ЛитМир - Электронная Библиотека

Всего на долю секунды, но этого оказалось достаточно, чтобы Лоренс успел выхватить из-под плаща кинжал и одним гибким движением швырнул в отца. Кинжал вонзился прямо в раненое плечо. Отец вскрикнул.

Наемники вскочили и стали надвигаться на Джона.

— Стойте, черт побери, или я буду стрелять!

Они не остановились.

Я спустила курок.

Глава 31

К сожалению, я не пристрелила его. Моя рука дернулась от волнения и злости, и пуля попала в бедро. Граф заорал, упал на колени и повалился на бок.

Но Джон уже был свободен. Не успели враги наброситься на него, как я увидела солдата в действии. Он в мгновение ока избавил их от оружия и со зловещим спокойствием предупредил:

— У меня две пули, джентльмены. Один из вас избежит смерти, но кто именно? Кто хочет рискнуть? Ну же, не будьте трусами, сделайте что-нибудь! Взгляните на того, кто хотел вашими руками расправиться с невинными людьми! Больше он вам не поможет. Будет валяться здесь, пока его нога не сгниет, а сам он не отправится в ад, где ему самое место. Ну как? Не хотите потягаться со мной?

Они переглянулись и затем очень медленно отступили и по команде Джона завели руки назад.

Я подбежала к отцу. Он потерял сознание. Кинжал по-прежнему торчал из раны. Господи, сколько крови!

Я зажмурилась, пытаясь взять себя в руки.

— Ну нет, черт побери, ты так просто не умрешь, да еще у меня на руках!

Я сбросила плащ, сняла сорочку, разорвала ее на широкие ленты и, затаив дыхание, вытащила клинок. До сих пор не пойму, как меня не вырвало от одного запаха дымящейся багряной жидкости. Бедный отец, какие страдания он выносит!

— Прости, — прошептала я, — прости. Но теперь все будет хорошо.

Я изо всех сил нажала на рану. Отец застонал, но его рука легла на мою. Значит, понял.

— Ты будешь жить, — пообещала я. — Будешь.

— Да, — прошептал он, полыхнув голубыми глазами. — Я должен.

Он снова опустил веки, рука бессильно повисла. Наверное, лишился чувств. Вот и хорошо, по крайней мере боли не почувствует.

— Продолжай давить, Энди. Нужно остановить кровотечение, — велел Джон, но тут же оттолкнул меня. — Твоих сил недостаточно. Лучше держи под прицелом остальных негодяев.

Я отошла на несколько шагов, взглянула на мужа, все еще валявшегося в глубоком обмороке. Кровь по-прежнему заливала его бедро, образуя лужицу на полу.

Я подстрелила его. Может, он умрет?

Странно, но я не чувствовала ни страха, ни раскаяния, ни угрызений совести. Он убийца. Наверное, я не хотела бы носить на себе такое же клеймо. Однако не сделала ни малейшей попытки перетянуть рану. Кроме того, нужно следить за наемниками!

Один из них пошевелился. Я подошла и что было сил ударила его по голове рукояткой пистолета. В этот момент я услышала какой-то шум, но оказалась недостаточно проворной. Лоренс умудрился встать на колени. В руках у него появился пистолет. Еще один! Да что у них, целый арсенал? Ничего не скажешь, запасливые мерзавцы!

Меня спас Джордж. Он ощерился и с рычанием прыгнул на Лоренса. Я прицелилась.

Все произошло очень быстро. Флинт кубарем покатился мне в ноги, Джордж напал на Лоренса, а Джон без колебаний поднял кинжал, которым его дядя ранил моего отца, и послал клинок прямо в горло Лоренса таким молниеносным жестом, что я толком ничего не успела разглядеть. На лице Лоренса отразилось неподдельное удивление. Он хотел сказать что-то, но не смог. Только уронил пистолет и попытался схватиться обеими руками за кинжал в бесплодной попытке его вытащить.

Послышалось омерзительное бульканье. Изо рта Лоренса хлынул поток черной жидкости. Он взглянул на отца, и ужасный гнев исказил его черты. Но было поздно. Он рухнул на пол. Джордж стоял над ним, заливаясь торжествующим лаем.

Так мой муж и умер, полный злобы и ненависти.

Флинт с воплем ярости дернул меня за ногу и умудрился повалить. Я сильно ушиблась, но тут же пришла в себя и хладнокровно предупредила:

— Прочь от меня, Флинт, или будет хуже!

