ЛитМир - Электронная Библиотека

И тут впервые я задалась вопросом: уж не привиделась ли мне старуха? Возможно, это действительно всего лишь кошмарный сон, вызванный падением или ощущением того неумолимого зла, которое царило в Черной комнате? Но как же тогда объяснить тот случай с Амелией?

Я почувствовала, как невероятная усталость охватывает меня. Больше мне нечего было сказать. Отвернувшись от всех, я побрела в Синюю комнату. Джордж побежал за мной.

— Это только ее первый день здесь, — буркнул мне вслед Томас. — Представляю, что будет на второй! Страшно подумать!

Мне было куда страшнее, чем ему. Но я закрыла за собой дверь спальни, помедлила и повернула ключ. Если старуха все же вернется, значит, она либо плод моего бреда наяву, либо в самом деле привидение. Ни то ни другое меня не устраивало.

К собственному удивлению, я почти мгновенно уснула, однако Джордж ухитрился и тут опередить меня. Закрывая глаза, я слышала его храп.

Утром моей первой мыслью было: нет, я ничего не выдумала. И даже если придется сделать это самой, я обыщу каждый угол Девбридж-Мэнора и найду следы той негодной старухи, которая сумела так напугать меня.

Войдя в утреннюю столовую и встретив устремленные на меня взгляды, я решила сменить тактику, одарила каждого широкой улыбкой и покаянно пробормотала:

— Вы все были так добры. Даже не подумали упрекнуть меня, когда мое воображение сорвалось с цепи и я устроила этот спектакль посреди ночи. Умоляю простить меня. Спасибо за терпение и такт. Я бы съела немного яичницы.

Захватив с собой тарелку, я направилась к буфету. Выбрала три поджаристых куска бекона для Джорджа и маленькую копченую рыбку. Неудивительно, что беседа сегодня не клеилась, однако я продолжала излучать юмор, учтивость, улыбки и не затрагивала тем, более серьезных, чем прекрасная погода, столь необычная для ноября.

Убедившись, что я пока вполне нормальна, остальные вздохнули с облегчением и снова стали самими собой.

После завтрака я переоделась в амазонку и вместе с Джорджем отправилась на конюшню. Небо затянуло тучами, повеяло холодом — видно, прекрасная погода существовала исключительно в моем воображении. Но Брантли заверил меня, что дождь пойдет только к концу дня. И поскольку я полагала, что он — сошедший на землю Моисей, то свято поверила каждому его слову.

Ракер оседлал Малютку Бесс и вручил мне поводья. Я потрепала кобылку по блестящий холке:

— Ты просто неотразима, знаешь это? Джордж залился лаем, и я попросила Ракера дать его мне.

— Пробежится позже. А сейчас пусть немного проедется.

Прежде чем пришпорить Малютку Бесс, я с легкой завистью оглянулась на Буйного и наказала Ракеру:

— Если кто-то спросит, где я, передайте, что поехала в деревню, побродить по лавкам.

Но на самом деле мы трое, Джордж, Малютка Бесс и я, поскакали к узкой речке, которая текла на запад. Мы с Джорджем уселись под раскидистой ивой.

— Джордж, — прошептала я, — мне вполне могла привидеться та уродливая старуха. Вряд ли, конечно, но и эту возможность нельзя отмести.

Джордж повернулся и вопросительно склонил голову набок.

— С другой стороны, уж ты никак не мог ее вообразить. Я видела, как ты смотрел на нее и лаял что было мочи. И был напуган едва ли не больше меня, хотя рвался вцепиться ей в глотку, не так ли, мой маленький герой?

Джордж тихо тявкнул. Я погладила его, а он наслаждался моими ласками и слегка дрожал, потому что очень любил, когда его чесали там, куда он сам не мог дотянуться.

— Может, ты скажешь, что злобному духу вряд ли по силам вернуть кинжал в коллекцию Джона так быстро и осторожно, что тот ничего не заподозрил?

Джордж снова тявкнул — вероятно, при звуке имени Джона.

— Но знаешь, Джордж, нужно учитывать, что мы встретились с двумя совершенно различными явлениями. В этой злосчастной Черной комнате обитает нечто ужасное, пугающее меня до смерти, но я никак не пойму, что это такое. А старуха… Не слишком похожа она на призрак. Даже если я потеряла голову и придумала ее, ты ничего не сочинил. Нет, она реальна, она существует, она здесь!

