ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вышеописанное звуковое сопровождение смелости Рыжову не прибавило. Соответственно и патология зрения усугубилась. Темнота вокруг сгустилась. Силуэт, возникший в распахнутой двери, превратился в клубок мрака. Лишь контуры совершенно белого лица да дьявольская ухмылка оставались различимы.

— Добрый вечер, — вежливо улыбнувшись, сказал Файнберг, рассчитывая пообщаться с доктором Рыжовым как коллега с коллегой.

В ушах Игоря Николаевича молотом бухали удары собственного сердца. Донесшийся сквозь них голос звучал погребальным колоколом. «Для него, конечно, добрый», — подумал чародей, осознав, что разбудил силы, которыми не может управлять.

— Я — профессор Файнберг, — сказал Виктор Робертович, не дождавшись ответного приветствия.

«Сколько еще у тебя имен?» — пронеслось в мозгу у Игоря Николаевича.

— Коллега, я могу войти? — предельно вежливо спросил Виктор Робертович, готовясь к трудному разговору.

«Калека?!» — с ужасом повторил про себя Рыжов и с сомнением произнес вслух:

— Не знаю...

То, что визитер назвал его калекой, потрясло чародея до глубины души. Мощная пентаграмма и трехступенчатое заклятье надежно охраняли квартиру от вторжения посланцев из Мира тьмы. И тем не менее сгусток мрака нагло собирался его изувечить, игнорируя препятствие. Одернув пальто и подправив очки, Файнберг переступил через порог. И тогда Игорь Николаевич понял, кто перед ним. Двумя легкими пассами преодолеть такой защитный барьер мог только великий маг. Не ниже магистра. Судя по ауре, это был Черный Магистр!

Чтобы окончательно удостовериться в материальности гостя, Рыжов протянул руку и дотронулся до его плеча.

— Я сам, — сказал Виктор Робертович, полагая, что ему хотят помочь снять пальто.

«Пришел без приглашения», — понял чародей. Такие визиты к новичкам в магии, судя по литературе, добром не заканчиваются. Потрясенный Рыжов сделал еще два шага назад и оказался в комнате. Современные малогабаритные квартиры не рассчитаны на длительное бегство от кого бы то ни было. Виктор Робертович разделся и прошел в комнату следом за хозяином.

— Итак, вы — Игорь Николаевич Рыжов, доктор из двадцать девятого травмпункта? — во избежание недоразумений уточнил профессор.

«Дает понять, что ему известно все», — подумал начинающий экстрасенс, не чувствуя ничего, кроме панического страха.

— Да, — шепнули пересохшие губы. — Чем, собственно, обязан?..

Виктор Робертович с удивлением посмотрел на горящие свечи и непонятные предметы, загромождавшие туалетный столик. Все это было несколько необычно, но, будучи человеком воспитанным, он решил не обращать внимания. Слухи о странностях доктора подтверждались.

— Видите ли, коллега, вопрос несколько щекотливый...

«Снова „калека“», — от Рыжова не укрылся пронзительно пылающий взгляд Магистра. Никаких сомнений в том, что визит вызван существованием оберега, не осталось. Сама фигурка, слетевшая с кошачьего хвоста, лежала на расстоянии вытянутой руки.

— Помните, к Вам обращался чернокожий молодой человек с травмой колена?

«Все знает!» — запаниковал Игорь Николаевич и тут же на всякий случай солгал:

— Не припоминаю.

— Полноте, уважаемый, — укоризненно покачал головой профессор, — не всякий день приходится принимать негров. Вспомнили?

«Бесполезно!» — Рыжов обессиленно опустился на стул. Правда, мысль о невозможности что-либо скрыть от Магистра не помешала подцепить и сжать в кулаке оберег.

— Ах, да... Что-то такое было... — он обреченно замер, прикидывая, чем, может закончиться сегодняшняя встреча. По всему выходило, что ничем хорошим.

Виктор Робертович обрадовался ответу. Уличать человека во лжи — не самый лучший способ снискать его расположение. Появилась надежда добыть талисман Тампука мирным путем. Для закрепления наладившегося контакта и создания дружеской атмосферы он решил присесть. Единственное кресло в комнате было занято горшком с кактусом. Профессор взял цветок в руки, с удивлением отметив, что добрая половина иголок вырвана с корнем.

