ЛитМир - Электронная Библиотека

Кинсборо прищурил глаза.

— Не будьте глупцом, Девонбрук. Ваши финансы не в том состоянии, чтобы отказываться от такого щедрого предложения.

Роберт стиснул зубы, но сумел сохранить безучастное выражение лица.

— Поверьте мне, лорд Кинсборо, каким бы ни было мое финансовое положение, я далеко не глупец, как вы только что сказали. Позвольте мне кое-что сообщить вам. Полагаю, вы будете рады узнать, что мой отец предусмотрительно перевез большую часть своей коллекции. Он не оставил ее в Девонбрук-Хаусе, так что произведения искусства не погибли при пожаре. Я, правда, не видел его записей и сомневаюсь, что они вообще существовали, но, насколько я понимаю, сохранилось почти все. И в память о моем дорогом отце, да и вообще из любви к искусству смею сообщить вам, что я буду хранить все произведения. — И, крепко сжимая руку Катрионы, герцог отодвинул лорда Кинсборо в сторону и прошел мимо него, предоставив тому любоваться своей спиной.

Увидев единственный свободный уголок в переполненном помещении, Роберт подвел туда девушку, а сам отправился за напитками. Наблюдая за тем, как ловко герцог пробирается сквозь разряженную толпу, Катриона не замечала приблизившегося к ней человека до тех пор, пока он не заговорил:

— Добрый вечер, кузина.

Вздрогнув, Катриона резко обернулась. Рядом с ней стоял сэр Деймон Данстрон. Взяв девушку за руку, он вежливо поцеловал ее. Однако взгляд его не был вежливым, скорее, он глазел на девушку с таким выражением, с каким кошка смотрит на загнанную в угол жирную мышь.

Катриона поискала глазами Роберта, но того не было видно.

— Чего вы хотите от меня? — спокойно осведомилась она, хотя сердце ее бешено колотилось.

Сэр Деймон улыбнулся, не выпуская руки Катрионы.

— Всего лишь один-единственный танец, моя дорогая. Я не слишком многого прошу у члена собственной семьи?

Задумавшись на мгновение, девушка почла за лучшее согласиться, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания. К тому же она прекрасно помнила слова Роберта: сэр Деймон не сможет причинить ей вреда, пока они находятся на глазах всего лондонского общества. Наверняка он хочет что-то ей сказать. Должен сказать, будучи ответственным за смерть леди Кэтрин, ее брата, Мэри Макбрайан! И, честно говоря, несмотря ни на что, девушке было любопытно узнать, какие же объяснения приготовил для нее этот человек.

Тем временем музыканты готовились играть другой вальс — громкая музыка позволит им потолковать вполне свободно, потому что посторонние не услышат разговора.

Крепко вцепившись в талию Катрионы, сэр Деймон занял место напротив нее. Чувствуя на себе его руки — те самые руки, что издевались над бедной Мэри, девушка содрогнулась. Подняв голову, она посмотрела ему прямо в глаза — глаза убийцы. Деймон Данстрон ждал, пока заиграет музыка.

— Знаете, вы поразительно на нее похожи, — заявил он. Глаза сэра Деймона подозрительно сверкали, и в ярком свете свечей видно было, что в них сквозит какое-то странное выражение — может, сожаление?

— Не знаю, — пожала плечами Катриона. — Я ведь никогда не видела своей матери.

— Мне, конечно, следовало добиться того, чтобы эту ведьму Макбрайан арестовали в ту же ночь, когда Кэтрин не стало, но мальчик был таким слабеньким. Поэтому я решил как можно быстрее унести его к кормилице. Вернувшись потом в спальню леди Кэтрин, я обнаружил, что та умерла, а ведьма куда-то сбежала.

Итак, он задумал притвориться невинным ягненком. Катриона решила подыграть ему:

— Так вы поэтому убили Мэри? По той причине, что она, по-вашему, была виновницей смерти моей матери?

— Значит, она умерла, да? — спросил сэр Деймон. Челюсти его плотно сжались на мгновение, но он тут же продолжил: — Она заслуживает куда более горькой участи за то, что украла дитя, едва появившееся на свет. Увидев вас и догадавшись о том, кто вы такая, я был вне себя от гнева! Вне себя! — едва не взвизгнул он, но тут же, быстро оглядевшись по сторонам, взял себя в руки. — Подумать только, вы, моя дорогая кузина, жили все эти годы всего в нескольких милях от меня, а я даже не знал о вашем существовании. Это потерянное для нас время… А ведь нам нужно о стольком поговорить, вспомнить родных… Мне больно даже думать об этом. Эта шотландская колдунья будет вечно гореть в аду за содеянное ею зло, — заявил он.

