ЛитМир - Электронная Библиотека

— Разумеется, дорогая. Ты ведь правду говоришь? — осведомилась мисс Крислок, озабоченно щуря прелестные голубые глаза.

Но что еще я могла ей сказать? Как успокоить?

Оказавшись у себя, я неожиданно поняла, что совершенно не желаю покидать спальню. Здесь я чувствовала себя в безопасности, несмотря на дыры от решеток! Что же все-таки стряслось? Никак в толк не возьму! Ничего, как только Амелия проснется, непременно выпытаю правду. Она наверняка что-то припомнит!

Я пролежала добрый час, пока Джордж не запрыгнул на постель и не уселся мне на грудь, так что наши носы почти соприкасались. Он тявкнул.

— Все-таки требуешь прогулки? Так и быть, я полна энергии, поэтому дай только разыскать туфли, и мы идем.

К счастью, по пути я не встретила никого из семейства Линдхерстов. Высокие стеклянные двери вели из гостиной в маленький садик на задах. Кирпичная ограда была увита розами. Должно быть, весной здесь изумительно красиво!

Я швырнула любимую палку Джорджа, и он сорвался с места с громким лаем, но, тут же поняв, что нужно беречь силы, замолк. Я уселась на скамью, сквозь планки которой пробивался плющ, закрыла глаза и подставила лицо солнечным лучам. Плечи снова заныли — последствия падения все еще сказывались. Это меня мало волновало, но загадочное исчезновение Амелии буквально сводило с ума. Она наверняка помнит куда больше, чем говорит. Сама мысль о том, что она просто разлеглась на полу в пустой комнате, поистине смехотворна!

Я открыла глаза, когда Джордж тихонько ударил палкой мне по колену. Едва он отбежал, я снова опустила ресницы, но тут же вскочила, напуганная тихим шорохом. Я едва не завопила во весь голос и уже хотела удрать сломя голову, но поняла, что в девочке, стоявшей передо мной, нет ничего сверхъестественного. На вид ей было лет одиннадцать-двенадцать. Маленькая, изящная, как сказочная принцесса, светлые волосы с легким рыжеватым оттенком, изумительные серо-голубые глаза.

— Какой чудесный пес! Как его зовут? — показала она на Джорджа, семенившего ко мне с палкой в зубах.

— Джордж. Он данди-динмонт-терьер, и я согласна с тобой: Джордж — самая красивая, самая восхитительная собака во всей Англии!

Джордж остановился как вкопанный примерно в трех фугах от незнакомки, уронил палку и принялся вилять хвостиком.

— По-моему, ты ему понравилась. Как тебя зовут?

— О, я Джудит. А вы кто?

— Ты, случайно, не потеряла лимонно-желтую перчатку?

— Потеряла. Мисс Джилбенк пожурила меня за беспечность. Правда, понятия не имею, где я ее уронила.

— В Синей комнате. Джордж нашел ее и принес мне. Я Энди и теперь буду тут жить.

— Почему? Кто вы? Какое необычное имя!

— Возможно, но мне подходит. Я графиня Девбридж. Мы с графом приехали только вчера вечером.

— Как странно, — прошептала Джудит, опустилась на колени и, не обращая на меня внимания, протянула маленькую белую руку Джорджу. Тот послушно обнюхал ее пальцы и шагнул вперед. Девочка взглянула на меня:

— Можно, я тоже брошу палку?

— Разумеется, если хочешь.

Она размахнулась и метнула палку. Довольно сильная девочка! Палка едва не долетела до дальней стены сада. Джордж поплясал на задних лапах и рванулся вперед. Джудит вскочила и с энтузиазмом зааплодировала. В девочке было что-то смутно знакомое, но я никак не могла определить, что именно.

— Ты часто посещаешь Девбридж-Мэнор?

Девочка недоуменно подняла брови, но в этот момент на нее налетел Джордж. Она, смеясь, повалилась на землю, нисколько не тревожась, что пачкает платьице. Очевидно, она от души веселилась. Я больше ничего не сказала, пока обласканный и довольный Джордж не отправился на поиски подходящего кустика.

— Ты когда-нибудь была в Лондоне? — снова поинтересовалась я.

— О нет. Папа сказал, что я поеду в столицу, когда придет пора искать мужа. Мужья — это просто мальчики, которые рано или поздно вырастают. И знаете, они настоящие дьяволята. Как по-вашему, они изменятся?

