэтрин. Дело в том… В общем, как-то раз я меняла белье в его спальне, и он попытался… обесчестить меня. Леди Кэтрин как раз проходила мимо комнаты и услышала шум борьбы. Уж не знаю, что бы со мной было, если бы Господь не послал мне ее в тот момент. Правда, когда леди Кэтрин спросила, что происходит, сэр Деймон немедленно заявил, что я сама к нему приставала.

— Обычное оправдание мужчин в подобных ситуациях, — заметил Роберт.

— Ну да. Так вот, сэр Чарлз оказался в неприятном положении. Он предупредил племянника, чтобы тот держался подальше от слуг, а леди Кэтрин сказал, что она может взять меня в горничные, тем более что ей постоянно нужна была женская помощь. А мне, знаете ли, к тому времени несколько раз доводилось помогать матери, которая частенько принимала роды. Во-от… Не прошло и двух недель после смерти сэра Чарлза, как леди Кэтрин настало время рожать.

— Вы что же, хотите сказать, что это сэр Деймон убил сэра Чарлза?

— Доказательств на то у меня нет, ваша светлость, но мне кажется, что так оно и есть. Тем более что и леди Кэтрин была того же мнения. Доктор сказал, что сэра Чарлза унесла жестокая лихорадка, но, по-моему, его отравил племянник. Более того, я уверена, что и жизнь леди Кэтрин была в опасности.

— Стало быть… — задумался Роберт. — Если бы леди Кэтрин родила дочь, то наследником сэра Чарлза стал бы сэр Деймон.

— Совершенно верно, — кивнула Мэри. — После смерти сэра Чарлза сэр Деймон ужасно обращался с леди Кэтрин. И все из-за того, что та вступилась, когда он напал на меня. Заставил бедняжку переселиться в комнату, которая больше всего походила на тюремную камеру. И заставлял ее есть пищу, которую готовили по его указаниям, только я не давала ей той еды. Я все приносила из дому. Вот так мы и держались вместе — я да леди Кэтрин, — вздохнула Мэри. — Я и приняла у нее ее сыночка.

— Так, значит, она все-таки родила наследника, — кивнул Роберт.

— Да. Родила, а вскоре и сама отдала Богу душу. Роды были ужасными, ваша светлость, но уж как радовалась бедняжка, когда узнала, что у нее сын! Только едва мальчик появился на свет, как в комнату ворвался сэр Деймон и выхватил младенца у меня из рук. Больше я его не видела.

Роберт удивленно поднял брови.

— Неужто вы хотите сказать, что сэр Деймон причинил вред новорожденному?

— Убил он его, вот что, ваша светлость. В этом я уверена. Он даже не позволил леди Кэтрин подержать мальчика на руках. Оставил нас в этом аду, даже не приказав принести воды леди Кэтрин, чтобы облегчить ее страдания.

Правда, потом я поняла, — продолжала миссис Макбрайан, — что нам повезло. Хочу сказать, хорошо, что он забрал мальчика. Потому что если бы он этого не сделал, то увидел бы, что леди Кэтрин родила и второго ребенка. Девочку, — пояснила она.

И тут все части этой причудливо перемешанной мозаики выстроились перед внутренним взором Роберта в одну картину. Ну конечно! Разумеется! Кто же еще это мог быть?

— Катриону? — спросил он.

— Так и есть, ваша светлость. Выяснилось, что леди Кэтрин носила близнецов. Катриона оказалась сильной малышкой, да вот только ее мать, едва успев взглянуть на дочку, отошла в мир иной.

Но леди Кэтрин знала, что сэр Деймон сделает с ее сынишкой, поэтому и не хотела, чтобы сэр Деймон узнал о девочке. Перед смертью леди Кэтрин заставила меня поклясться, что я унесу новорожденную из Касл-Крэннока и сама выращу ее. Она была уверена, что лишь таким образом малышку можно спасти от лап сэра Деймона. — Женщина помолчала.

