ЛитМир - Электронная Библиотека

— Утром я вместе с Амелией была на конюшне. Замечательные лошади. Ракер, похоже, знает свое дело. Не могу ли я взять себе Малютку Бесс?

— Разумеется. Я решил отдать ее вам в качестве свадебного подарка.

Я едва не вскочила со стула, чтобы подбежать и обнять его, как столько раз проделывала с дедушкой, когда он устраивал мне очередной сюрприз, но вовремя вспомнила о том, что теперь я графиня Девбридж, и чинно проговорила:

— Благодарю. Вы очень добры, Лоренс.

— Рад, что вам понравилась Малютка Бесс. Ракер считает, и я иногда соглашаюсь с ним, что конефермы в Уэксфорде дают лучших лошадей во всей Англии. Правда, Джон рассказал, что сегодня утром вы просто не отходили от Буйного.

— Да, — сухо обронила я и, положив на тарелку несколько прозрачных кусочков окорока, взяла из накрытой салфеткой корзины теплую булочку.

— Графине известно, что она горько пожалеет, если попытается сесть на Буйного, — вмешался Джон. — Кроме того, постарайтесь держать от него подальше Малютку Бесс. Он хочет ее. Безумно.

— Я стану держаться от вас обоих как можно дальше, Джон.

— Энди, как вы себя чувствуете?

Я не желала даже думать об этом, не то что говорить, но, заметив взволнованный взгляд мужа, неохотно выдавила:

— Так, побаливает кое-что, но ничего страшного.

— Когда я подбежал к ней, — заметил Джон, — она посчитала меня ангелом.

— Именно из-за вас я и упала.

— Но в эту минуту я находился ярдах в пятнадцати от вас, — с недоумением возразил Джон.

— Когда вы открыли дверь, солнечный свет ударил мне в лицо и на мгновение ослепил.

— Вот оно что! — воскликнул он. — А я никак не мог понять, о чем вы бормочете!

— Все же, дорогая, — настаивал Лоренс, — вам следует быть поосторожнее, по крайней мере еще пару деньков.

— Где Амелия? — поинтересовалась я, набив рот булкой.

— Все еще спит. Похоже, ничего плохого с ней не случилось. Томас рядом. Он очень встревожен, хотя лично я не вижу причин волноваться.

Я заглянула в глаза сначала мужу, потом племяннику.

— Считаю, что необходимо ее разбудить. Если же мы не сумеем сделать это, надеюсь, что в округе найдется хороший врач. Это неестественно, и вы все прекрасно понимаете. Почему же притворяетесь, будто все в порядке?

Мужчины переглянулись. Я бережно свернула салфетку и поднялась.

— Немедленно иду к Амелии. А потом поеду на прогулку и возьму Джорджа. Ему нужно освоиться на новом месте.

— Пойду с вами, — решил Джон и тоже встал.

Я посмотрела на мужа, но тот упорно уставился в тарелку. Что тут творится?

Амелия все еще не очнулась. Я подошла к кровати, оттолкнула Томаса, нагнулась и, схватив Амелию за плечи, принялась трясти.

— Что вы делаете?! Немедленно прекратите, вы сделаете ей больно!

Но я продолжала трясти Амелию. Потом легонько похлопала по щекам. К моему невероятному облегчению, она открыла глаза и непонимающе воззрилась на меня:

— Энди?

— Да, Амелия. Со мной Томас и Джон. Проснитесь. Давно пора очнуться.

Глаза Амелии немного просветлели. Я помогла ей сесть.

— Что случилось? Почему вы все собрались? Который час?

— Вы проспали… если это так можно назвать… больше трех часов. Уже два.

Томас отодвинул меня в сторону и положил ладонь на лоб жены.

— Болит голова, дорогая? У меня осталась микстура, которую ты давала мне. Как хорошо она помогла в прошлый вторник!

— Нет, Томас, я прекрасно себя чувствую.

— Помните, Амелия, что было, когда мы вышли из Черной комнаты?

— Разумеется.

— Мы шли по коридору западного крыла, когда вы вдруг остановились у приоткрытой двери. Сказали что-то насчет того, как это странно, и вошли в комнату. А потом?

Она долго молчала. Меня затрясло от страха и леденящего холода. Боже, что же произошло в той пустой комнате?

— Мы говорили о моем отце, — наконец произнесла она, — призраках и сверхъестественных явлениях, и далее… — Она заломила руки. Томас погладил ее по плечу и обнял, но Амелия отстранилась. — Нет, все остальное покрыто мраком, Энди. Больше ничего не было.