Кроме того, не нужно забывать о том, что стряслось е Амелией. Но об этом мы подумаем, когда вернемся в дом, хотя я не уверена, что хочу туда вернуться. Кто-то пытался либо убить меня, либо выдворить отсюда. Я должна за все платить. Что это значит? Кто и почему сказал это, Джордж?

Но Джордж молчал. Я прижала его к себе. Он терпел мои объятия несколько секунд, потом вывернулся и помчался за фазаном, который только что пулей вылетел из зарослей. В конце концов мне удалось поймать его и снова отправиться в путь. Я не добралась до деревушки Девбридж-на-Эштоне. Глупо бегать по лавкам, когда кто-то пытается прикончить тебя среди ночи мавританским клинком. Я направила стопы свои к Девбридж-Мэнору, твердо зная, что буду делать.

Позже я стояла в центре пустой комнаты, где накануне заснула Амелия. Два узких окна, не прикрытых шторами, выходили на крыльцо дома. Если посмотреть в правое — увидишь конюшни, из левого можно узреть рощу.

Пол был старательно натерт: Ни одного предмета мебели. Соседние помещения представляли собой спальни или небольшие салоны, все очень мило обставленные. Только эта была полностью заброшена. Я ничего не почувствовала, стоя здесь, совсем ничего. Но какая же сила хлопнула дверью у меня перед носом? Только не та старуха, которая выкрала у Джона нож.

Я привела с собой Джорджа. Он все обнюхал, но, очевидно, тоже не ощутил ничего необычного. Во всяком случае, волосы наши не встали дыбом.

Оказавшись в Синей комнате, я заперла дверь. Это комната несчастной Кэролайн. Она вылезла в широкое окно и прошла по карнизу в соседние покои, откуда перешла в северную башню, чтобы броситься на землю с балкона.

Вчерашняя старуха… не могла ли и она воспользоваться тем же маршрутом и, выбравшись из окна, спрыгнуть в другую комнату? Томас рассказывал о призраке женщины, который видел всего несколько мгновений. Был ли это дух Кэролайн? Но почему она захотела сюда вернуться? В эту комнату? Может, именно из-за нее слуги считали, что тут водятся привидения? А вдруг Кэролайн обитает в этой пустой каморке?

Я разыскивала экономку, миссис Редбрист, целую вечность. И нашла в ее очаровательных покоях в восточном крыле. Если она была удивлена или расстроена моим появлением, то ничем этого не выказала. Наоборот, пригласила меня в прелестную гостиную, обставленную старинной мебелью. В камине уютно потрескивал огонь. Задернутые шторы не пропускали холодный осенний воздух. Ливень, казалось, мог начаться в любую минуту, но, когда я упомянула об этом, миссис Редбрист покачала головой, улыбнулась и заверила, что, по словам мистера Брантли, это произойдет не ранее трех часов.

— Чашечку чаю, миледи?

Я с радостью согласилась, похвалила великолепный индийский чай и попросила провести меня по всему дому, потому что сама я непременно заблужусь. Недаром дед утверждал, что при необходимости я могу лгать куда лучше, чем проклятые слизняки виги, известные пролазы. Я с пятнадцати лет управляла всеми домами дедушки, включая Дирфилд-Холл, в котором было куда больше спален, не говоря уж о бальной зале размером с целый квартал. Сначала я делала кучу промахов, но уже к восемнадцати годам вполне свободно обсуждала починку старого корыта, которое следовало бы оковать медными полосами, с дворецким и кузнецом или способ приготовления говяжьего филе по-французски — с поваром.

Я стала расспрашивать экономку о родных и узнала, что она родом из Хилдон-Дейла, а ее семья живет в Йоркшире еще со времен набегов викингов, которые высаживались на берег, чтобы грабить, насиловать и… и оседать на незнакомых землях. Вполне возможно, что их разбойничья кровь течет в ее жилах и жилах ее предков.

Я подвигалась медленно, не спеша, подводя ее к предмету, о котором хотела поговорить. Попросив налить еще чая, я спросила:

— Скажите, миссис Редбрист, вы когда-нибудь встречались с чем-то необычным в Синей комнате? Возможно, неприятным?

31
{"b":"5735","o":1}