Но есть еще кое-что, что я хотела бы сказать.

Встав из-за стола, Мэри вышла из комнаты. Через несколько минут она вернулась и, взяв руку Роберта, вложила в нее что-то.

— Леди Кэтрин велела мне передать это Катрионе, когда настанет время сказать правду. От матери девочке осталось только это да батистовый платочек. Ну вот. Лишь этой вещью я могу доказать, что все сказанное мной — правда.

Платок… Роберт так и не вернул его Катрионе. На нем вышита буква «К». Только она означает не «Катриона», а «Кэтрин», потому что платочек принадлежал ее матери, леди Кэтрин.

Роберт поднес цепочку к глазам и в свете огня, пылающего в очаге, смог увидеть слабый блеск золота. В других доказательствах он не нуждался. Взволнованный голос Мэри, ее боль, страх, ее тревога за девушку говорили сами за себя. Тайна, которую она вынуждена была хранить долгие годы, причиняла ей множество страданий.

— А у леди Кэтрин была семья? — поинтересовался герцог Девонбрук.

— Как-то раз она говорила что-то о своем брате, но я даже не знаю ее девичьей фамилии. И не знаю, откуда она родом, — промолвила Мэри.

— А леди Кэтрин была англичанкой?

— Именно так, ваша светлость. Сэр Чарлз привез ее с собой после поездки в Лондон. Он был очарован ею, а она, в свою очередь, боготворила его. А этот проклятый дьявол…

Из-за него они оба умерли… — сквозь слезы проговорила миссис Макбрайан.

— Что ж, обещаю вам, что он будет наказан за свои злодеяния. Кстати, а где же Катриона? — сменил Роберт тему разговора.

Мэри вскочила.

— Господи, я совсем забыла! Рассказываю вам тут о леди Кэтрин!.. Я совсем забыла об Энгусе! — Женщина задумалась, а потом решительно произнесла: — Мне, конечно, неловко говорить вам это, ваша светлость, но мой муж был в числе тех контрабандистов, что участвовали в выгрузке товара неподалеку от Россмори.

— Это я уже понял, — кивнул герцог. — А скажите, Катриона тоже каким-то образом замешана в этом деле?

— Что, ваша светлость?

— Прошлой ночью она уговорила меня уехать из Россмори, — пояснил Роберт. — Она сделала это для того, чтобы меня не было в замке, когда ее отец будет заниматься с контрабандным грузом недалеко от Россмори?

— Господи, нет, конечно, ваша светлость! — воскликнула Мэри. — Катриона ничего об этом не знала. Это я предложила Энгусу отправиться к Россмори, потому что знала, что вы будете с Катрионой. Простите меня. Я знаю: не стоит ждать, что вы меня поймете. — Помолчав, Мэри взволнованно добавила: — А знаете, ваша светлость… Энгус вовсе не преступник. Вот так! Он живет по законам Господа и делает все, чтобы прокормить семью! Прошлой ночью он прятал груз в — пещерах, но тут на него и его товарищей напали стражники. Энгус спрятался в пещере, но утром… к утру домой он не вернулся. Катриона очень испугалась, потому что прилив затопляет пещеры. Как только стало светать, моя девочка побежала туда на поиски Энгуса. Но к полудню ее еще не было, и я отправила за ней Мерид. — Женщина тяжело вздохнула. — Никого нет, а ведь прошло уже так много времени. Им бы давно следовало вернуться. Боже мой, ваша светлость, — в ужасе застонала она, — что же делать, если дьявол все же разыщет ее?..

Глава 17

Роберту казалось, что дорога домой никогда не кончится. Он старался не думать о том, что сэр Деймон, возможно, уже встретил Катриону и мог что угодно сделать с ней, но воображение рисовало ему картины одну страшнее другой. Он становился все мрачнее. Если только этот подонок осмелится причинить ей вред, то он, герцог Девонбрук, несмотря на слепоту, убьет его собственными руками.

40
{"b":"572","o":1}