ЛитМир - Электронная Библиотека

Подходя к ним, Катриона услышала голос Толли:

— Думаю, забавно будет побывать в Париже, когда там не ведут военных действий.

И тут Роберт увидел свою невесту.

— Я уж начал опасаться, что ты проспишь весь уик-энд, — улыбнулся он. — Как ты себя чувствуешь? Тебе получше?

— Гораздо лучше, — ответила Катриона, усаживаясь подле тетушки Эмилии.

Толли продолжал разглагольствовать о скорой поездке во Францию и о своих планах. Роберт поддразнивал его, говоря, что, должно быть, Толли завел во Франции роман во время последнего путешествия в эту страну. Толли лишь загадочно улыбался в ответ, ничего не отрицая, чем, по сути, подтвердил подозрения герцога Девонбрука.

В это время в гостиную вошел лакей и, приблизившись к Шелдрейку, что-то прошептал ему на ухо.

— Отлично! — воскликнул Толли. — Похоже, у нас будет вечер сюрпризов!

С этими словами Шелдрейк встал со своего места и вышел из комнаты, а через мгновение вернулся с каким-то приятным пожилым джентльменом.

— Катриона, — заговорил он, — я бы хотел тебя познакомить.

Девушка поднялась. Пожилой господин шагнул ей навстречу.

— Кэтрин? — хрипло спросил он. Катриона с любопытством смотрела на него.

— Прошу прощения, сэр? — недоуменно переспросила она. Незнакомец смотрел на нее с таким видом, словно видел перед собой привидение.

— Конечно, вы не можете быть ею, но сходство поразительное, — прошептал он.

— Мы… мы что, знакомы? — все еще недоумевала девушка.

— Катриона, — торжественно произнес Толли, — имя этого человека — Кристиан Тэлбот, виконт Плимлок. Он твой дядя.

Девушка обернулась к Роберту.

— Мой дядя? — переспросила она. — Но… как? Как же так? У моего отца не было братьев, иначе они бы получили его имущество в наследство, а не сэр Деймон!

— Да нет, это брат твоей матери, — пояснил Ноа. — К слову сказать, они были близнецами. С помощью Брюстера мне удалось разыскать горничную леди Кэтрин. Кстати, это именно он, порывшись в документах, сумел установить ее девичью фамилию — до замужества она звалась Кэтрин Тэлбот.

— А потом я сам взялся за дело, — продолжал Ноа, — пытаясь узнать, остались ли у леди Кэтрин живые родственники, и после непродолжительных поисков мне удалось найти лорда Плимлока.

Катриона невольно перевела взгляд на свой медальон. На нем были инициалы «КТ».

— Так молодой человек, изображенный на миниатюре?.. — заговорила она. — Это вы?

Взглянув на медальон, лорд Плимлок улыбнулся и кивнул.

— Наша мать подарила его Кэтрин, когда та была совсем еще девочкой. Увидев тебя, дитя мое, и этот медальон, я сразу оставил все сомнения. Признаться, я скептически отнесся к сообщению о том, что у Кэтрин осталась дочь, но, услышав про сэра Деймона, решил проверить. Я никак не мог понять, что же все-таки вызвало смерть Кэтрин. Оставалось слишком много вопросов, на которые не было вразумительных ответов.

— Так вы были близнецами, — нерешительно промолвила девушка, — так же, как…

Виконт кивнул.

— Насколько я понял, у тебя был брат, — проговорил он.

В последнее время Катриона много думала о своем брате-близнеце, который умер, так и не узнав о существовании родной сестры. Впервые услышав о том, как появилась на свет, девушка как-то не задумывалась о брате. В ту пору она еще не была готова принять эту, доселе незнакомую ей часть собственной жизни, поскольку считала своими родителями Энгуса и Мэри Макбрайан. Она даже не думала о своей настоящей матери, леди Кэтрин.

Но, узнав о том, что носит под сердцем дитя Роберта, молодая женщина все чаще и чаще возвращалась мыслями к леди Кэтрин и умершему брату. Интересно, каким бы он стал, если бы дожил до этих дней? Был бы высоким, похожим на нее? Как могла сложиться жизнь, если бы он выжил? И теперь, узнав о том, что у ее матери тоже был брат-близнец, Катрионе стало казаться, что все кусочки этой причудливо перемешанной мозаики наконец-то встали на свои места.