— Скорее всего нет. Кого ты тут навещаешь?

— Никого, — пожала она плечами. — Я здесь живу. Господи, да что тут происходит?!

— А кто твоя мама?

Девочка гордо выпрямилась и, сев рядом со мной, принялась отряхивать грязь и травинки. По-видимому, это не дочь одной из служанок. Правильный выговор, без малейшего следа йоркширской картавости; одежда прекрасно сшита и хорошего качества; рукава и вырез желтого платья обшиты тонкими кружевами.

Я терпеливо дожидалась ответа. Наконец девочка объяснила:

— Мама ушла на небеса, когда родилась я.

— Мне очень жаль, — пробормотала я, не сводя глаз с прелестного личика. Нет, я совершенно запуталась!

— Ничего. Я ее не помню. Даже не знаю, как она выглядит, потому что, когда она умерла, я была совсем маленькой.

— А кто твой папа?

На этот раз Джудит уставилась на меня как на полную идиотку.

— Граф Девбридж, конечно.

Я едва не свалилась со скамейки. Неужели это дитя любви моего муженька? Ведь его жена умерла задолго до рождения Джудит!

— Я не хочу показаться грубой, — мягко заметила она, — но как вы можете быть графиней Девбридж? Вы чуть старше меня. Прошлой ночью я слышала, как папа говорил мисс Джилбенк о вас, но не думала, что вы совсем молодая. Мне почему-то казалось, что вы ровесница папы, но вы моложе моих кузенов Томаса и Джона.

Что сказать на это? Как спросить у малышки, уж не побочная ли она дочь моего супруга? Нет, нужно действовать дипломатически.

— Джудит, а кем была твоя мама?

— Папиной женой, конечно.

Что ж, вполне достойный ответ. Я была так потрясена, что безвольно сидела, наблюдая, как Джордж обнюхивает шестой по счету куст. Да, мой Джордж — весьма своеобразная собака!

Почему муж не счел нужным сообщить, что я третья жена и существовала и вторая графиня Девбридж? Две усопшие супруги. Не многовато ли?

— Мисс Джилбенк твердит, что папа любил маму больше всех леди на свете. Должно быть, она имела в виду и вас, Энди. Как ужасно! Но вы очень молоды и не будете долго горевать, верно?

Должно быть, я кивнула или сделала что-то в этом роде, потому что девочка спокойно продолжила:

— Не понимаю, отчего папе вздумалось жениться на вас, если он по-прежнему любит маму? Вы даже моложе мисс Джилбенк!

— Твой папа женился на мне, потому что у меня есть Джордж, а он обожает Джорджа. Разве тебе не нравится песик? Посмотри, как он старательно обходит кусты, не пропускает ни одного. Хочешь заключить пари на то, какой куст он в конце концов выберет?

— Рододендрон, — не колеблясь заявила Джудит. — Ставлю шиллинг. Больше у меня нет.

Я скорее поспорила бы на яблоко или апельсин. Но Джудит протянула ручку, и мне ничего не оставалось, кроме как пожать ее. Мы сидели, в зачарованном молчании наблюдая за Джорджем. Он обежал весь сад, прежде чем остановиться у единственного куста рододендрона и поднять лапку. Я вздохнула:

— Ну как ты догадалась, что он выберет именно рододендрон? Будь их дюжина, дело другое. Ему ничего не оставалось бы. Но во всем саду всего один такой куст.

В этот момент откуда-то послышался женский голос:

— Джудит? Где ты, дитя мое? Пора начать урок географии. О Господи, что за уродливый пес мочится на рододендрон?

Глава 12

— Он вовсе не уродливый! — воскликнула я, готовая до последней капли крови защищать честь Джорджа, вскочила и оказалась лицом к лицу с молодой женщиной, отличавшейся особой, неяркой красотой, стройной, с темно-каштановыми волосами и бархатистыми карими глазами. Казалось, ей не более двадцати пяти лет. И одета просто и аккуратно, в голубое шерстяное платье. Даже острый подбородок, к моему удивлению, ничуть ее не портил.

— Миледи, — произнесла она, мило приседая.

— Мисс Джилбенк, я только что выиграла у Энди шиллинг.

Похоже, мисс Джилбенк успела узнать обо мне все и ничуть не изумилась тому неоспоримому факту, что мне всего лишь перевалило за двадцать один.

23
{"b":"5735","o":1}