Но, на свое горе, лакей не послушался. У него, кажется, руки чесались сдавить мое горло. Флинт окончательно потерял голову и словно обезумел.

— Проклятая стерва! Я придушу тебя! Ты убила хозяина! Я сверну твою тощую шею!

Я будто сквозь туман услышала крик Джона, успела увидеть, как он метнулся ко мне, но отчего-то ясно поняла, что, если сама не успею ничего сделать, будет слишком поздно. Я вовремя собралась с мыслями и, сообразив, что делать, второй раз за этот вечер спустила курок. Пуля попала негодяю прямо в сердце.

Клешни Флинта медленно разжались. Он упал, глухо ударившись затылком о деревянные доски.

Воцарилась мертвая тишина. Джон подбежал к Флинту и, присмотревшись, воскликнул:

— Иисусе, ну и напугала ты меня! Все, Энди, ему конец! Ты сумела сделать это! Сумела!

Джордж вопросительно тявкнул и принялся с бешеной скоростью вилять хвостиком. И неожиданно прыгнул на Джона, оторвавшись от земли на целый фут. Джон поймал его и принялся гладить.

— Все хорошо, Джордж, все хорошо, старина. Успокойся. Ты молодец. Спас всех нас. Только не обмочи меня от радости. Понял? Вот и умница.

Он отнес Джорджа мне и, встав на колени, спросил:

— Как ты, любимая? Все в порядке?

Я медленно кивнула, все еще не в силах опомниться. Настоящая бойня! В воздухе висел густой запах крови. Отец, очевидно, очнувшись, застонал и что-то прошептал.

Джон торопливо поцеловал меня в губы, погладил по щеке и поднялся.

— Сейчас снова перевяжу твоего отца. Нужно как можно скорее добраться до дома и послать за доктором Баулдером. Ты героиня, Энди. В жизни не видел такой храброй женщины. Но все-таки сомневаюсь, чтобы ты любила меня больше, чем я тебя.

Отец снова застонал. Джон уселся и принялся туго стягивать рану полосками ткани.

— Не волнуйся, — сказал он мне, не поднимая глаз, — я прослужил в армии шесть лет и приобрел немалый опыт.

Я с трудом встала и схватилась за последний пистолет. У нас всего одна пуля, но и этого вполне достаточно. Этим двоим наверняка безразлична судьба хозяина, не то что Флинту. Им лишь бы ноги унести.

Я глубоко вздохнула. Все мы живы. И каким бы дурным человеком ни был мой отец, не хочу, чтобы он умер.

В этот момент я молилась, молилась всем сердцем, чтобы он выжил.

Мой отец выжил.

Хотя поминутно терял сознание или забывался глубоким наркотическим сном. Доктор Баулдер остался в доме и неусыпно заботился о больном.

Ракер отвез Фрисона и его сообщника в местную тюрьму и по дороге не слишком с ними церемонился. Из всех событий последующих дней я запомнила, как Джон прижимал меня к себе, касаясь губами волос. Как Томас и плачущая Амелия бросились в объятия друг друга, громко изливая ужас и скорбь. Помню, как что-то ела в кабинете у огня и Джон сидел рядом.

А потом, непонятно по какой причине, все померкло и исчезло. Я пыталась открыть глаза, что-то сказать, но не могла. Что же со мной творится?

— Слишком много ей пришлось перенести, — уловила я слова Джона и поняла, что он куда-то несет меня. — Силы иссякли.

Я сознавала, что вокруг люди, слышала голоса — очень тихие, как обычно у постели больного. Кто тут болен? Я? Неизвестно.

Я понимала только, что ушла в себя и никто и ничто не может вернуть меня к жизни.

Спала и видела сны.

Мне снился Питер, снилось, что он держит меня за руку, целует в щеку, просит очнуться, уговаривает, что до Рождества осталось всего четыре дня и с моей стороны просто грубо и негостеприимно даже не поздороваться с ним. И где его подарок? Неужели не купила?

Чаще всего рядом оказывалась моя дорогая мисс Крислок. Это она поддерживала мою голову, умоляя выпить лекарство, после которого я обычно погружалась в глубокий сон. Миссис Редбрист кормила меня душистым куриным бульоном, и я послушно глотала ложку за ложкой. И слышала, как она радуется, что мне повезло и я могу есть, иначе просто могла бы умереть от истощения. Мне хотелось заверить, что бульон ужасно вкусный и так чудесно согревает живот, что я обязательно пойду на поправку.

63
{"b":"5735","o":1}