ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я тебя выдумала
Крокодилий сторож
Lykke. В поисках секретов самых счастливых людей
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Из ниоткуда. Автобиография
Лестница в небо. Краткая версия
Сестры из Версаля. Любовницы короля
Lagom. Секрет шведского благополучия
Коллаборация. Как перейти от соперничества к сотрудничеству
Содержание  
A
A

— Погуляй, сержант, — тихо сказал Паук, не сводя глаз с Моченого. — Зашхерь волыну и потопчи тут. Чтоб тишина. Ко мне кореша с курорта приканали.

Милиционер послушно спрятал пистолет и быстро исчез, будто его и не было.

— Ну, здравствуй, Глеб. — Паук шагнул навстречу Моченому и протянул руку.

— Моченый я. — Пахан остался на месте и сунул руки в карманы.

Гнида снова раскрыл рот. Опять затрещала молния и грянул гром.

— Понимаю, — тихо сказал Паук и замолчал.

Они стояли и смотрели друг на друга. Разные и одновременно похожие, как две капли дождя.

— Ты зачел! приехал? — Паук тоже засунул в карманы татуированные руки.

— Жить, — отозвался Моченый.

— И как будешь?

— Не так, как ты.

— Не понял.

— Как вору положено жить буду. По понятиям. — Моченый посмотрел на лимузин, пробежал глазами по костюму Паука и ботинкам. Пригляделся и добавил: — Оленья кожа. Из оленей ботинки носишь. Забыл ты все…— Он подумал и вычеркнул вора в законе из списка корешей. Всего одним коротким словом. Как отрезав: — Вова.

Моченый развернулся на одной ноге и вышел из-под зонта в дождь. Далеко вперед отставляя костыль он, не оглядываясь, направился к стоянке такси. Гнида двинулся вслед за ним.

— Санек, — тихо окликнули его сзади.

Гнида остановился и уже привычно, в третий раз, открыл рот от удивления. Услыхать от Паука «Санек» было все равно что сходить в гости к министру внутренних дел. Гнида развернулся и послушно подошел. Паук быстро заговорил:

— Валю я, Санек. Накрепко. К крестнику валю. — Он махнул рукой в сторону лимузина. Тонированное стекло медленно поползло вниз. Из салона выглянул совершенно черный негр. Добродушная улыбка на все тридцать с небольшим белых зуба никак не вязалась с образом кореша Паука. — Мишка-Донор это. Не слыхал?

— Нет, — честно ответил Гнида.

— Так вот. Я здесь уже два года не пасусь. Засветился случаем, по своим раскладам. В городе я не в законе. Если что, мне за вас мазу не подержать. Вот, прими, — он достал из кармана пухлый пакет и протянул Гниде, — здесь овес, мальчик и адресок. На первое время хватит. Хата чистая. Ему будет в кайф, — Паук кивнул вслед Моченому. — Паси его грубо. Канай.

Паук сел в машину с негром и уехал в сторону взлетной полосы. Гнида постоял еще с минуту, потом закрыл рот и побежал догонять пахана.

Глава 11

«ПОНТЫ ЧЕМОДАНАМИ»

Центр политической жизни сползал к северу. Бандитский Питер принимал гостей. Вообще-то он всегда их принимал, но на этот раз гости были особые. Редкие. Ждали японцев. Они прилетали последними. Дождливым понедельником местная братва встречала в аэропорту представителей якудзы.

У каждого свой сходняк. Точнее — саммит. Слет мировой криминальной общественности был назначен на конец месяца. Таинственных азиатов не хватало для кворума. На этом бандитском симпозиуме лихие пацаны собирались острым ножиком поделить глобус, как арбуз, на ровные дольки. После приезда япошек можно было смело начинать резать, насиловать, убивать и гнать наркоту в строго отведенных для этого местах.

Рейс из Страны восходящего солнца задерживался. По Пулково-2 вальяжно бродили трое. Как положено, две шестерки и хозяин — Бурков Александр Яковлевич. Он же Бай. Как президент концерна «Буллит» он возглавлял несколько международных, типа, туристических агентств. В аэропорту господина Буркова знали и чтили за щедрость и широту души.

Коллеги по работе тоже испытывали к нему уважение. После крайней ходки он вернулся с зоны победителем. Вооруженное нападение на воинскую часть среди друзей было высоко оценено. Мало кто решился бы наехать впятером на мотострелковый батальон. Это было все равно что отпрессовать гаишников и потребовать часть прибыли на «подогрев братвы». Поэтому по возвращении «законный братан» Бай получил от организованной группы товарищей машину, квартиру, людишек и ответственный участок работы в сфере туризма и внешних связей.