— Вам многое надо обсудить, — заметил Роберт. — Думаю, лучше оставить вас одних.

Когда все присутствующие разошлись, Кристиан подошел к Катрионе и сел рядом с ней.

— А вы знали моего отца? — спросила девушка.

— Да, — кивнул Кристиан, осматриваясь вокруг, — признаться, я был против их женитьбы, но вовсе не из-за того, что считал, будто Чарлз будет плохо к ней относиться. Надо сказать, он безумно ее любил, это замечали все. Но я… Мне было не по нраву, что он настолько старше, ведь Кэтрин вышла замуж такой юной. А Чарлз к тому же был вдовцом — его первая жена умерла при родах. Если бы только мне было известно…

Катриона дотронулась до его руки. Казалось, поначалу этот жест удивил его, но потом он улыбнулся.

— Наверное, вы очень ее любили? — спросила Катриона.

— Знаешь, дитя мое, мы были до того близки, что временами мне казалось, будто нас не двое, а один человек. Но когда она вышла замуж за Чарлза, я рассвирепел, я был таким глупцом! Я ужасно рассердился на нее за то, что она оставила меня. Ведь нас ждало впереди столько приключений. — Закрыв глаза, Кристиан тяжело вздохнул. — Только теперь я понял, почему так противился ее замужеству. Лишь потому, что боялся остаться один и боялся, что никогда больше не увижу ее. Сколько писем она написала мне, как уговаривала приехать к ней! Но я не отвечал. После смерти Чарлза Кэтрин написала мне про Деймона, про то, что боится его, что он угрожает ей. Она молила меня о помощи, но я не внял ее мольбам… — Он с горечью покачал головой. — Я был уверен, что она и без меня со всем справится. — Виконт посмотрел на Катриону — глаза его наполнились слезами сожаления. — Я… я бы мог спасти ее. Кэтрин была бы жива, если бы не я И не только она, но и твой брат… Ну почему? — в отчаянии вскричал он. — Почему я оказался таким эгоистом?!

Катриона посмотрела на него.

— Нет, — проговорила она. — Вам не в чем себя винить. Во всех бедах виноват один человек. Его имя — сэр Деймон Данстрон. Этот негодяй должен ответить за все свои преступления. И даже если на это уйдет остаток моих дней, я разыщу его и добьюсь, чтобы он поплатился за все гнусные деяния, горячо заключила Катриона.

Глава 26

Почти весь следующий день Катриона провела вместе с Кристианом. Выяснилось, что у них много общих интересов. Например, любовь к чтению, равно как и страсть к приключениям, похоже, была семейной чертой Тэлботов.

Леди Кэтрин и Кристиан были единственными детьми у своих родителей. Кристиан сообщил Катрионе, что его мать, ее бабушка, первая Кэтрин в их роду, отошла в мир иной совсем недавно, сраженная затянувшейся лихорадкой. По его словам, она бы очень обрадовалась, узнав о существовании внучки. Виконт полагал, что это именно от нее пошла их страсть к чтению. А от дедушки Катрионы, первого виконта Плимлока, все они унаследовали любовь к приключениям. Кристиан рассказал, как их дед однажды задумал слететь на крыльях с их дома в Локвуде. Крылья смастерил сам из настоящих перьев.

Привязав их к спине, он спрыгнул с крыши, но, само собой, никуда не полетел, а лишь сломал при падении ногу.

Пока Катриона беседовала с дядей, Роберт взялся за дело, которое, как он надеялся, поможет ему узнать правду о пожаре. Направившись в галерею, где выставлялась коллекция картин, принадлежащих Шелдрейку, герцог принялся любоваться произведениями искусства, собранными Толли и его предками.

Роберт задумчиво смотрел на картину, изображающую крякву в полете, когда в галерею вошел маркиз Кинсборо.

— Надеюсь, ваше присутствие здесь означает, что вы изменили мнение о моем предложении, — промолвил маркиз, приближаясь к Роберту.

Оказавшись рядом с герцогом, Кинсборо почему-то нахмурился.

Роберт не отрывал глаз от картины и даже не повернулся в сторону маркиза.

— Знаете, — заговорил он, — каждый раз, когда я смотрю на статую или картину или хотя бы просто любуюсь красивым пейзажем, меня охватывает странное чувство: кажется, что стоит мне закрыть глаза, как я больше не увижу всей этой красоты, потому что вновь ослепну.

62
{"b":"572","o":1}