Содержание  
A
A
1
2
3
...
44
45
46
...
76

— Внимание, Третий. «Шпион» в шляпе. Контролируй.

Тем временем игра в «наперстки» шла своим чередом. Вид лейтенанта Стрижака заставил Германа Семеновича тоскливо застонать. Константин вошел в раж. Он уже не тратил сил на заводные рекламные вопли и двигался как автомат. Глаза его сверкали лихорадочным блеском. Снизу раздавалось только приглушенное бормотание:

— Делаем ставки, господа. Если шарик не нашел, развернулся и ушел!

«Катала» явно был в ударе. Словно загипнотизированные им, люди тоже говорили негромко, делая ставки после недолгих размышлений. Деньги так и сыпались ему в руки. Герман Семенович попытался остановить разошедшегося не на шутку подчиненного, но не тут-то было. За две минуты лейтенант «обул» шефа на «оперативные» пять тысяч, не обращая внимания на условные сигналы. В отчаянии Пименов поставил свои кровные пятьсот рублей, одновременно попытавшись наступить Стрижаку на руку. Тот ловко увернулся, буркнув снизу:

— Ноги в сторону от трудового народа!

Деньги канули в бездонный карман китайской кожанки.

* * *

Пока группа наружного наблюдения ФСБ разводила народ на бабки, на эскалаторе метро Виктория Борисовна инструктировала профессора Файнберга:

— Витя, мне нужно время, чтобы осмотреться и войти. Ты походи вокруг, погуляй. Если увидишь что-то подозрительное, подойди, поинтересуйся. Минут пятнадцать у тебя есть. Главное — веди себя естественно.

Они вышли порознь. Хана мгновенно растворилась в толпе, слившись с вечно спешащими петербуржцами. Виктор Робертович, выполняя полученные указания, никуда не торопился. Перед тем как покинуть метро, он тщательно застегнул пальто, поправил шарф и поглубже засунул руки в карманы.

Несмотря на временную потерю одного из членов группы, Пименов продолжал вести наблюдение. Одновременно он размышлял о пагубности страстей и способах извлечения Стрижака из пучины азарта. Решение должно было вот-вот родиться... И тут из метро вышел фигурант. Герман Семенович узнал его сразу. Огромный опыт оперативной работы исключал ошибку. Это был он! Маэстро и не собирался таиться. Демонстративно засунув руки в карманы, он шел, прогуливаясь, гениально играя обычного пенсионера.

Командир группы склонился к подчиненному, самоотверженно работающему над образом «каталы». Перекрывая гомон, он произнес кодовую фразу, означающую: «Внимание — опасность!»:

— Кактусы облетели!

— Если кактус облетел, значит кто-то пролетел! — не задумываясь, весело отозвался Стрижак, запихивая в карман очередной выигрыш. Ему было не до ботанических глупостей.

«Это я тебя вечером объясню, кто пролетел!», — подумал Герман Семенович, не спуская глаз с фигуранта.

Тот прошелся мимо кафе «Черная моль» и непринужденно заглянул во двор того же дома. Потом профессор двинулся вдоль торгового ряда, придирчиво приглядываясь к ассортименту. В глубине души Пименов порадовался удачно выбранному прикрытию. «Вот и сидели бы мы сейчас в ларьках», — с ужасом подумал Герман Семенович. Со все возрастающим уважением он наблюдал, как дотошно профессионал осматривает территорию. Он не упустил ничего, включая машины на автостоянке. Пименов с облегчением перевел дух. «Нас тоже хрен вычислишь, эт'самое», — гордо подумал особист.

И тут профессор взглянул на часы и поднял голову. Жуткий взгляд из-под очков в позолоченной оправе уперся в переносицу Пименова, как лазерный прицел. От неожиданности особист прирос к месту. Под этим страшным взглядом он стоял, будто голый. А к нему фланирующей походкой приближался суперпрофессионал старой, еще сталинской, закваски — неумолимый и беспощадный. «Надоело Ваньку валять, безошибочно определил Герман Семенович, — и мы ему надоели, сейчас чехлить будет!»

Добросовестно выполняя инструкции, Виктор Робертович прогулялся вокруг кафе, но ничего подозрительного не обнаружил. Если не считать криминально активных «наперсточников». Время еще оставалось, и он решил к ним присмотреться. Подойдя ближе, профессор столкнулся взглядом с крупным мужчиной, черты лица которого показались ему смутно знакомыми. Покопавшись в памяти, Файнберг не смог вспомнить, где видел это тяжелое лицо с испуганными глазами. Но на всякий случай спросил:

— Вы не помните, где мы с вами встречались?

