1
2
3
...
45
46
47
...
68

Затем слуга степенно направился к Мерид, которая, так же как и ее сестра, с благоговением наблюдала за его действиями.

Роберт мелкими глотками прихлебывал кофе, пока сестры завтракали. Настроение у всех было невеселое. Когда с едой было покончено, герцог приказал лакею убрать со стола и принести свежезаваренного чаю для дам. Когда его приказание было выполнено, он попросил слуг уйти и закрыть за собой двери.

Катрионе пришлось приложить немало усилий, чтобы заставить себя есть, а не выспрашивать Роберта о том, кто совершил ужасное злодеяние. Впрочем, она была благодарна ему за настойчивость: еда и в самом деле придала ей сил. Немного воспрянув духом, девушка приготовилась выслушать Роберта.

Герцог встал.

— Во-первых, — заявил он, — хочу вам сказать, что перед смертью ваша мать сообщила мне, кто напал на нее.

— Кто? — немедленно вырвалось у Катрионы. Мерид молчала, глядя на свою чашку.

— Это сэр Деймон Данстрон, — заявил Роберт.

— Тот самый таможенный офицер, — вполголоса отозвалась Катриона.

— Ты знаешь его?

— Да. Он хозяин Крэннока. Вчера утром он остановил меня, когда я бежала на поиски папы, — объяснила девушка.

— Стало быть, вы встретились уже после того, как сэр Деймон заходил ко мне, — заметил Роберт. — У него с собой был портрет, и он спросил, не знаю ли я, кто изображен на полотне. Сэр Деймон заявил, что эта особа, вероятно, имеет отношение к контрабандистам, высадившимся на берег недалеко от Россмори. — Герцог посмотрел на Катриону. — На портрете была изображена женщина, как две капли воды похожая на тебя.

Катриона оторопела.

— На меня? — недоуменно переспросила она.

— Я, разумеется, этого не понял, потому что в то время зрение еще не восстановилось, но портрет увидел Форбс. Он и сообщил сэру Деймону, что узнал, чей портрет. Кстати, мне очень не понравилось, что сэр Деймон слишком уж настойчиво спрашивал о тебе. Особенно его заинтересовало твое сходство с портретом.

— Но… почему?.. — недоумевала девушка. — Откуда у сэра Деймона мой портрет?

— Я задал себе тот же вопрос, — заметил герцог. — Что-то было не так, только я не мог понять, в чем дело, поэтому и направился к вам домой, чтобы потолковать с тобой. Однако тебя там не оказалось. Зато ваша матушка мне все объяснила.

Встав из-за стола, Роберт подошел к окну, заложив руки за спину.

— Катриона, — проговорил он через некоторое время, — женщина, которую ты считаешь своей матерью, Мэри Макбрайан, — пояснил он, — на самом деле не мать тебе. Вы даже не родственники, — договорил Роберт.

Катриона молча смотрела на него. Она была в ярости.

— Как ты смеешь говорить мне такое? — возмущенно вскричала она.

— Потому что это правда, — ответил Роберт. — Мэри вырастила тебя как родную дочь, потому что ее попросила твоя родная мать, умершая при родах. Кстати, у нее тогда родилось двое детей — ты и мальчик. Твой брат.

Катриона сердито замотала головой, не желая больше слушать герцога.

— Нет. Это неправда, — заговорила она. — Нет у меня никакого брата! Есть лишь единственная сестра Мерид. А ты… ты лжешь!

— Катриона, ты должна меня выслушать, — покачал головой Роберт. — Твоя мать не из Макбрайанов. По крайней мере по крови. Женщину, подарившую тебе жизнь, звали леди Кэтрин Данстрон. Она была женой хозяина Крэннока, но не того, которого ты видела, а предыдущего. Нынешний лишь унаследовал титул. Муж леди Кэтрин, твой отец, сэр Чарлз Данстрон, умер за несколько недель до твоего рождения. Сэр Деймон — его племянник. Его будущее зависело от того, кто появится на свет у леди Кэтрин. Мэри помогала леди Кэтрин при родах и приняла у нее сына. Но сэр Деймон в ту же ночь забрал мальчика. И этого ребенка больше никто никогда не видел. Однако сэр Деймон не знал, что леди Кэтрин в ту же ночь разрешилась от бремени и вторым ребенком. Дочерью. — Его голос чуть дрогнул. — Тобой.

Слезы градом катились из глаз девушки, она ничего не видела вокруг, лишь голова ее качалась из стороны в сторону. Она не верила этому, этого не могло быть! Это невозможно, неправдоподобно! Господи, когда же она пробудится от этого ужасного кошмара?

