ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дамс Хельмут Гюнтер

Франсиско Франко (Солдат и глава государства)

{1}Так обозначены ссылки на примечания. Примечания в конце текста книги.

Генералиссимус Франко в исторической ретроспективе: либеральный диктатор или консервативный реформатор?

Один из самых знаменитых британских политиков XX века сэр Уинстон Черчилль как-то раз, упомянув Франко, назвал его "тираном с ограниченными взглядами". Именно такой образ Франсиско Франко - кровавого диктатора и солдафона - преобладал в литературе о нем еще при жизни каудильо. Славословие официальной франкистский прессы, сравнивавшей главу государства с императором Карлом V, Цезарем, Наполеоном, Александром Македонским, заявлявшей о том, что Франко - "моральный вождь антикоммунистической Европы", "поборник свободы, защитник христианского Запада, гордость расы, гений из гениев", лишь еще больше подчеркивало кажущуюся справедливость этой нелицеприятной оценки.

Все отзывы о Франко его современников неизбежно носили конъюнктурный характер. Ничего удивительного в этом нет. Франко был слишком заметной и влиятельной фигурой на европейской политической сцене, слишком во многом оказался замешан в разные периоды своей жизни, для того чтобы избежать подчас весьма откровенных оценок как своих сторонников, так и своих противников. Левые не могли простить Франко организации мятежа 1936 года, переросшего в затяжную и жестокую гражданскую войну, унесшую миллион жизней, повлекшую низвержение республики и установление диктатуры; "фалангисты" возмущались тем, что каудильо открыто заигрывал с католической церковью и вернул Испанию в лоно монархии: германские нацисты и итальянские фашисты обвиняли генералиссимуса в неблагодарности за то, что он не оказал должной помощи фюреру и дуче в годы второй мировой войны и даже подозревали его в откровенной трусости. "Франко, - писал в своих дневниках Геббельс, это явно пуганая ворона. Он очень пыжится, когда случай представляется ему благоприятным; но когда возможность ускользает, он снова становится робким и трусливым"{1}.

Традиция изображать Франко расчетливым и жестоким диктатором, лицемерным и изворотливым политиком, по понятным причинам, более всего была характерна для работ советских исследователей. На протяжении десятков лет, по сути, единственной доступной массовому российскому читателю литературой об Испании "эпохи Франко" были многочисленные сборники воспоминаний воинов-интернационалистов, сражавшихся во время гражданской войны 1936-1939 годов на стороне республиканцев против так называемых "националистов" (так именовали себя участники военно-фашистского мятежа, который возглавил генерал Франсиско Франко){2}.

В трудах об Испании общего характера, опубликованных в СССР, их авторы, как правило, не пытались глубоко и всесторонне описать жизнь и деятельность Франко. Преимущественно они ограничивались лишь внешними характеристиками генерала как "способного и коварного политического деятеля", ставленника правящих классов Испании, педантичного олицетворения власти военщины, поддержанной "самыми черными силами реакции"{3}.

В исследованиях, претендовавших на более подробное рассмотрение отдельных аспектов испанской истории во времена франкистской диктатуры, при всем богатстве фактического материала идеологические установки тем не менее оставались неизменными{4}.

Лишь в последнее десятилетие появились сочинения, в которых отечественные историки попытались ответить на вопрос: "Так каким же он был, последний диктатор в Западной Европе, почти 40 лет правивший Испанией?"{5}.

Постепенно, освобождаясь от идеологической зашоренности, российские исследователи сумели дать более взвешенную оценку режиму, установленному генералиссимусом Франко в Испании в 1939 году и благополучно просуществовавшему в стране (хотя и не без ряда важных модификаций) вплоть до смерти каудильо, последовавшей 20 ноября 1975 года.

Верно заметил П. Ю. Рахшмир: "Во франкистской Испании традиционная элита оказалась намного сильнее фашистской партии - фаланги.

Сам Франко был ближе к традиционному типу военного диктатора, чем к тоталитарному вождю. Там (в Испании. - А. Е.) тоталитарный режим фактически не сформировался, дальше авторитаризма с фашистскими чертами дело не пошло, что облегчило эволюционный переход к парламентской демократии"{6}.

У истоков современной Испании со всеми его достоинствами и недостатками, вне зависимости от того, какие чувства он вызывает, находился Франко, ибо в "период с 1939-го по 1947 год... Испания была в государственно-правовом отношении неясно определенной диктатурой во главе с генералом Франко"{7}.

Во всяком случае, сам каудильо еще в начале 60-х годов отзывался о режиме, создателем которого он был, как о преобразившем Испанию в течение последних 25 лет"{8}. У него были веские основания для этой, прямо скажем, достаточно лестной самооценки.

В те годы, когда он находился у власти, был сделан решительный шаг к модернизации испанской экономики, и уже "в начале 70-х годов Испания заняла пятое месте в Западной Европе по объему промышленного производства". За десяток лет перед тем генералиссимус распорядился соорудить мемориальный комплекс в "Долине павших", где был перезахоронен прах "победителей" и "побежденных" в гражданской войне 1936-1939 годов. Это должно было, по его мнению, символизировать примирение "двух Испании", на которые раскололось испанское общество во второй половине 30-х годов{9}. А еще двенадцатью годами раньше, в результате плебисцита, или, как выражался сам Франко, "прямой консультации с нацией", генералиссимус пришел к мысли о необходимости официально восстановить монархию. Кандидатом в короли стал внук умершего в изгнании Альфонса XIII - Хуан Карлос. "Сам прагматик, Франко большое значение придавал практическому воспитанию будущего монарха. Хуану Карлосу вменялось в обязанность регулярно посещать различные министерства и ведомства для обретения опыта государственного мужа..."{10} После смерти диктатора именно его назначенцу Хуану Карлосу выпала честь осуществить переход от авторитарной системы Франко к демократии. Так что, как это ни парадоксально звучит, без Франко был бы вряд ли возможен тот политический консенсус, который характерен для Испании сегодняшнего дня.

Разумеется, при всем многообразии оценок, переоценке подлежит далеко не все из "наследия Франко". На том основании, что он был яростным антикоммунистом, его никак нельзя считать демократом, равно как и наличие представительных органов власти в "эпоху Франко" вовсе не означало того, что в Испании отсутствовал диктаторский режим, Каудильо, безусловно, был диктатором, но диктатором достаточно дальновидным для того, чтобы своевременно перестроиться, провести реформы, продиктованные самой жизнью, пойти на некоторую либерализацию авторитарного по своей сути режима.

Испания времен Франко, как и сам генералиссимус Франко, давно уже стала частью истории, а историки еще раз получили возможность обратиться к изучению трагического опыта, который приобрела в годы франкистской диктатуры страна на Пиренейском полуострове. Это важно хотя бы лишь для того, чтобы не пережить ничего подобного вновь на практике.

А. А. Егоров

Моему другу д-ру Хосе Артигасу

1
{"b":"57378","o":1}