Пименов намек понял. Обстоятельства прошлой встречи глубокими рубцами пролегли у него на сердечной мышце. Особенно трудно было забыть сводку происшествий, с тремя мертвыми наркоманами. И адрес, где их обнаружили.

— Нет, — выдавил Герман Семенович, потихоньку отступая на шаг.

— Вот и я забыл, — развел руками Файнберг.

Мужчина вдруг развернулся и, сказав почему-то:

— Спасибо! — кинулся прочь.

Профессор недоуменно пожал плечами и направился к сидевшему на корточках «наперсточнику».

Оказавшись за торговым комплексом, Пименов заорал в микрофон:

— Второй, нас вычислили! Оглянись вокруг, эт'самое! Профи у тебя под носом! Подтверди прием!

Насмерть перепуганные продавцы застыли у цветочных лотков с турецкими гвоздиками и голландскими тюльпанами... из Махачкалы.

Вопль в наушнике заставил Стрижака поморщиться. Потом до него дошел смысл услышанного.

— Вас понял, — буркнул он, поднял голову и застыл, моментально оцепенев.

Прямо перед ним стоял страшный призрак прошлого — профессиональный убийца с полувековым стажем, улыбающийся небрежно и страшно. Не в силах пошевелиться, Константин понял, что эта встреча может стать последней в его жизни.

— По каким правилам играем? — вежливо спросил Виктор Робертович, засовывая руку во внутренний карман, чтобы достать бумажник. Выполняя инструкции, он решил сблизиться с подозрительными типами и прощупать их изнутри...

В груди у Стрижака все оборвалось. Понимая, что жить ему осталось несколько секунд, он дернулся, чтобы перекатом уйти с линии огня. Но занемевшие от долгого сидения ноги отказались повиноваться. Ужас буквально приковал его к «станку». Побелевшими губами он покорно прошептал:

— По вашим...

— Можете считать, что уже проиграли, — добродушно пошутил Файнберг, вытаскивая деньги. — Вы крутите, крутите!

Неожиданно получив отсрочку, Константин машинально перевернул стаканчики, даже не глядя на то, что делает. Фраза о проигрыше его окончательно деморализовала. Немногочисленные зрители тихо охнули, когда местонахождение шарика было угадано с первой попытки. Деньги перекочевали из рук в руки.

— Со мной бороться бесполезно! — назидательно сказал профессор, в полном безмолвии выиграв еще несколько раз.

— Я больше не буду... — по-детски беспомощно пробормотал Стрижак.

Виктор Робертович взглянул на часы. До захода в кафе оставалось две минуты.

— Ну и ладно. Думаю, надо вас пожалеть. — Он сунул деньги в карман. — С такими ставками можно прогореть. Заканчивайте вы с этим делом.

Под восхищенный гул толпы игроков и зрителей Файнберг развернулся и пошел к «Черной моли». Глядя на удаляющуюся спину, Стрижак поднялся, не в силах поверить в чудесное спасение. Неосознанно он ощупывал себя, будто желая убедиться в целости собственного организма.

Из-за метро уход профессионала наблюдал Пименов. Он нервно подергивал головой и что-то беззвучно шептал. Наконец дверь кафе закрылась, пропустив неприметного посетителя.

Стрижак стоял неподвижно. Лишь дрожащие руки продолжали машинальные похлопывания по телу. Бессмысленные движения прекратил внезапно возникший рядом Пименов. Он взял лейтенанта за локоть:

— Ну что, эт'самое? — старший говорил открыто, пренебрегая конспирацией.

— Нас вычислили, — пустым бесцветным голосом ответил подчиненный, с трудом выталкивая слова непослушным языком.

— А бабки? — пораженно спросил Пименов, вдруг не к месту вспомнив о казенных деньгах, выданных на операцию.

— Вы что, обалдели?! При чем здесь деньги? Он же меня чуть не стер! — выкрикнул Константин.

— Ты, эт'самое, не ори, — озираясь по сторонам, сказал Герман Семенович. — Чего он сказал-то?

— Пожалел. Мол, бороться с ним бесполезно. Приказал больше не лезть не в свое дело. Понимаете?! — Рапорт звучал жутковато, а свободная рука все ерзала по куртке, касаясь то груди, то живота.

45
{"b":"573","o":1}