— Хм... мда-а... — активистом Гринписа он не был, поэтому просто поставил горшок на пол и сел. — Так вот, после визита к вам у пациента кое-что пропало. Догадываетесь что?

Запираться было бесполезно.

— Часть души... — Игорь Николаевич покорно опустил голову, ожидая кары.

— Можно и так выразиться, — озадаченно пробормотал Файнберг, — думаю, это произошло в достаточной мере случайно... — он сделал паузу, давая коллеге возможность с достоинством выйти из ситуации.

«Да, что и говорить — повезло», — вспомнил Рыжов о редкой удаче, а вслух произнес:

— Разумеется.

С одной стороны, профессору понравилась честность травматолога. С другой легкость признания настораживала.

— Понимаете, голубчик, речь идет о талисмане...

«Еще как понимаю», — подумал Игорь Николаевич.

Расставаться с оберегом отчаянно не хотелось.

Но страх перед Черным Магистром был слишком силен.

— У меня его нет, — чародей все же решился робко солгать.

Виктор Робертович поднялся с кресла и прошелся по комнате.

— А где он? — в профессорском голосе не было упрека, только дружеское понимание.

Процесс в глазах Рыжова продолжал прогрессировать. Магистр казался теперь черным бесформенным облаком вокруг бледной луны лица. Мягкость голоса предвещала немедленную вспышку ярости. Было понятно, что вопрос носит исключительно язвительный характер.

«Каюк! Сейчас начнет калечить!» — страх перерос в панику, и чародей не выдержал. Кисть разжалась. Оберег повис на шнурке, раскачиваясь в разные стороны. Было похоже, что гномик на веревочке издевательски помахивает фаллосом перед лицом неотвратимой опасности.

Файнберг не обратил внимания на замысловатое нэцкэ. Его задачей был камень в кожаном кисете на цепочке. Не дождавшись ответа, профессор повторил вопрос:

— Так где талисман, коллега?

«Не видит!» — ликующе запел визгливый рыжовский внутренний голос. История повторялась. Те черные люди, что в облике милиционеров приходили за оберегом, тоже не смогли его увидеть. Столь велика была сила магической фигурки, что, даже кинув его в темницу, они не сумели ничего сделать и просто отпустили домой.

— Видите ли, до вас приходили люди, — сказал Игорь Николаевич, твердо решив оберег не отдавать, — из милиции...

Такой оборот дела крайне озадачил Виктора Робертовича.

— Зачем?

— Не знаю, — слукавил Рыжов, у которого зародилась мудрая мысль — стравить преследующие его черные силы. Это был единственный шанс сохранить оберег и спастись самому. — Перерыли всю квартиру и забрали талисман. И меня тоже. Только что выпустили.

— А за что? — недоверчиво взглянул Файнберг.

На что прозвучал совершенно непонятный ответ:

— За все! — при этом собеседник широким жестом обвел комнату

В разряд «всего» вошли свечи из черного воска, библиотека чародея, сушеная лягушка на столе и заспиртованная змеиная голова в банке. В общем, весь интерьер, не присущий обычному доктору-травматологу. Неприятие правоохранительными органами оригинальности коллеги поставило профессора в тупик. Наличие в его собственной квартире скелета тоже, очевидно, могло смутить участкового. Виктор Робертович решил не углубляться в непонятные действия милиции, лишь уточнив:

— А кто конкретно? Из какого отделения?

Рыжов кинулся к тумбочке и вручил профессору простенькую желтоватую визитку: «Оперуполномоченный 108-го отделения милиции, капитан Потрошилов Альберт Степанович, рабочий телефон...»

— Он! — страшным шепотом сказал Игорь Николаевич, чувствуя, что удалось отвести беду. Черный Магистр перестал быть страшен. Начинающий чародей даже позволил себе улыбнуться.

Эта улыбка не укрылась от глаз профессора.

— Вы позволите? — спросил он, кладя визитку в карман.

— Разумеется! — Рыжов отчаянно закивал. — Талисман у него, будьте уверены!

Получив необходимую информацию, Виктор Робертович стал прощаться:

— Ну что ж, крайне признателен за помощь... — ему пришло в голову, что коллега все-таки взял чужое, и он сурово свел брови. — Хотя кое в чем вы сильно не правы!

39
{"b":"573","o":1}