— Я не верю тебе, — глухо проговорила она. Роберт сел рядом с ней.

— Катриона, — обратился он к девушке, — я понимаю, что все это звучит неправдоподобно, но тебе придется поверить, что все сказанное мной — правда. У меня нет сомнений в рассказе Мэри. А я клянусь, что в точности передаю тебе ее слова. Когда ты родилась, леди Кэтрин попросила Мэри унести тебя из Крэннока и скрыть от сэра Деймона, что детей было двое. Твоя мать опасалась за твою жизнь. Попросив Мэри позаботиться о тебе, леди Кэтрин в мучениях умерла. И за эти мучения тоже во многом ответственен сэр Деймон.

Вдруг Мерид едва не вскочила с места.

— Но почему же мама ни о чем нам не рассказывала? — вскричала она. — С чего это вдруг она поведала правду только вам? Причем первому?

— Ваша матушка никогда не говорила правды о рождении Катрионы, потому что опасалась, что слова ее каким-нибудь образом дойдут до сэра Деймона. Но так уж получилось, что именно вчера он увидел Катриону, вот она и попросила меня позаботиться о ней и защитить от негодяя. Поразмыслив, мы оба пришли к выводу, что сэр Деймон непременно станет разыскивать тебя. Поэтому я и направился на твои поиски, дорогая. Я должен был первым тебя найти. Мне и в голову не пришло, что он может напасть на Мэри, иначе бы я настоял, чтобы она немедленно перебралась в Россмори, хоть Мэри и хотела остаться дома, поджидая вас и Энгуса, — договорил он, глядя на Мерид.

Катриона хмуро молчала. Она была подозрительно тиха. Роберт взял девушку за руку и протянул ей золотую цепочку с медальоном, которую Мэри отдала ему перед смертью.

— Катриона, эта цепочка принадлежала твоей матери, леди Кэтрин. Она попросила Мэри передать ее тебе, когда настанет время сообщить правду о твоем происхождении, — проговорил герцог Девонбрук.

Девушка бережно взяла круглый и плоский медальон. На обратной стороне были выгравированы инициалы «КТ»и дата — 1789. Дрожащими руками Катриона нажала на замок. Крышка легко открылась, и девушка увидела две крохотные миниатюры с изображением мужчины и молодой женщины. Несмотря на то что волосы женщины были уложены в затейливую старомодную прическу, какие носили десятилетия назад, сходство Катрионы с ней было очевидно.

Только теперь Катрионе стали понятны некоторые вещи. Ее всегда интересовало, почему она так не похожа на своих родителей и Мерид. Она была невысокой, голубоглазой, а не кареглазой, как все Макбрайаны. Девушка не раз спрашивала себя, почему это Мэри отправила ее на несколько лет к тете Лиззи, когда она была совсем маленькой девочкой. А ей так хотелось остаться в Шотландии! Да, многое стало понятным… Мэри отослала ее в Англию, чтобы скрыть правду, чтобы защитить от сэра Деймона, чтобы спасти ей жизнь.

— Ты уже велел арестовать сэра Деймона? — вдруг спросила она, глядя на Роберта.

— Нет, Катриона, я этого не сделал, — отрицательно покачал головой герцог.

— Как же так? Неужто ему удастся избежать наказания? Он же убийца, Роберт! — возмутилась девушка.

— Я понимаю это, Катриона. Причем он убивал не один раз и, без сомнения, решится на другие убийства, если только у него появится возможность, — заметил Роберт. — Я всю ночь раздумывал над этим и, кажется, принял правильное решение. Как только мы покончим здесь с делами, то переедем в Лондон. Все.

— В Лондон? — переспросила девушка. — Но ведь сэр Деймон здесь!

— Именно по этой причине я и хочу уехать. Мэри сказала мне, что леди Кэтрин была англичанкой. Можно не сомневаться, что она благородного происхождения, возможно, даже из высшей знати. Не исключено, что в Лондоне живут твои родные, Катриона. Мы поедем в столицу и постараемся разыскать кого-нибудь, кто знал леди Кэтрин Данстрон в девичестве.

Стоя у окна, Роберт наблюдал за тем, как берега острова Скай постепенно скрываются в темноте.

Теперь, когда он вновь стал видеть, ему стало понятно, почему его отец купил этот замок. Впрочем, даже еще не видя его, Роберт полюбил Россмори всей душой. Древние стены замка, увитые плющом, девственная природа, его здешние владения — все это не могло оставить человека равнодушным.

46
{"b":"572","o":1}