Катрионе пришлось призвать на помощь всю свою волю, чтобы не выказывать отвращения к подонку. Она опять украдкой огляделась в поисках Роберта, но его так и не было видно.

— Но почему же вы уехали в Лондон, не повидавшись со мной, дорогая Катриона? Почему не заехали в Крэннок? Отныне это ваш дом. Вы должны жить там, ведь замок принадлежал вашей настоящей семье, а значит, теперь он и ваш тоже.

Катриона спросила себя, не мечтает ли сэр Деймон о том, чтобы она поскорее встретилась с другими членами своей семьи, отправившимися на тот свет по его вине?

— Я бы все спокойно объяснил вам, если бы вы меня выслушали, — продолжал Данстрон, отрывая девушку от ее размышлений. — Скажите же, почему вы уехали?

Не ответив на его вопрос, Катриона спросила:

— А что случилось с моим братом? Глаза сэра Деймона потемнели.

— Я уже сказал вам, что он был слабеньким. Я отнес его к кормилице, но это не помогло. Бедняжка не прожил даже ночи. — Сэр Деймон театрально вздохнул, закатив глаза.

— Но почему же вы не послали за доктором? — спросила девушка.

— Не видел в том нужды, — пожал плечами Данстрон. — Крэннок стоит в такой глуши, добираться до него надо несколько дней. Какой уж там врач, если малыш и нескольких часов не протянул! А когда я вернулся в спальню Кэтрин, чтобы позаботиться о ней, она была уже мертва. Эта тварь, эта ведьма оставила бедняжку умирать в луже крови! Это она виновна в ее смерти, можете не сомневаться. Если бы я только знал о вашем существовании, Катриона, то непременно приказал бы всю Шотландию вверх дном перевернуть, но разыскать вас. Я бы ни за что не допустил, чтобы вы остались на попечении этой злодейки!

— Ради Бога, скажите мне, сэр Деймон, почему вы считаете Мэри Макбрайан виновной в смерти моей матери? И зачем она, по-вашему, унесла меня от умирающей?

— Знаете, сейчас об этом можно только догадываться. Возможно, хотела получить что-нибудь за вас путем шантажа. Ваш отец, мой дядюшка Чарлз, был весьма состоятельным человеком.

— Да уж, был, — эхом отозвалась Катриона. — Вот только Мэри не попросила у вас ни гроша.

— Вероятно, она не сделала этого потому, что поняла: ее гнусное деяние раскрыто, — самодовольным тоном заявил Данстрон.

Девушка согласно кивнула:

— Говорят, убийцам их преступления не проходят безнаказанно. Их всегда терзают страшные воспоминания.

Деймон покосился на нее, но если и понял скрытый смысл слов Катрионы, то не подал виду.

— Будем надеяться, кузина, будем надеяться, — прогово-рил он. — А сейчас я предлагаю сделать все, чтобы наверстать упущенное, — весело добавил Деймон. — Мы забудем о потерянных годах! Я уже нанял экипаж, который отвезет нас в Ливерпуль, где меня поджидает судно. Оно доставит нас с вами в Крэннок. Если мы поторопимся, то успеем вернуться домой еще до конца месяца.

— Но я не могу уехать, — покачала головой Катриона. — Со мной Мерид и…

Деймон еще сильнее сжал ее талию.

— Дорогая кузина, помилуйте, эта девица… Хм! Да она же простая крестьянка! Она вам не ровня! И она вам чужая! Отныне я представляю вашу семью. Эти люди и так имели достаточно. Вы столько лет жили вместе с ними, составляли им, простолюдинам, компанию! Но они же всего лишь фермеры… — с пафосом договорил сэр Деймон Данстрон.

Катриона едва скрывала свое отвращение к этому человеку. Он был омерзителен. Подумать только, в их жилах течет одна кровь! Ей наплевать, какое происхождение у Мерид! Она всегда будет считать ее своей сестрой!

— Простите, но все же — я не могу поехать с вами, — твердо произнесла девушка.

— Это почему же? — недовольно спросил Деймон.

— Потому что выхожу замуж.

53
{"b":"572","o":1}