Я набрала в грудь воздуха и отважилась:

— Это совершенно необъяснимо — Амелия все забыла. Думаю, это работа призрака.

— Вздор! — воскликнул Джон. Первое слово, которое мы услышали от него после нашего появления в спальне.

— Вы не знаете, о чем говорите, Джон! Вас там не было!

— Я живу здесь с двенадцати лет и никогда не видел, не слышал и не чувствовал присутствия того, что хотя бы отдаленно напоминало привидение. Не забивайте чепухой свою и наши головы.

— Прекрасно! Как же вы объясните случившееся с Амелией?

— Не могу объяснить, но это не значит, что правдоподобного истолкования не существует.

Я повернулась к Амелии, приникшей к Томасу. Тот нежно гладил ее по голове.

— Думаю, Амелия, вы должны написать отцу. Пусть приедет и найдет духа, заманившего вас в эту комнату. Как по-вашему, он согласится?

— Конечно! Я немедленно отправлю письмо, и он в два счета примчится.

— Но послушайте, Энди, — начал Томас, — ведь вы ничего не знаете наверняка. Разумеется, здесь есть призраки, как в любом старом доме, но наши до сих пор ничем не выдавали своего присутствия. И если даже это проделки духа, он не сделал Амелии ничего дурного, просто усыпил. А ей нужно было отдохнуть, после того как она так утомилась прошлой ночью.

— Почему же она так утомилась? Томас вспыхнул, и я, вспомнив беседу за завтраком, ответила:

— Не важно. Амелия, с вами бывало что-либо подобное после того, как вы поселились в Девбридж-Мэноре?

— Нет, — протянула она, — но, видите ли, Энди, я не ведаю, что случилось и случилось ли вообще. Может, мне внезапно захотелось прилечь?

— На полу в пустой комнате? Выслушайте же меня! Кто в состоянии поручиться, что это не повторится? Что, если в следующий раз она не просто ляжет и заснет? Что, если не проснется? Мы должны разгадать эту загадку.

— Мне все это не нравится, — вмешался Джон. — Не нравится это происшествие и не нравится, что во всем винят какого-то древнего духа.

— В таком случае никто не мешает вам заняться расследованием, Джон, — отпарировала я. — Если вы ограничитесь лишь критикой наших действий, то от вас будет мало пользы.

— Я подумаю, — неприязненно буркнул он. — О черт! — Он протянул руку. — Пойдемте, пора прокатиться на Малютке Бесс. Я покажу вам окрестности.

— Амелия, — наказала я перед уходом, — мне не хочется, чтобы вы оставались одна. Хорошо?

— Ладно, — прошептала она, и я только сейчас поняла, как напугана бедняжка. Мне было ее жаль, но, может, все к лучшему? Страх заставит ее быть осторожнее.

— Не забудьте написать отцу.

Когда мы покидали спальню, Томас что-то возмущенно бормотал.

— Не обращайте на него внимания, — с иронией бросил Джон. — Он жаждет быть центром вселенной для Амелии и не хочет, чтобы кто-то или что-то отвлекало жену от его персоны.

Мы уже почти добрались до конюшни, когда я вспомнила, что забыла Джорджа и не успела переодеться в амазонку.

— Я подожду вас, — пообещал Джон и зашагал к конюшне.

Но вышло так, что я поехала одна. Суонсон, не в силах выносить воплей новорожденных, попросил мать приглядеть за малышами, а сам сбежал в Девбридж-Мэнор, чтобы погрузиться в тонкости ведения хозяйства. Джона призвали к дяде и управляющему. Но мы с Джорджем чудесно провели время, хотя не стали забираться слишком далеко, чтобы не заблудиться. Я остановила лошадь у маленькой речки неподалеку от дома. Джордж стал лакать воду, а я любовалась неярким светом, пробивавшимся сквозь ветки плакучих ив, росших по берегу. Прекрасное место! Такое мирное! Здесь я буду счастлива. Как только отец Амелии избавит нас от призрака, все будет хорошо. Но я совсем забыла про решетки! Нужно спросить мужа. Разумеется, окажется, что все это пустяки.

Всю обратную дорогу я проделала с Джорджем на руках и при этом беззаботно насвистывала.

Глава 13

Когда мы вернулись в дом, Джордж настоял на том, чтобы подняться по лестнице самостоятельно, как бы трудно это ни было. Бедняга высунул язык и тяжело дышал, к тому времени как мы оказались на верхней площадке. По пути нам встретились лакей и две горничные. Я поздоровалась с ними, осведомилась, как их зовут, представила Джорджу и велела слугам следить, чтобы он не заблудился.

25
{"b":"5735","o":1}