С ним прохаживались Краб и Ахмет. Последний, несмотря на безукоризненный прикид от Гуччи, важных постов не занимал. Костюм ему дали поносить на время. За то, что был узкоглаз в силу узбекского происхождения бабушки и кривоног от рождения. По расчетам аналитиков фирмы, его присутствие должно было создать непринужденную атмосферу для якудзы, облегчив адаптацию в центре европейской культуры. Проще говоря, он должен был косить под своего.

За огромными стеклами зала ожидания бродили тучи. Надвигался грозовой фронт. Бай с осуждением посмотрел на небо. Его предложение разогнать к приезду высоких гостей облака поддержки не встретило. Круть крутью, но лишний раз афишировать возможности фирмы сочли нецелесообразным.

Горизонт стад иссиня-черным. В районе Пулковских высот в землю вонзилась кривая стрела молнии. От грома здание аэропорта неуклюже подпрыгнуло, встряхивая полусонное болото ожидания. Табло, будто по сигналу, озарилось желтыми огнями надписей. Ожил громкоговоритель и обрызгал зал мешаниной из восьми иностранных объявлений. Как всегда по-русски пояснить, в чем суть, забыли. Бай посмотрел на сопровождающих его людей, но перевода не дождался.

Еще одна молния сверкнула на фоне темноты грозовой завесы, и грянул ливень. Суета в аэропорту усилилась. Из-под кромки туч вылетели несколько самолетов и закружили под струями дождя, стремясь поскорее приземлиться.

По кивку господина Буркова Краб просунул голову в окно справочной службы. Пожилая взволнованная тетушка что-то тараторила в телефонную трубку, одновременно лихорадочно терзая клавиатуру компьютера.

— Зайка, — Краб легонько постучал по стеклу, — что там с япошками?

Женщина на мгновение прервалась и, пытаясь выдать напряженный оскал за вежливую улыбку, ответила:

— Ой, сейчас такая неразбериха! Будем принимать одновременно внутренние рейсы и зарубеж!

Этот день службы аэропорта вспоминают с душевным содроганием до сих пор. Самолеты садились один за другим. Автобусов не хватало. Ливень накрыл полосу и терминалы под раскаты грома. Молнии, не переставая, вонзались в землю, насмерть перепугав нервный интуристовский контингент. Жуткая неуправляемая толпа хлынула в здание, сметая таможню. Бежали отдыхающие с анталийского «Ил-62» и командировочные с московской «тушки». Мурманский рейс выплеснул делегацию Рыбфлота, панически пьяную в дым. За ними, мокрые и дрожащие, прискакали пассажиры шведского «боинга» и секта хаббардистов из Болгарии. Столпотворение нарастало, приближаясь к панике, грозящей национальными конфликтами. А самолеты все прибывали, спасаясь от грозы.

Братки, поначалу впав в непонятки, сориентировались быстро. Они спокойно забрались на игровые автоматы местной системы «Джек-пот» и, усевшись поудобней, восхищенно наблюдали растущий дурдом. Ахмет успел разжиться жетонами. Периодически он отвлекался от созерцания неразберихи и жал ногой на педаль автомата. Тот возмущенно жужжал в ответ, крутил своим красочным лохотроном, но денег не давал. Менеджер при «одноруких бандитах» с двурукими решил не связываться и скрылся в подсобке.

— Во, Джапан!!! — неожиданно завопил Краб, тыкая пальцем в сторону табло. — Приехали, самураи!

— Секи делегатов! — коротко скомандовал Бай, впившись глазами в сторону выхода. — Где табличка?

Ахмет очередной раз надавил на рычаг «бандита». Внутренности автомата загремели, но денег не обломилось.

— У меня, — он с разочарованным видом полез в карман пиджака, — думаешь, они ее разглядят?

Табличка была небольшая. Замысловатая вязь иероглифов складывалась в фигуру, похожую на рогатую лошадь. Ахмет расправил бумагу и поднял вверх руки.

— Ну ты даешь! — Бай отпихнул каблуком осмелевшего в подсобке менеджера, что-то бубнящего снизу незваным седокам «Джек-пота». — Это ж якудза! Они как ниндзя, блин!

В потоке мокрых пассажиров мельтешили три негра, пяток арабов и сорок шесть армян из Челябинска, прилетевших на свадьбу к Арамчику из Купчино. Японцев не наблюдалось категорически. Крабу стало скучно, и он поковырял пальцем заднюю стенку соседнего аппарата. Там, где заканчивался нижний полюс спины Ахмеда, блестела мелкая сетка вентиляции. Оттуда явственно тянуло табаком.

23
{"b":"574","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Птице Феникс нужна неделя
Мне снова 15…
Если это судьба
Шепот в темноте
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Исповедь волка с Уолл-стрит. История легендарного трейдера
Вероломная обольстительница
Книга рецептов стихийного мага